Реклама

Эвальдт Гильдебертович Руфф, директор крестьянского хозяйства «РЭГТайм» и депутат Успенского районного маслихата, имеет удивительную графу в своей профессиональной деятельности – ему посчастливилось поработать с легендарным Яковом Герингом, организатором сельскохозяйственного производства в Казахской ССР и обладателем одного из высших званий во времена СССР – Героя социалистического труда. Имя Геринга и сегодня нередко упоминается в контексте достижений немцев Казахстана и навечно вписано в историю страны. На страницах немецкой газеты «Deutsche Allgemeine Zeitung» Эвальдт Руфф делится своим опытом работы в передовом колхозе и развитии его в современное предприятие.

– Эвальдт Гильдебертович, каково было работать с такой выдающейся личностью, как Яков Германович Геринг? В чем заключался его талант руководителя?

– В 1984 году я окончил Целиноградский сельскохозяйственный институт по специальности землеустроитель, и Яков Германович Геринг пригласил меня к себе в колхоз «30 лет Казахской ССР» в село Константиновка Успенского района Павлодарской области. Это был передовой колхоз и не только по области, но и в СССР. В то время в колхозе активно развивалось орошение, было около семи тысяч гектар орошаемых земель и 70 скважин. Моя задача в качестве молодого специалиста заключалась в дальнейшем строительстве и расширении оросительных систем. С тех пор, вот уже 33 года я живу и работаю в Константиновке.

Яков Германович Геринг.Яков Германович был человеком, имевшим огромный потенциал как жизненный, так и производственный. Он по праву считается легендарной личностью, никогда не останавливался на достигнутом, созидал и созидал… Желание построить что-то новое не покидало его ни на минуту.

В то время в колхозе было 600 верблюдов, 49 тысяч норок, чернобурок, песцов, 18 тысяч свиней, около 20 тысяч птиц, первый в Казахской ССР комплекс по очистке семян, цеха по выделке шкур, швейные мастерские и многое другое. Это было многопрофильное хозяйство, где было налажено не только производство сырья, но и его переработка. Одним словом все в колхозе крутилось и вертелось под чутким руководством Якова Германовича. Он был образцом рачительного хозяина, у которого все под контролем, был крайне трудолюбив, его искренне любили и уважали. Всё это и стало главными составляющими его успеха и колхоза «30 лет Казахской ССР».

– Удалось ли сохранить потенциал и комплекс некогда передового колхоза после развала Советского Союза?

– Развал Советского Союза и массовая эмиграция немцев, конечно же, оставили свой неизгладимый след, многого сохранить не удалось, так как требовались значительные финансовые средства и человеческие ресурсы, но часть комплекса все же функционирует и сегодня.

– В сложные экономические времена, когда тысячи немцев устремились из Казахстана на историческую родину, вы стали участником программы поддержки этнических немцев, инициированной правительством Германии. Расскажите о вашем опыте.

Фото из личного архива Эвальдта Руффа
Фото из личного архива Эвальдта Руффа

– В начале 90-х годов по линии Германского общества по техническому сотрудничеству в местах компактного проживания немцев начала реализовываться программа в их поддержку. Были выделены финансовые средства на оборудование мини-заводов по производству мясомолочной и хлебобулочной продукции. Так по всему Казахстану заработали сыроварни, пекарни, цеха по производству колбас. В 1992 году и в нашем селе Константиновка Успенского района я принял строительство сыроварни, где меня назначили управляющим. В рамках данной программы многие годы я тесно сотрудничал с Германским обществом по техническому сотрудничеству, скрупулёзно выполняя все условия программы.

– Считаете ли вы эти меры успешными? Бытует мнение, что многие средства попросту растрачивались, а построенные заводы быстро разорялись или же распродавались, переставая реализовывать поставленные перед ними цели и задачи – поддерживать немецкое население.

– На примере нашего предприятия, безусловно, считаю эту программу эффективной. Профинансировав строительство сыроварни, установив оборудование, нам словно дали удочку, благодаря которой мы стали «ловить рыбу», обеспечивая себя и немецкое население, которое проживало в поселке. А в этом и заключались цели и задачи немецкого правительства – поддержать казахстанских немцев в трудные времена повальной безработицы и продовольственного кризиса. Конечно, многие подобные предприятия закрывались, став убыточными, какие-то загадочным образом исчезали, мы же на протяжении 25 лет успешно работаем, выпуская сыр «Deutscher Käse», что в переводе на русский означает немецкий сыр. Наш продукт мы поставляем по всему Казахстану – Астану, Семей, Усть-Каменогорск, Караганду.

– На каких условиях были переданы предприятия?

Фото из личного архива Эвальдта Руффа

– Нам действительно предложили условия, которые меня заинтересовали, и желание эмигрировать сразу же отпало. В рамках программы необходимо было проработать восемь лет, выполняя определённые её условия, в частности, 60% дохода перечислять на социальные проекты и благотворительность, а 40% оставлять на развитие предприятия. Все эти правила мы годами регулярно исполняли. В то время в нашем селе 90% населения было немецким, поэтому в основном на предприятии трудились немцы. Массовая эмиграция, конечно же, сказалась. В настоящее время 60% сотрудников сыроварни немцы.

– В чем, на ваш взгляд, заключались плюсы и минусы данной программы? Почему в вашем регионе удалось достичь поставленных целей и развить проект в полноценное предприятие. А в других все эти пекарни, сыроварни и колбасные цеха закрывались или же распродавались.

– Полагаю, что одна из главных ошибок той программы являлось назначение на управление тех людей, которые не хотели развивать производство, а просто пережидали время. У многих уже были поданы документы на выезд на ПМЖ в Германию, процесс это длительный, зачастую занимал годы. Вот они и начинали участвовать в программе, не имея долгосрочной перспективы. На самом же деле «сидели на чемоданах», отработав год или два, все бросали и уезжали. Я же, как человек организованный и дисциплинированный решил, что отработаю восемь или десять лет по программе, пока производство не передадут в частные руки.

Фото из личного архива Эвальдта Руффа

С того времени я значительно приумножил и модернизировал предприятие. Если раньше мы перерабатывали десять тонн молока, то сегодня через нас проходит уже двадцать тонн, изготавливаем двадцать видов молочной продукции. Кроме того, у нас функционируют цеха по производству колбас, консервов и подсолнечного масла. Также имеется свое поголовье крупнорогатого скота, 20 верблюдов и свинокомплекс.

– Тема эмиграции достаточно сложная для всех советских немцев. Нередко она становилась трагической – рушились семьи, профессиональные навыки оказывались невостребованными на новой родине. Люди, привыкшие трудиться, оказывались не у дел. Кто-то же, наоборот, лишь в Германии находил свое призвание. Не пожалели ли вы о своем намерении остаться и работать в Казахстане?

Фото из личного архива Эвальдта Руффа

– После развала Советского Союза я побывал в Америке, после съездил в Германию. Поэтому хорошо осознавал и уже имел четкое представление, что эмиграция – это довольно сложный процесс. Тогда я для себя решил, что нечего мне там делать, если есть возможность работы в Казахстане. И никогда не пожалел об этом. Ведь не зря гласит народная мудрость «Где родился, там и пригодился».

– Кроме своей профессиональной деятельности вы активно участвуете в общественной жизни немецкого этноса. Вы никогда не теряете связь с общиной. Что для вас это означает?

– Я начал участвовать в общественной жизни «Возрождение» с моего вступления в программу Германского общества по техническому сотрудничеству. Изначально в центральном бюро в г.Алматы, а после завершения программы в нашем областном Павлодарском обществе немцев. До сих пор интересуюсь жизнью немцев не только в нашем регионе, но и в странах СНГ. У нас у всех общие трагические страницы истории и судьбы, о которых важно помнить. Мои родители были депортированы в Целиноградскую область в г. Акколь с немецкой колонии Крыма, после новое испытание – трудармия Бакалстрой. Лишь после окончания войны в 1945 году они вернулись в Акколь, где, несмотря на жизненные перипетии, продолжали работать и трудиться.

– Что вы подразумеваете под национальной идентичностью и что для вас означает быть немцем?

– Быть немцем – это для меня настоящая гордость. Исполнительность, пунктуальность и точность – все эти типичные для немецкого народа качества мне прививались с самого детства. Я рад, что сегодня являюсь обладателем своей фамилии – Руфф. Многие немцы в сложные времена гонений нередко меняли не только свои звучные фамилии и имена, но и нацию. Мы этого никогда не делали, мы были и остались немцами, сохранили свою национальность и фамилию для последующих поколений.

– Эвальдт Гильдебертович, большое спасибо вам за интервью.

Интервью: Олеся Клименко