Рано утром раздался тревожный звук сирены. В колхозе имени Карла Маркса начались республиканские учения по Гражданской обороне. Секретарь колхозного парткома Нина Волосович, ответственная за это грандиозное мероприятие, вся была на нервах. И только слова: «Мы же немцы, должны показать, на что способны», – придали ей уверенность.

Нина Ивановна в наших долгих беседах о советских немцах не забывала никого из тех, с кем сводила ее судьба, кто помогал и у кого она училась. Это не только немцы. Имена эти и поныне не забыты в Костанайской области: Александр Роут, Вера Сидорова, Раиса Виноградова, Альберт Рукк, Петр Черныш, Андрей Яуфман. И это Яуфман, председатель Кустанайского райисполкома, поддержал Нину, когда ее любимый колхоз должен был показать казахстанцам, как защититься, если вдруг придет беда.

– Честное слово, он так и сказал: «Мы – немцы», – Нина Ивановна как будто сомневается, что можно поверить в эти слова, когда у советского немца в не столь уж далеком прошлом не было ни свобод, ни равенства, ни хлеба.

По шпалам

Станция Озерная от областного центра расположена недалеко (35 км), если ехать на поезде или на машине.

В Озерной жила бабушка нашей героини Флорентина Михель. Вместе с ней –
дочь Вера, которую все в семье очень любили и жалели (в юные годы Верочка прошла трудовую армию, где потеряла здоровье). Семья Шмидт – дочь Оттилия с мужем Иваном и детьми – жили в Кустанае. Общались крайне редко: без разрешения спецкомендатуры нельзя было и шагу сделать. Но Флорентине Михель нестерпимо захотелось увидеть внуков, в том числе, и Нину.

– После вечерней отметки бабушка Флорентина пешком ушла по шпалам в город. Потом много раз я поездом ездила по этому пути, когда работала на станции заместителем директора СПТУ № 171 и всегда думала о бабушке. Я не могла представить, как немолодая женщина могла пройти такое расстояние ради встречи с детьми. Обратно глубокой ночью папа на каком-то транспорте отправил ее почти до Озерной, чтобы утром она могла отметиться в комендатуре. Столько раз потом в нашей семье говорили об этом случае, о женщинах с высоким чувством семьи и любви.

«Враги народа»

Предки Нины Ивановны оказались в Центральной Азии в 1938-м году. Ее бабушки и дедушки с обеих сторон до этого жили в Одесской области. После высылки родители матери оказались в Киргизии, в поселке Люксембург, отца – в Казахстане. Младшим в семье не рассказывали страшных историй, лишь иногда частички родословной доходили до детских ушей. Так однажды им стало известно, что их дедушка и дядя по маминой линии были арестованы НКВД. Их посадили в «воронок», и больше никогда родственники их не увидели.

– Моя мама была достаточно грамотной, и она долго и упрямо пыталась выяснить судьбу отца и брата, но в местных органах ей никаких справок не давали, – боль предков – это и ее, Нины, боль. – Маме помог случай. Ей предложили сопровождать семью с двумя немыми детьми в Москву. Там их должны были обследовать, чтобы выяснить причину немоты. Мама тотчас согласилась на эту поездку. В Москве она преодолела много барьеров, чтобы попасть на прием в нужное министерство. Ее приняли и показали документы – вспоминая эти записи, мама всегда горько плакала. Там были полные данные отца и брата, даты ареста и расстрела «врагов народа». А ниже шли сведения о реабилитации, маме дали выписку. Она отдала эти документы уже взрослым детям дяди – Володе и Нине Михель. О том, что их отец и дед арестованы и казнены по ложным причинам, они оправданы, они не враги народа.

Весна на немецкой улице

– В нашей семье дети росли без окриков со стороны родителей. Мы были послушными и понимали, что папа и мама хотят для нас лучшей жизни, – тепло вспоминает Нина Ивановна.

Детям говорили: надо учиться. Работать дома и вне дома. Учиться и учиться. Работать и работать.

– В праздники папа прибивал на заборе большой красный флаг. Мама доставала из укромного места белые носочки, а в косы дочкам вплетала красные бантики. Это были искренние порывы, не притворство. Никто никогда ни в чем не обвинял Советскую власть. Мы росли настоящими патриотами СССР, гордились своей страной.

Отец Нины, Иван Алексеевич Шмидт, возглавлял профком, а потом стал председателем сельского совета в селе Бенифильд. Отличные организаторские качества он сохранил на всю жизнь. С огромным энтузиазмом участвовал в общественных мероприятиях, в том числе спортивных, бегал, играл в шахматы. Очень любил детей, и они охотно откликались на его советы. Одним из отцовских приоритетов была честность.

Продолжение летописи

Трудовая биография Нины Ивановны развивалась просто, как она считает. Окончила исторический факультет Кустанайского пединститута, учительствовала в Маяковской средней школе Кустанайского района. Вышла замуж в село Озерное, там работала в школе. Но не ограничивалась уроками – общалась с механизаторами, с животноводами. Поэтому парторг Михаил Гартман поручил ей проводить политинформации на производстве. Нина готовилась тщательно, выбирала интересные события из политической жизни страны. Чувствовала, что сама растет и кругозор людей расширяет. Стала членом КПСС. Многое дала учеба в Ленинграде на международных курсах профтехобразования в СССР. В училище она быстро адаптировалась, а через год ее избрали секретарем партийной организации СПТУ. На очередное отчетно-выборное собрание приехала первый секретарь Кустанайского райкома партии Вера Сидорова.

– Я дар речи потеряла. Просто шок у меня был. Вера Васильевна – такой авторитетный и строгий руководитель, что я даже не представляла, к чему ее визит приведет. Дрожащим голосом я доложила о явке коммунистов, о повестке собрания. Потом, конечно, взяла себя в руки. После собрания в кабинете директора училища Леонида Риттера мне сказали, что завтра, в 11, надо быть у Сидоровой в кабинете. Я, конечно, обомлела…

Вера Васильевна сказала, что давно наблюдает за успехами Волосович и считает, что пора ей работать на более серьезном участке.

Для старшего поколения костанайцев Герой Социалистического Труда Вера Сидорова – идеал. До сих пор ее слово, как закон, непререкаемо. Созвонилась с ней и на этот раз. Она сказала:

– Какие есть у вас хорошие слова в запасе, такие можете сказать о Нине Волосович, не ошибётесь. Она уникально организованный человек – на работе, в семье, на дачном участке. Я видела ее и там, и там. У неё везде блеск, порядок. Важное качество Нины Ивановны – уважение к людям, забота о них, искреннее внимание. Ее ценили и будут ценить всегда.

Нина стала парторгом в колхозе имени Карла Маркса, где ее муж Анатолий работал главным зоотехником. Вполне серьезно он ее предупредил: «Лидируй на работе, а главой семьи останусь я». Это равновесие в их семье действует по сей день. Нина Ивановна успевает везде.

Нина Ивановна по природе своей – организатор, вожак, но человек очень скромный, благодарный, помнящий добро. Она повторяет слова Эммануила Канта, которые когда-то процитировал ей Андрей Роут, учитель физики по образованию и председатель колхоза по призванию: «Человек при свете редко думает о темноте, в счастье – о беде, в довольстве – о страдании. И наоборот, всегда думает в темноте о свете, в беде – о счастье, в нищете – о достатке».

– Я пронесла через все годы смысл этих слов, – говорит Нина Ивановна.

Возрождение

Нина Ивановна по-прежнему казахстанка. И активистка «Возрождения». Это самая глубинка общества, его первичное звено, которое, как фундамент, хранит устойчивость и целесообразность «Возрождения» в целом. В первичке, говорит Нина Ивановна, память о прошлом черпают из рассказов Ларисы Анкушиной, Елизаветы Князевой, Екатерины Сибамбаевой, Марии Лапшиной. Они – немки со своими историями и судьбами, о чем отчасти говорят их фамилии после замужества. Они помнят не только немецкие фамилии, но и казахские, хранят в своих душах благодарность коренному народу. Казахи помогли им выжить.

– Мне хочется, чтобы и сегодняшнее поколение не путало, кто есть кто, – говорит Нина Ивановна. – Знаете, в школе я дралась портфелем, когда меня называли «фашисткой». Может, поэтому я и старалась жить так, чтобы никто не смел говорить о немцах оскорбительно. Как-то в юности я побывала в здании обкома комсомола. Увидела на дверях таблички с фамилиями. Пришла вечером домой и говорю родителям: «Буду учиться так, чтобы была и моя табличка, когда я буду работать…»

Все получилось. На пенсию она ушла из районного маслихата, табличку хранит дома как символ состоявшейся жизни. А «Возрождение» для нее продолжается. Еще в 1992 году в Кустанайской области были созданы областной, городской, районный филиалы. На первый съезд немцев в Алма-Ате делегацию Кустанайского района возглавила учитель немецкого языка Мария Гаражанина. Нина Волосович была избрана членом бюро и в этом качестве участвовала во всех шести съездах.

Ее память бережлива и скрупулезна. Она не умещается ни в одну статью, но даже приоткрыть ее, как символическую шкатулку, всегда интересно.

Людмила Фефелова