Один народ и боль у нас одна

Сестры Ольга и Нина Фрайберг (девичья фамилия) родились уже в Казахстане. Не застали всех ужасов войны и репрессий, но вместе с отцом и матерью должны были регулярно отмечаться в спецкомендатуре. О том, что пережила семья во время депортации, они узнали из рассказов родителей и старшего брата.

Единым росчерком пера

В этом году исполняется 79 лет массовой депортации советских немцев. Указ Президиума Верховного Совета СССР о переселении немцев Поволжья в Казахстан и Сибирь вышел 28 августа 1941 года. «По достоверным данным, полученным военными властями, среди немецкого населения, проживающего в районах Поволжья, имеются тысячи и десятки тысяч диверсантов и шпионов», – говорилось в нем.

Когда сейчас затрагивают тему депортации немцев, то в основном вспоминают о ликвидации автономной Республики немцев Поволжья, но жители АССРНП составляли менее половины всех подвергшихся насильственному переселению немцев. Сотни тысяч были против воли вывезены из других областей РСФСР. С Украины, из Закавказья и даже из республик советской Средней Азии немцев депортировали в соседний Казахстан и Сибирь.

Семья Фрайберг проживала на Кубани, на хуторе Красный Ладожского района. Имела свой дом и небольшое хозяйство, которое пришлось оставить в 24 часа. Сестры до сих пор бережно хранят копию описи имущества, которую получили родители при выселении.

– Как рассказывала мама, – вспоминает Ольга Петровна, – речи о депортации тогда не было. Сказали, что это временный переезд, и все свое имущество люди получат по возвращении. Но не успели они далеко уйти от дома, как тут же все начали растаскивать соседи.

Несколько дней семья ютилась на станции. В ожидании вагонов жгли костры, готовили еду из захваченных наскоро припасов, спали на голой земле… Ехали больше месяца в нечеловеческих условиях — тесно, холодно, практически без горячей еды. Поздней осенью, когда уже лежал снег, приехали в село Ново-Березовка Восточно-Казахстанской области.

Скрипка-спасительница

Вместе с семьей Петра Фрайберга были выселены семьи его брата Леонида и шурина Степана Клёстера. На тот момент мужчины служили в действующей армии. После издания Указа их отозвали с фронта для отправки в трудармию.

– Дядя Леня, папин брат, был спокойным по характеру, – вспоминает Нина Петровна. – А мамин брат Степан, по рассказам родственников, всегда отличался твердостью и решимостью. Он сказал: «Я был призван защищать Родину, тут и останусь». И вместо трудармии за неповиновение его отправили в тюрьму.

Судьба Леонида Фрайберга была смесью удивительных и трагических событий.

Родившись в семье придворных музыкантов, он играл практически на всех инструментах. Но больше всего любил скрипку. Впоследствии она спасла от голода Леонида и его братьев по несчастью.

Трудармию Леонид Фрайберг отбывал на Урале. По вечерам конвоиры собирались на «посиделки», куда приглашали и музыканта. Когда вся охрана напивалась, Леонид мог спокойно поесть, а кое-что из снеди безбоязненно сложить за пазуху и по карманам, чтобы ночью разделить еду между такими же бедолагами, как он сам. Можно сказать, что голодал он в трудармии меньше, чем его семья в Казахстане, которая так и не дождалась отца.

Трудармия была расформирована только в 1947 году. Выжившим немцам разрешалось вернуться только в места выселения. Согласно Указу Президиума Верховного Совета СССР № 133/12 д. № 111/45 от 26 ноября 1948 года все депортированные в годы Великой Отечественной войны были приговорены к ссылке навечно, с наказанием в виде 20-летней каторги за побег с мест обязательного поселения. Поэтому вернуться к семье, высланной в Казахстан, Леонид не смог. Только в 1956 году он отыскал родственников и смог приехать к ним. К тому времени сын уже вырос, а жена скончалась, так и не дождавшись возвращения супруга. Да и у самого Леонида была уже другая семья, которую он впоследствии перевез в Усть-Каменогорск.

Варвара Клёстер, тетя со стороны матери, тоже была в трудармии. Но ее рассказы сестры Фрайберг не могли передать словами, они просто начинали плакать.
Спустя много лет дочь Варвары Нина написала стихотворение:

…Все оплакано, воспето в песнях.
Слава павшим, и героям честь!
Но замолчан, словно отсиделся
На печи, чеченец, немец, грек…
Так и вижу памятные книги,
Монументы, ярких красок лоск…
А сюда б и черные страницы,
Перечеркнутые вкривь и вкось.
Слезы на глазах у ветеранов,
Но и мне глаза разъела соль
Слез за то, что пережито мамой,
За униженных и оскорбленных боль…

Возвращение на историческую родину

Как только появилась возможность, большая часть семьи Фрайберг уехала в Германию, в том числе и старший брат Иван со своей семьей. В Казахстане остались только наши героини Ольга и Нина.

– Мы родились и выросли здесь, – говорят сестры. – Вышли замуж. Здесь у нас дети и внуки. Не видим смысла уезжать.
Сейчас Ольга Красильникова и Нина Васильева – активистки немецкого центра г. Усть-Каменогорск. С удовольствием посещают Frauenklub, принимают участие во всех мероприятиях, поют задорные немецкие частушки . Большой и дружной семьей отмечают Weihnachten и Ostern. Вспоминают, как проводились немецкие свадьбы, и делятся семейными рецептами.

Причем, о традициях и обычаях, которые им передали родители, сестры Фрайберг рассказывают не только в кругу родни. Петровны, как ласково их называют в Центре, – непременные участницы встреч с молодежным клубом, а также познавательных и музыкальных гостиных.

Александра Шиллинг