Язык тела, будоражащая колоритная речь, захватывающая актерская игра… Всё это – на волне искренних и насыщенных эмоций, феерии света и чувств, максимума воображения. Искусство – это жизнь, а её не может быть в избытке…

Ещё великий и ужасный Бертольт Брехт считал, что примитивное соединение красивых слов без драмы человеческих чувств – это не искусство. За привлекательной обёрткой должна быть не пустота, а наполненность в метафизическом и философском смысле. Действо же, происходящее на подмостках, обязано оставаться в памяти зрителя надолго.

С теорией известного немецкого драматурга и режиссёра Ирма Арендт, актриса Каменск-Уральского театра драмы («Драма номер 3»), знакома не понаслышке. Персонажи с глубоким внутренним миром – основной контингент её профессионального творчества. Накануне она любезно приоткрыла для нас занавес и побеседовала о кино и театре, о нюансах актерской профессии и судьбоносных событиях собственной жизни.

– Марлен Дитрих в своё время утверждала: «Хорошее воспитание имеет и свои минусы, особенно когда речь идет о карьере в театральном мире». Как полагаете, она была права?

– Возможно, там, в большом кино, шоу-бизнесе и столичных театрах, людям действительно приходится вырывать роли у своих коллег, доказывать, что только они достойны играть того или иного персонажа… Хотя я не думаю, что такие замечательные артисты как, допустим, Инна Чурикова, Алиса Фрейндлих, Чулпан Хаматова, Сергей Маковецкий, Олег Янковский шагали по головам, расталкивая своих коллег локтями. По крайней мере, мне очень хочется в это верить… Я же работаю в небольшом театре, труппа которого состоит из очень разноплановых и разновозрастных актёров – у нас нет необходимости воевать и бороться за место под солнцем.

– Вы родились в солнечном городке Шу (Чу), на левом берегу одноименной реки, что на юге Казахстана. Какие воспоминания остались у Вас о малой родине?

– Маленький, вечно пыльный и ветреный городок, казалось бы, не самое лучшее место на земле, но там прошли мои детство и юность. Я вспоминаю Чу всегда с теплом: у нас был замечательный дом, большая семья. Город был очень многонациональным: только в одном моём классе насчитывалось 13-15 национальностей. Мы, ребята, не придавали этому значения: общались, дружили… Лучшей моей подругой была казашка Салтанат, и я до сих пор общаюсь со многими одноклассниками.

– Как Ваши родители оказались в казахстанских степях?

– Это длинная и драматичная история: в 1941 году они были выселены из немецкого поселения из-под Ростова-на-Дону. Поступил приказ собраться за 24 часа, взять с собой разрешили только 25 килограмм пожитков, затем их погрузили в теплушки и отправили, не сообщив места назначения. У бабушки на руках была моя шестилетняя
мама – самая старшая из детей, её четырехлетняя сестра Валя и практически новорожденный Ванечка, которого не удалось уберечь… Ехали долго; затем людей высадили практически посреди голой степи и сообщили, что они будут жить здесь. Не понимаю, как они выжили, не озлобились, не растеряли человеческих качеств, а наоборот, приумножили их. Моей бабушке – удивительному и добрейшему человеку – было безумно обидно, когда уже после войны не особо умные люди причисляли советских немцев к гитлеровцам, оскорбляли… Она потеряла руку, вырастила одна двоих детей (её муж был сослан в лагеря) пережила депортацию и немало горя, но больше всего ей было досадно, что советским немцам не дали воевать. Запретили защищать Родину, где они родились, где жили их предки со времён Петра Первого и Екатерины Второй, заочно навесив на них ярлык врагов…

– Когда поняли, что Вы – актриса?

– Всё началось с детства: для меня разыгрывались сказочные спектакли под названием «Weihnachten». Рождество всегда ожидалось с нетерпением, а накануне его я была особенно послушной, потому что боялась: вдруг Кристкинд ко мне не придёт, ведь он не дарит подарки тем, кто ведёт себя плохо. Роль Кристкинд исполняла моя мама, но я об этом даже не догадывалась. А когда она возвращалась с работы, я восклицала: «Сегодня приходил Кристкинд, а ты опять опоздала и ничего не увидела!» Если же отвечать на вопрос более точно, то, отучившись и придя в театр на должность руководителя любительской студии, я была приглашена нашим художественным руководителем в спектакль «Зелёная зона». Пьеса и роль мне пришлись по душе, я подумала: «Как это здорово, когда режиссёр даёт тебе определенную задачу или просто мизансцены, и ты должен это сделать своим». И сейчас, когда спрашивают, что мне больше нравится: работать актрисой или режиссёром – скажу честно: у режиссёра больше ответственности, и это, конечно, тяготит, забирает огромное количество сил, эмоций, нервов.

А когда ты актёр, то отвечаешь за себя и за партнёра, поэтому можешь отдать себя роли в большей степени.

– Как дома отнеслись к Вашему выбору профессии?

– Неоднозначно. В маленьком Чу не было театра, про драмкружки я не слышала, да и на гастроли никто не приезжал. Но с детства я была очень активной, любила стихи, даже сама что-то пописывала, участвовала в конкурсах. Когда моя сестра вышла замуж и уехала в Свердловск, она забрала меня с собой. Там я поступила в училище культуры и искусства, причём изначально я шла на хореографию, но отказалась от этой идеи и решила из любопытства попробовать себя в театральной режиссуре. На экзамене требовалось прочитать стихотворение, прозу и басню – этого в моей голове было в огромном запасе.

В общем, сдала на отлично и весь первый семестр не понимала, что от меня хотят, потому что лишь в Свердловске я впервые посетила театр и поняла, что это такое. Потом был Тюменский институт культуры и искусства, после – Екатеринбургский театральный институт…

Так вот, мама не очень была довольна моим выбором: какая же это профессия, если нет дела в руках, да и какому мужу понравится, если жена на вечерних репетициях? Но мне никогда о своем недовольстве не говорила, я могла только об этом догадываться. Я ей за это благодарна…

– Что должен уметь актёр, как Вы считаете?

– Актёры бывают двух типов – есть, конечно, и «смешанные» персонажи – но по большому счету есть актеры, которые оснащены и хорошо владеют актерской техникой. Когда по щелчку они могут заплакать, захохотать, принять нужную позу, чтобы зритель увидел, в каком душевном состоянии они сейчас находятся. Наверное, это сохраняет их здоровье и нервы. Но мне ближе актёры, пропускающие всё через себя. Когда я сижу в зале как зритель и вижу, что не персонаж сейчас страдает и мучается или хохочет так, что я смеюсь вместе с ним, у меня складывается ощущение, что я подглядываю и случайно попала в эту ситуацию как зритель… Сейчас современный театр гонится за красивой картинкой, стремится наполнить ее какой-то оригинальной пластикой и подвесить кучу вопросов. Зритель сидит и разгадывает ребусы, любуется игрой света, проекциями и эффектными костюмами. А уходит со спектакля таким же, каким и пришёл…

– Играете для воображаемого зрителя или для конкретного?

– Я играю для партнёра, хотя да, нужно помнить о присутствии зрителя. Есть, конечно, специальные приёмы, когда идёт обращение к залу, но это бывает не так часто. Есть выражение: «Спасение всегда ищи в партнёре», поэтому считаю, что нужно сцепиться с партнёром, как «петелька-крючочек».

– Какое влияние на Вас оказало участие в кинодрамах «Окно» и «Жить»?

– Первый мой опыт работы с режиссёром Василием Сигаревым, уникальным человеком, состоялся в фильме «Волчок», затем он пригласил меня в «Жить». Съёмки проходили под Москвой, у меня было всего семь съёмочных дней, но команда состояла из настоящих профессионалов, и я получила огромное удовольствие, общаясь с ними. Съёмки фильма «Окно» – это история с точностью наоборот: ко мне обратился Коля Николайчук и предложил сыграть в фильме по собственному сценарию
и без бюджета – он снимал его на свои средства. В итоге мы выискивали свободные дни в рабочих графиках, а реквизит собирали сообща. Но тем не менее я не жалею, что там снялась, мне очень нравится моя роль.

– Не так давно Вы сыграли в новогодней кинокомедии «Страна 03»: фильм о простом человеческом счастье, любви и чудесах. Верите ли Вы в них?

– В любовь я точно верю, и в человеческое счастье, и в чудеса… Когда встречаются на пути уникальные люди и происходят нужные события – это и есть чудеса.

– Спасибо за интересные ответы.

Марина Ангальдт

Поделиться
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  • 36
  •  
  • 38
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
    74
    Поделились