Год назад DAZ в номере от 28 января 2021 г. писала о том, как жили казахстанские немцы сто лет назад. Давайте продолжим исторический экскурс, теперь уже в 1922 год. Обозначим основные моменты в жизни немецкого населения Казахстана на фоне общих исторических событий.

Тамара Волкова, к.и.н., почетный профессор Казахстанско-Немецкого университета
Будет нелишне напомнить, что до 1924 г. территория современного Казахстана входила в два автономных образования в составе РСФСР – Киргизскую (с 1925 г. – Казакская) АССР и Туркестанскую АССР. Туркестанская АССР со столицей в г. Ташкент была образована большевиками еще 30 апреля 1918 г., а вот Киргизскую АССР со столицей в г. Оренбург из-за Гражданской войны советским властям удалось сформировать только 26 августа 1920 г. В КирАССР по переписи 1920 г., наиболее близкой к 1922 г., проживало почти 63 тыс. немцев, что составляло 1,3 % от всего населения. Они дисперсно расселялись в Акмолинской, Кустанайской, Оренбургской, Семипалатинской и Актюбинской губерниях (в порядке убывания численности немецкого населения). По подсчетам исследователя В. Кригера, во всем Туркестане в 1920 г. насчитывалось около 7,5 тыс. немцев. Больше всего их проживало в Сыр-Дарьинской области (6 103 немца, что составляло 0,5% от всего населения). Здесь немцы наиболее компактно размещались в Аулиеатинском уезде (2 268 чел. или 1% от всего населения).

Помимо территориальной разбросанности для немцев восточных окраин Советской России было характерно сохранение связей с материнскими колониями и идентификация по месту выхода – поволжские, волынские, кавказские и т. д. Между католиками, лютеранами и меннонитами сохранялись конфессиональные различия. Немцы жили в основном в селах, довольно обособленно, занимались земледелием, предпринимательством, торговлей, в меньшей степени ремеслами. Лишь небольшое количество их проживало в городах.

«Что такое Советская власть?» — спрашивал В.И. Ленин в 1919 году и сам отвечал, «что только рабочие, только трудящиеся крестьяне, исключая эксплуататоров, составляют массовые организации — Советы». Несмотря на заманчивые лозунги, большевикам не доставало опоры на широкие массы. Немецкие крестьяне, далекие от идей большевизма,отстранялись от контактов с новой властью. Но упрочение Советов, образование в декабре 1922 г. СССР требовало включения народных представителей в государственные органы управления, в которых показательно должны были участвовать и немцы. Со временем в немецких деревнях создали сельсоветы, куда вошли местные жители. Краевед Юрий Попов сообщал,что в с. Долинка Акмолинской губернии выборы в Совет были проведены еще в июле 1920 г. По данным на ноябрь 1922 года, в Долинский волостной исполнительный комитет входили жители села К.Ф. Вальтер, Ф.М. Боргард, Г.П. Ример, К.Ф. Рейсих. Членами сельсовета были И.Г. Греб, К.М. Бергард, А.И. Крафт. Крестьяне сообща решали свои насущные задачи. Они организовали комитет труда, комиссию по восстановлению разрушенных хозяйств, создали потребительское общество. Зачастую в немецких деревнях под вывеской сельсовета пока еще продолжала функционировать традиционная немецкая община с председателем сельсовета — «старостой» во главе.

Советская школа для немецкой деревни

В 1922 г. продолжилось наступление государства на национальные школы, которые реформировали по советскому типу. Советская власть требовала прекратить религиозное преподавание в школах и внедрить других, «красных» учителей. Для немецких школ эта задача стала непреодолимой. Новых учительских кадров, владеющих немецким языком, не было. По этой причине к концу 1922 г. в Акмолинской губернии казахское население зарегистрировало 37 новых школ, а немцы – ни одной. В немецких деревнях пока удавалось вновь привлечь старых учителей или же более или менее образованных лиц, говорящих по-немецки.

Так, в с. Долинка Акмолинской губернии в 1922 г. дети еще занимались в молитвенном доме пастора Элленберга. Показательна история школы в селе Пруггерово в Восточном Казахстане. Школу создал учитель Мартин Иванович Ауст еще до Первой мировой войны. Дети учились в четырехклассной школе на немецком языке, занимались музыкой, т. е. школа, казалось, вполне отвечала требованиям властей. Но в 1938 г. учителя арестовали и расстреляли.

Голод

1922 год – продолжение голода. В марте-апреле наступил его пик. В Автономии немцев Поволжья, эпицентре голода, погибла четверть населения. Отсюда волна голодных людей шла в Казахстан и далее, в Туркестан. В самом Казахстане по правительственным документам к марту 1922 г. число голодающих достигло 2 млн 832 тыс. человек, что составляло более половины всех жителей республики (в 1921 г. голодало около одной трети населения). По данным Архива Президента РК, в Уральской губ. голодало 99% населения, в Оренбургской – 80%, в Кустанайской — 74,5%. Советское правительство вынуждено было признать катастрофическое состояние страны и принять помощь международных неправительственных организаций. А. Герман приводит данные о том, что объем помощи иностранных благотворительных организаций был в десять раз больше государственной помощи. Очень активно работали международные меннонитские организации, которые опирались на союзы и объединения меннонитов, существовавшие во многих местах Советской России. Начиная с благоприятных летних месяцев 1922 года волна голода пошла на спад.

Новая экономическая политика

Новая экономическая политика (НЭП) советского правительства, принятая в 1921 г., должна была временно вернуть рыночные отношения, чтобы восстановить промышленность и сельское хозяйство. Большие надежды власти возлагали на кооперацию и мелкотоварное производство. На территории Казахстана НЭП из-за многих причин развивалась очень медленно. Но все-таки оживились предпринимательство, торговля, возникали новые рынки и ярмарки. В 1922 г. началось движение по железной дороге Петропавловск-Кокчетав, признанной В.И. Лениным ударной продовольственной железнодорожной линией. В таких условиях немецкие сельскохозяйственные объединения (и в первую очередь меннонитские) стали наращивать выпуск продукции на рынок. Прежде всего, это были продукты питания, которые были так необходимы населению – знаменитые немецкие сыры, колбасы, масло, мясо. С новой силой у немецких предпринимателей заработали перерабатывающие предприятия, например, мельницы, маслобойки, так называемые «молоканки» для сбора молока, пахталки и пр.

Через кооперацию к социализму?

Кооперативные объединения и коллективный труд преобразуют крестьян и приведут их к социализму, считал В.И. Ленин. В течение всего 1922 года в центральных органах Советской России шло бурное обсуждение: стоит ли поддерживать наметившееся объединение немецких сельскохозяйственных союзов? Это могло быть выгодно, но большевики опасались, что в немецких деревнях усилятся кулачество и антисоветские настроения. Власти съезд колонистов запретили.

Но в отношении меннонитов возобладала другая линия. ЦК РКП(б) учитывал связи меннонитов с зарубежными организациями, рассчитывал на их роль в подъеме сельского хозяйства. Центр разрешил создание меннонитских кооперативных обществ, конечно, под контролем. В октябре 1922 г. меннониты Поволжья, Сибири, Оренбуржья, Кубани и Туркестана решили создать объединение, оформленное в 1923 г. как Всероссийское меннонитское сельскохозяйственное общество (ВМСХО). Отделения ВМСХО существовали везде, где жили меннониты. В Павлодаре такое отделение носило имя Иоганна Корниса, знаменитого меннонитского общественного деятеля.
1922 год начался тяжело, но все-таки в середине его наметились изменения в лучшую сторону.