Накануне нового 2011 года казахстанские немцы праздновали 20-летний юбилей со дня организации немецкого культурного центра «Видергебурт» («Возрождение»). 26 декабря 2010 года в Петропавловске состоялось торжественное собрание немецкой диаспоры, посвященное этой дате. О 20-летней деятельности Северо-Казахстанского областного немецкого культурного центра «Видергебурт» рассказали его председатель Эльвира Ковзель, организатор и первый председатель центра, почетный профессор международного университета города Вены Александр Мерк.

/Фото: Олеся Клименко . ‘Профессор Александр Андреевич Мерк.’/

Немцы Северного Казахстана одобряют национальную политику главы государства Нурсултана Назарбаева, много работают во имя процветания республики. Немецкая молодежь прилежно учится в школах, колледжах и вузах, не забывает обычаи и традиции своего народа. В областном немецком культурном центре работают курсы немецкого языка, функционируют хоровой и танцевальный ансамбли. Дети занимаются в кружках по интересам. В гуманитарно-техническом колледже создан немецкий этнографический музей, который посетили тысячи североказахстанцев разных национальностей.

Немного истории

Первые немцы на территории нынешней Северо-Казахстанской области появились в середине XVIII века. В то время Южный Урал и Западная Сибирь России подвергались грабительским набегам киргиз-кайсацских орд. На защиту своей территории Россия послала драгунские и пехотные полки, отряды казаков. Командовал войском грамотный в военном деле немец генерал-майор Х.Х.Киндерман. Он лично объехал верхом и осмотрел тысячеверстную пограничную линию между Тоболом и Иртышом, наметив строительство цепи крепостей и редутов.

28 февраля 1752 года правительственный Сенат Российской империи утвердил проект Киндермана «Строительство крепостей и редутов на Тобольско — Иртышской оборонительной линии». Энергичный генерал немедленно приступил к его реализации, но неожиданно умер.

Новым командующим войсками в Западной Сибири был назначен бригадир (звание между полковником и генералом) И.И. Крафт, а начальником строительства инженер — поручик С.А. Трейблут. Развитие Петропавловской крепости и превращение её в город шло при непосредственном участии высшей немецкой военной аристократии. Линейные начальники менялись часто. За первые 20 лет существования Петропавловской крепости их сменилось одиннадцать. Пятеро из них были немцами. Все они были людьми, случайно заброшенными в степь по долгу службы. Но каждый из них, в силу своего немецкого трудолюбия и педантичного выполнения приказов из Петербурга, старался внести достойную лепту в защиту границ империи. Среди них были не только добросовестные исполнители приказов русского правительства, но и широко мыслящие политики. К примеру, командующий сибирским военным корпусом генерал А.Х.Фрауендорф приложил максимум усилий для развития торговли с населением степи. Ежегодно он рассылал казахским феодалам сотни писем, приглашая посетить торги в Петропавловске, чем обеспечивал свои гарнизоны гарантированным провиантом, овчинами и шерстью для изготовления теплой одежды и обуви для служивых, а казахов — промышленными товарами. Он же различными льготами и хорошей оплатой труда привлекал для работы в сибирских крепостях мастеров высокой квалификации: плотников, каменщиков, столяров, печников, скорняков, сапожников, шорников, которые выполняли и заказы населения огромного степного края.

Чтобы положить конец пьянству и разврату в крепостях, он принял на постоянное жительство на военной линии несколько сот молодых женщин, сосланных в Сибирь за преступления в России. Большинство из них удачно выходили замуж. Семьям офицеров разрешал селиться на территориях крепостей. Фрауендорф, как никто другой, ратовал за развитие земледелия на юге Западной Сибири. Сменивший Фрауендорфа полковник Н.Л.Лесток тоже вел обширную торговлю со степняками, но при этом не забывал и свой карман. Скупая за бесценок у казахов косяки строевых лошадей, за большие деньги перепродавал их ремонтерам кавалерийских полков в России. Деньги присваивал. Был большим мастером по части, как он выражался, зуботычин в солдатские рожи. За каждый выбитый зуб платил солдату серебром. Солдаты деньги тут же пропивали. Современник писал: «В гарнизоне было много щербатых пьяных солдат».

Двадцативосьмилетний бригадир Адам Вейде, командуя Петропавловским гарнизоном, прославился тем, что не пропускал мимо себя ни одну юбку, будь то хорошая мещаночка, купеческая дочка или жена подчиненного офицера. Однажды служивые поймали его в чужой постели. Завернув несостоявшегося генерала в простыни, в ноябрьскую стужу несколько раз окунули в холодную воду Ишима, приговаривая: «Остынь, гер бригадир! Остынь, гер бригадир!» Утром Адам Вейде послал гонца в Омск с рапортом об отставке с военной службы. В то время бывали и работали на земле Северного Казахстана немцы мастера на все руки. Так начиналось переплетение судеб казахского, русского и немецкого народов. Период начала совместной биографии трех народов был самым благоприятным и безоблачным.

Немцы-переселенцы в России и Казахстане

В то время, когда на востоке Российской империи шло укрепление границ и развивались торговые отношения с казахским населением, в Южную и Центральную Россию пошел поток немцев из перенаселенной Германии. Толчком к этому послужил Манифест Екатерины II от 1763 года «О привлечении иностранцев в Россию». Обещания для переселенцев были заманчивыми: освобождение от воинской службы на вечные времена, льготное налогообложение, свобода вероисповедания, самоуправление в колониях и, наконец, удобные пахотные земли и выпасы, что было важно для трудолюбивых крестьян Германии, задыхающихся от малоземелья на родине. Тысячи немцев с детьми и скарбом срывались с насиженных мест и отправлялись в чужую страну, селились колониями на левобережье Нижнего Поволжья, в Саратовской, Самарской, Волынской, Таврической, Херсонской губерниях и в Бессарабии.

Горе от ума и трудолюбия

Привыкшие много и качественно работать немцы-колонисты богатели на глазах, пользуясь данными императрицей привилегиями. С конца XIX века началась их первая расплата за прилежание к труду и за любовь к порядку. Среди русского дворянства появились недовольные по поводу того, что разбогатевшие немцы стали скупать у разорившихся помещиков землю и имения. (Вспомним у Гончарова трутня Обломова и труженика Штольца). Естественной реакцией на это стала массовая миграция немцев в США, Канаду, на юг Западной Сибири и Северный Казахстан, где было много пустующих земель и слабее произвол со стороны центральной власти.

В 1896 году в Северный Казахстан прибыло 13000 переселенцев. Люди приезжали, чтобы много и упорно работать на новом месте. Так село Асаново было основано на земле есаула Асанова, угодья которого стали арендовать немцы-переселенцы из Одесской области. Село Скворцовку (позже 4 отделение Полудинского совхоза) основали 12 семей немцев переселенцев из Украины: Фрезен, Вернер, Андрес и другие. Они арендовали землю у помещика Скворцова, который получил её за военные заслуги у царского правительства. Сам жил в Москве. Договор аренды был заключен на 20 лет. Каждые три года управляющий делами помещика приезжал в Скворцовку и собирал с немцев-крестьян арендную плату. Недалеко от Скворцовки было ещё четыре немецких поселения: Раевка, Павловка, Солнцевка и Собагатовский хутор. Семь немецких семей, приехавших из Воронежской губернии, купили у купца Рыбалова земли, расположенные в десяти верстах от города, и основали село Петерфельд.

Богатые немцы селились и в Петропавловске. На их средства в городе были основаны пивоваренные заводы Шпринбаха, маслозаводы братьев Шелькинг. Товарищество немца Штоля делало орудия и машины сельскохозяйственного назначения. Зингер владел предприятием, производящим швейные, пишущие машинки и велосипеды. Взрывчатые вещества — дробь и порох — делали в мастерских Виннера. Монополию на масло и молочные продукты держали братья Бранты. В составе городской управы тоже были немцы: казначей Лямберт, полицмейстер А.Шелькинг. С 1900 года пост городского главы занимал А.Шпринбах. Как впоследствии выяснилось, Антон Александрович был тайным руководителем одной из революционных партий в Петропавловске. Поэтому, когда 23 октября 1905 года город праздновал обнародование царского Манифеста от 17 октября 1905 года, Шпринбах выкрикивал антиправительственные лозунги и пел марсельезу. За революционную деятельность он несколько недель провел в Петропавловской Белой тюрьме. Миграционные процессы немцев на Север Казахстана продолжались до установления в крае советской власти.
Когда в 1921 году Петропавловск стал административным центром Акмолинской губернии, в ней проживало более 35 тысяч немцев. А на территории нынешней Северо-Казахстанской области немцев более 14 тысяч человек.

Много лет тому назад старожилы этих мест рассказывали, как зажиточно жили немцы до коллективизации. «Дома крестовые, рубленые из соснового или берёзового строевого леса, крытые железом. Во дворах добротные хозяйственные постройки: для скота, по — белому топящиеся бани, амбары, подвалы, полные снеди с запасом на два — три года, ухоженные огороды с овощами, бахчами, на опушках березовых рощ — пасеки. На улицах деревень чистота, какую не знали аборигены здешних мест. Круглый год немцы работали с темна до темна. Любимым изречением их было: «От работы ещё никто не умер». Пьянства немцы не знали. Законы не нарушали.

Позднее при раскулачивании прилежание к труду и привычку к порядку в быту советская власть поставила немцам в укор.

Все немецкие села были объявлены кулацкими, а их население сослано в глухие места Урала и Сибири. Немцы-крестьяне, избежавшие репрессий, дружно вступали в колхозы, за 5-6 лет превращая хозяйства в высокорентабельные фабрики хлеба, мяса, молока, овощей. Немцы-колхозники награждались орденами и медалями.

Притеснение по национальному признаку

Но начиная с 1938 года в области, как и по всей стране, набирает обороты кампания борьбы с происками «врагов народа». Так, в июне того года было принято постановление Северо-Казахстанского обкома компартии Казахстана, согласно которому все существующие в области немецкие школы реорганизовывались в советские обычного типа, а также ликвидировались все существующие при обычных советских школах немецкие отделения. Преподавание переводилось на казахский или русский язык. Закрыли немецкое отделение Петропавловского педагогического училища. Так началось притеснение немцев по национальному признаку.

Сталинская ссылка

Наступившая война ещё больше усугубила негативное отношение советской власти к немцам. Их всех чохом объявили пятой колонной Гитлера. Недавно студенты немецких групп Петропавловского гуманитарно-технического колледжа писали рефераты «Казахстан в судьбе моей семьи». Все работы начинаются с воспоминаний бабушек, которые рассказывали своим внукам о депортации немцев из России в Казахстан. Читать это без содрогания невозможно. Вот только несколько фактов, изложенных в сочинениях. «Рано утром процветающее село Нойлаут, что в Саратовской области, окружили солдаты – автоматчики войск НКВД. Сонных людей согнали на деревенскую площадь. Офицер объявил: «Всем до единого через два часа подойти к грузовикам, остановившимся за околицей. С собой взять документы, предметы первой необходимости и продукты питания на одни сутки». Стон и плач поднялся над селом. Выли собаки, ревела скотина. Женщины будили детей, наспех одевая их. Мужчины паковали в холщовые сумки одежонку, нехитрый инструмент»…

Михаил Шолохов в «Тихом Доне» пишет: «Похоронив Аксинью, Григорий увидел на небе черный диск солнца». 2 сентября 1941 года все жители села Нойлаут видели черное солнце. «Через два часа немцев-хлеборобов усадили в грузовики и под конвоем отвезли на железнодорожную станцию. Погрузили в столыпинские вагоны, перегрузив вдвое, и повезли на восток. Поезд шел медленно и только по ночам, пропуская составы с войсками Красной Армии. Много стариков и слабых детей умерло в пути. На остановках умерших разрешали закопать в полосе отчуждения железной дороги. До станции Петухово Омской железной дороги эшелон шел 12 суток. Отсюда людей развозили по колхозам и совхозам Северо-Казахстанской области…»

Полтора миллиона рублей, выделенных из бюджета на строительство бараков для депортированных, партийные номенклатурщики разворовали. Немцев подселяли в казахские и русские семьи. В том числе и к тем, кто уже успел получить похоронки с фронта. Можно представить их отношение к сосланным. Но в подавляющем большинстве местные жители не отвернулись от немцев, а поделились своим неуютным жильем, куском хлеба, ведром картошки. На новом месте жительства немцы с головой ушли в работу. Вот как об этом позднее писал в «Архипелаге Гулаге» Александр Солженицын: «В сталинской ссылке среди всех отменно трудолюбивыми были немцы. Всех бесповоротнее они отрубили свою прошлую жизнь. Как когда-то в щедроносные Екатерининские наделы, так теперь вросли они в бесплодные суровые сталинские, отдались новой ссыльной земле как своей окончательной. Они стали устраиваться не до первой амнистии, не до первой царской милости, а навсегда». Забегая вперед, скажем: ошибся в прогнозах великий русский писатель-гуманист. Придет время, не нужны будут немцы и на этой земле. Но дочитаем Солженицына до конца.

«Сосланные в 41-м году наголе, но рачительные и неутомимые, они не упали духом, а принялись и здесь так же методично, разумно трудиться. Где на земле такая пустыня, которую бы немцы не могли бы превратить в цветущий край? Не зря говорили в прежней России: немец что верба, куда ни ткни, тут и принялся. На шахтах ли, в МТС, в совхозах не могли начальники нахвалиться немцами — лучших работников у них не было. К 50-ым годам у немцев были – среди остальных ссыльных, а часто и местных – самые прочные, просторные и чистые дома; самые крупные свиньи, самые молочные коровы, а дочери их росли завидными невестами не только по достатку родителей, но – среди распущенности прилагерного мира – по чистоте и строгости нравов…» Зимой 1942 года вышло новое распоряжение правительства СССР: мобилизовать немцев в трудовую армию – на заводы Урала и Сибири, в шахты Караганды и Кузбасса, в тайгу на лесоповал.

В нашей области немцы – трудармейцы строили ТЭЦ-1, прокладывали водопроводные сети. Построили городскую железнодорожную ветку от вокзала до улицы Пушкина. Петропавловск до сих пор украшают несколько оригинальных зданий, построенных умелыми руками немецких мастеров, пример — двухэтажное здание адвокатуры на улице Астаны.

Глоток свежего воздуха

Почти 15 лет советские немцы были лишены элементарных прав человека и гражданина в цивилизованном государстве. От воли коменданта НКВД — самодура зависела их жизнь, свобода и материальное благополучие. Казалось, так будет вечно. Но в 1955 году канцлер ФРГ Конрад Аденауэр и его правительство, глубоко обеспокоенные положением немцев в СССР, принудили Никиту Хрущёва признать немцев полноправными гражданами СССР.С этого времени начался ренессанс немецкой нации в Советском Союзе. Генетически способные к математическим и техническим наукам тысячи немецких юношей и девушек без проблем поступали в лучшие вузы Советского Союза. Закончив, шли на производство. Быстро продвигались по карьерной лестнице, занимая посты главных специалистов в сферах материального производства: на заводах и фабриках, в строительных организациях и в сельскохозяйственном производстве, руководили проектными институтами, средними и высшими учебными заведениями. Получив высшее военное образование, командовали батальонами, полками, дивизиями Советской армии. В нашей области все сельхозпредприятия с немецкими работниками и немецкими директорами по рентабельности были лучшими. В 1988 году в Казахстане проживало 936 тысяч немцев, что составляло 6,6 процента всего населения республики. В Карагандинской, Кокчетавской, Целиноградской и Павлодарской областях количество немецкого населения достигало 13 процентов от общего числа проживающих. Обьясняеться это тем, что в этих регионах была сосредоточена тяжелая индустрия Казахстана. В 80-е годы в коммунистической партии Казахстана было более 50 тысяч немцев-коммунистов. 500 немцев входили в номенклатуру ЦК КПСС, ЦК КП Казахстана и областных комитетов партии, 3000 – горкомов и райкомов партии, 8 человек работали первыми секретарями горкомов и райкомов партии, 440 освобожденными секретарями первичных партийных организаций. 980 немцев возглавляли профсоюзные организации. В масштабе СССР эти цифры были в разы больше.

Среди немцев появились ученые с мировым именем, писатели, ставшие классиками при жизни, деятели культуры. Успехи немцев во всех сферах жизнедеятельности государства пугали власть предержащих в центре и на местах. По мнению низколобых националистов в союзных республиках, работящие немцы представляли серьезную конкуренцию их карьерным амбициям. И когда немецкий народ попросил у правительства СССР предоставить автономию, в России центральная власть откровенно и грубо заявила: «Для вас на Волге места нет!»

Снова гонимые

В период развала СССР немцs оставлись без работы и средств к существованию. Им не оставалось ничего другого, как покинуть пределы бывшего СССР и выехать в Германию. Первыми в далекий путь тронулись самые – самые: трезвые, образованные, трудолюбивые и законопослушные, умеющие работать и головой и руками. По данным «Видергебурта», Казахстан покинули около 700000 тысяч немцев, нашу область около 25 тысяч человек.

Я хорошо знал большую дружную семью машиниста тепловоза Христиана Гоблера. Девять сыновей и четыре дочери вырастили супруги Гоблер. Все сыновья инженеры, дочери — врачи и учителя с хорошим знанием немецкого языка. Два внука — кандидаты технических наук, третий – архитектор, внучка – художница, ещё одна – училась в МВТУ им. Баумана. Все уехали, но все готовы вернуться, если Казахстан их позовет и предоставит возможность много работать на себя и государство. Думается, что рано или поздно такая возможность будет предоставлена многим немцам, ныне живущим в Германии и испытывающим ностальгию по оставленной родине. И помогут им в этом народные дипломаты, наводящие мосты дружбы между Казахстаном и Германией.
Прошло время. И сегодня, по мнению посла ФРГ в Казахстане Райнера Шлагетера, подавляющее большинство советских немцев удачно адаптировалось в западноевропейской жизни. Многие выехавшие в Германию, переучившись, стали высококвалифицированными рабочими с золотыми руками, создающими материальное благополучие цивилизованного государства. Судя по тому, как прилежно учатся дети эмигрантов из России, Казахстана, Узбекистана и Киргизии, можно смело утверждать, что Германия приобрела бесценный человеческий капитал на многие годы вперед.
Не народ, а жесткое равнодушие и патологическая глухота власти виновата в массовом выезде за рубеж теперь уже бывших советских немцев. Эмиграция немцев из стран постсоветского пространства — это горький протест отчаявшихся. Вот как написал об этом известный советский-немецкий поэт Владимир Штиль: «Уходит из-под ног земля, где до сих пор нас не признали. Прощу и попрощаюсь я, неси, судьба, в чужие дали».

В 1989 году немцы были третьим в Казахстане по численности этносом, после русских и казахов – 957855 человек, что составляло почти 6 процентов всего населения. На 1 января 2011 года численность казахстанских немцев составляет 178 тысяч человек, или чуть более 1 процента. Из них 24 тысячи проживает в нашей области. Поток заявлений от желающих уехать не прекращается.

Народная дипломатия

Итак, уехавшие уехали. А какова судьба оставшихся? Об этом ещё 20 лет тому назад задумались лучшие представители немецкой диаспоры в нашей области: директор гуманитарно-технического колледжа профессор Александр Мерк, Герой Социалистического Труда Мартын Диркс, журналист Александр Райш, преподаватель немецкого языка Эрна Шутяева, историк Виктор Шлатгауэр, врач Виктор Гартман и др. По инициативе А.Мерка в октябре 1989 года была создана общественная организация «Северо-Казахстанский областной немецкий культурный центр «Видергебурт» («Возрождение»), который Александр Андреевич возглавлял в течение ряда лет, многое сделав для снижения эмиграции немцев из области. Под его руководством работа немецкого общества была направлена на сохранение немецкого языка, традиций, обычаев, обрядов, чтобы немцы, оставшиеся жить в нашей области, не чувствовали себя ущербными. А.Мерк как никто другой строил мосты дружбы между Казахстаном и Германией, и всегда это давало положительные результаты. Большую работу по сближению народов Казахстана и Германии, начатую Александром Мерком, успешно продолжили последующие руководители культурного центра Мартын Диркс, Александр Райш, Эрна Шутяева, Виктор Шлотгауэр, Виктор Гартман. Сегодня организацию возглавляет энергичная общественница, талантливый педагог–хормейстер Эльвира Ковзель. Её единомышленниками по работе являются известные в области и республике Казахстан люди: археолог, доктор исторических наук Виктор Зайберт, заслуженный педагог, поэт и композитор Юрий Зайберт, издатель областных газет Иван Моор, популярный адвокат Яков Брант и другие, кем может гордиться немецкая нация. Особый акцент эти люди делают на работу с детьми и молодежью, чтобы воспитать их стойкими к любым невзгодам, какие ещё могут выпасть на их долю. И, конечно же, воспитывают в представителях немецкой молодежи чувство уважения и любви к Казахстану – стране, в которой они родились и живут.

Анатолий Давыдов

Поделиться