Ранее мы рассказывали историю Ольги Марк, которая искала родственников. После публикации в газете и общения с Красным Крестом Германии Ольга провела собственное расследование, в котором ей помогли профессор университета им. Л. Гумилёва, специалист по депортации немцев Арайлым Мусагалиева и адвокат Наталья Руссакова. И вот к чему привели поиски:

– Нашлись документы из генпрокуратуры, которые гласят, что Пикельгаупт Левин Фридрихович в 1941 году прибыл на спецпоселение в с. Песчанка, Ново-Шульбинского района, Семипалатинской области Каз ССР. Совместно с ним проживали: жена Боксбергер Ева Адамовна, 1886 года рождения, и сын Пикельгаупт Альберт Левинович. Это были родители моей бабушки и ее брат.

Левин Пикельгаупт (Фото 1) умер 26 января 1956 года, но только после смерти был реабилитирован и признан жертвой политических репрессий на основании статьи 10
Закона Республики Казахстан «О реабилитации жертв массовых политических репрессий». Изучая снимки родственников, Ольга заметила одну закономерность:

– Все фотографии, где запечатлены сёстры моей бабушки и она сама, были подписаны. До депортации они вступили в брак с лицами не немецкой национальности. И эта была единственная категория немок, которую не подвергли высылке.

А снимок с мамой моей бабушки, с её отцом и даже фото, сделанное после 55-го года, не имели подписи. Думаю, это было сделано из чувства страха. На фото 2 – Ева Адамовна Боксбергер. Она была бакинской немкой в числе последних немцев, приехавших на территорию Российской империи, поэтому освоить русский язык так и не смогла.

Фото 3 – Альберт, брат бабушки, которого она не видела 14 лет, и мой юный папа, которого его бабушка, дедушка и дядя видели при рождении в 1941-м,
1 августа. Вновь они встретились спустя только 14 лет, именно в 1955 году вышел указ о том, что немцам можно передвигаться по стране.

На фото 4 – бабушка Ольга Левиновна незадолго до её смерти уже в Алматы и мой папа.

Трагедия моей семьи заключается ещё и в том, что сейчас, когда я обратилась в Бостандыкский суд для установления исторической справедливости (доказательства родства), мне было отказано в рассмотрении моего дела. Мотив – отсутствие прецедента для судебного процесса. Я же не перестану бороться за честь и достоинство своей, увы, уже покойной̆ семьи. Я связалась с Бородулихинским архивом и выслала все имеющиеся у меня документы. Сейчас жду от них обратной связи.

Если вы обладаете какой-либо информацией, просим направить ее на электронный адрес info@daz.asia с пометкой «Я ищу».

Поделиться
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  • 7
  •  
  • 3
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
    10
    Поделились