Реклама

Семья Фердинанда Балько (ударение на первом слоге), деда Лилии Лесковой, подлежала депортации из Крыма на второй день войны. За месяц до этого дедушка и бабушка оформили документы на дом в городе Саки по адресу Красноармейская, 1. Дом построили сами, в нем было молодым и новым всё: мебель, утварь и, конечно, люди.

Когда пришел приказ о немедленной эвакуации, в дом вошел старый сосед-еврей.
– Федя, ты оставь все это здесь – кресла, подушки. Возьми теплые вещи. Я слышал вас куда-то в Сибирь, за Урал высылают. А еще мешок муки и сундук. Молодые совета послушались. Уходя, они оглянулись на свою мечту, которая осуществилась и тут же разрушилась.

Из книги «Почетные граждане города Лисаковска»

Лилия Гербертовна Лескова, декан Лисаковского филиала дистанционного обучения Рудненского индустриального института. В Лисаковске начала работать в 1977 году экономистом, а затем заведующей городским финансовым отделом. С 1996 года по 2004 год – заместитель председателя Административного совета Лисаковской специальной экономической зоны, заместитель акима города.

При ее непосредственном участии был разработан и реализован режим работы свободной, а затем специальной экономической зоны, что дало развитие малому и среднему бизнесу, росту налогооблагаемой базы.

Кандидат экономических наук. Награждена медалью «Қазақстан Республикасының тәуелсіздігіне 10 жыл» (2006 г.), юбилейной медалью в честь 80-летия Костанайской области (2016 г.). Это часть официальной биографии. А вот жизнь Лилии Лесковой, о которой не рассказывают в сухих справках.

Фердинанд

Фердинанд Балько родился в 1910 году, был одним из 16-ти детей в традиционной немецкой семье. Родители отдали его «в люди» в еврейскую семью. Лилия Гербертовна жалеет, что не знает их имен. Из муки, взятой с собой в дорогу, дедушка делал болтанку (на станциях у водокачки можно было разжиться и кипятком), кормил этой тёплой смесью дочь.

Однажды, когда поезд стоял в тупике, услышал крик: «Федя! Федя!» – из-за решетки вагона его звал сосед – друг детства, татарин Мубин, заросший бородой и потому не сразу узнанный. Дедушка принес ему другую болтанку. До конца жизни, говорил, буду помнить, как из-за решетки вагона люди тянули руки за ней, и она стекала по бородам.
Через отверстие в сундуке, в котором жила всю дорогу будущая мама Лилии, бабушка рассказывала дочке сказки. Наверное, они были о добре и зле, и, конечно, о том, что добро всегда побеждает.

Умер Фердинанд Балько в середине 80-х. Похоронить себя завещал в Семиозерке (ныне райцентр Аулиеколь).

Хитрый немецкий заяц

На вопрос, всегда ли она чувствовала себя немкой, Лилия Гербертовна отвечает:
– Я в традиционной семье воспитывалась. Свадьбы у всех родственников проходили по немецким обычаям, на родном языке. Дедушкина сестра, Дора, на Рождество одевалась в вывороченную шубу и натягивала на лицо чулок (выступала в роли пельцникеля), а я кричала: «Тетя Дора, а я вас узнала!»

К нам с братом приходил Пасхальный заяц. Родители и бабушка с дедушкой думали, что мы не понимаем немецкий и говорили на нем, когда хотели что-то от нас скрыть. Так мы узнали, что они собираются положить нам подарки, как будто их принес Заяц. Решили с братом всю ночь не спать и доказать им, что никакого Зайца нет. Но уснули. А утром нас уже поджидали подарки…

В быту доминировала немецкая кухня – «Кухи», «Штрудли» из дрожжевого теста, а «Шнеепале» (снежные мячики) были украшением любого стола. Когда сын Лесковых открывал ресторан в Лисаковске, акцент был сделан именно на немецкую кухню. Здесь все бабушкины навыки вспомнились.

Что скажет Вера Михайловна

Традиционная немецкая свадьба, со знаменитыми нелюбинскими музыкантами (немецкое село Нелюбинка, Тарановского района Костанайской области). Невеста – Лилия Кельм, жених – Борис Лесков. 13 августа 1977 г.

В школе я была «бандиткой», – смеется Лилия Гербертовна, когда речь зашла о начале карьеры. – Моя классная руководительница, Вера Михайловна Гаврилова не раз повторяла: «С этой Кельм не будет толку». Когда я поступила в Целиноградский финансовый техникум после 8 класса, многие девчонки скучали по дому и бросали учебу. А у меня в голове сидело одно: «Приеду, а Вера Михайловна скажет, что так и знала, с этой Кельм толку не будет».

Окончила техникум, поехала по распределению в Боровской район. И снова девчонки бросают, уезжают, потому что трудно в 5 утра вставать, идти на вокзал, ехать в командировки по совхозам. Все бросали, а я думаю: вернусь в Семиозерку, а там Вера Михайловна скажет, что так и знала, что с этой Кельм толку не будет.

Вышла замуж, переехала в Лисаковск, поступила в вечерний институт, а сын пошёл в первый класс… тоже сложностей немало. Опять думаю, что скажет Вера Михайловна? Спустя годы я догадалась: Вера Михайловна была тонким психологом, а понимая, что отличительная черта моего характера – честолюбие, использовала это в воспитательных целях.

Земля не отпускает

Школьные воспоминания Лилии Лесковой очень яркие. Она была лидером и идейным вдохновителем.

– Когда нас приняли в пионеры, я позвала всех в лес на маёвку. Холодно, апрель. Говорю: «Давайте поклянемся на верность родине. Для этого мы должны землю поесть».

Эмма Радиковна Усманова, археолог, почётный гражданин города Лисаковска, как-то сказала: «Лилька, я теперь понимаю, почему ты не уезжаешь в Германию. Тебя земля наша не отпускает».

Одна земля не пускала, но другая звала к себе. В 2003 году Лилия Гербертовна, вместе с родными из Германии встретились в городе Саки. Хотели найти дом или место, которое вынужденно в 41-м покинул дед Фердинанд. Но дом по Красноармейской, 1 не сохранился. Нумерация начиналась с пятого дома.

И только по трем валунам, о которых рассказывал дедушка, они узнали семейный двор. За ними стоял уже низкий, покосившийся дом. На зов вышла женщина, украинка.

– Вы что здесь?
Объяснили.

– Вы знаете, никогда немцы на этом месте не жили. Я здесь всю жизнь прожила, – говорит. На вид она казалась ровесницей моих бабушки и дедушки.

– Вы неправильно поняли, мы ни на что не претендуем. Посмотрите, вот мужчины приехали из Германии, у них все есть… только память забрали. Мы просто хотели посмотреть и взять горсть земли, на могилу маме.

У женщины чуть истерика не случилась:

– Нет, нельзя, не было здесь никаких немцев!

– Жаль нам вас, – сказали они той женщине. – Вы всю жизнь живёте в чужом доме и боитесь его потерять.

А нам уже ничего не страшно, потому что мы самодостаточные. И на чужбине, в далёком Казахстане, обрели свою родину и построили не один дом. Всю обратную дорогу Лилия в такси плакала.

Команда

Лилия Лескова из команды Альберта Рау, с которой связывают «лисаковское экономическое чудо». С марта 1993-го по сентябрь 1998-го года она работала зампредседателя Административного совета Лисаковской свободной экономической зоны (СЭЗ). Затем стала заместителем акима Лисаковска. Нестандартный подход к решению проблем и задач выдвинул ее в областной центр, на должность директора Департамента экономики и бюджетного планирования. Об этом периоде женщина вспоминает неохотно.

– Только в Костанае я поняла, насколько счастлива была в команде, в Лисаковске. Департамент дал мне школу, но я разочаровалась в госслужбе.

Лилию пригласили в РИИ (Рудненский индустриальный институт) на должность декана.

– Когда отец узнал, он надулся и даже перестал со мной разговаривать. Я говорю: «Что такое, папа?» Выяснилось, что он боялся за мою репутацию. «Ты только взятки не бери…» Было немного смешно.

Она и сейчас не любит плестись в хвосте, как не любила этого раньше. На базе Лисаковского факультета РИИ создан Центр дистанционных образовательных технологий. Чтобы заочникам не нужно было ездить на сессии (на работе не отпускают, да и в зарплате люди теряют), внедрили обучение на онлайн-площадке. Пришлось много сделать, так как речь идёт не гуманитарных, а о технических специальностях.

Лилия Гербертовна говорит, что качество образования улучшилось во много раз. Во-первых, пока студент не прослушает видео лекцию по теме, он не сможет просмотреть презентацию, прочитать конспект по модулю и т.д. Затем должен сдать тесты по модулю. Если не сдал, возвращается на повторное изучение. Освоение только последовательное и на высоком уровне.

«Лескова, давай защищаться!»

При том, что многим людям она хотела бы сказать слова благодарности, Альберт Рау, ныне депутат Мажилиса и лидер немцев Казахстана, занимает особое место в ее становлении, – будь то карьера или жизненная позиция.

Например, когда досрочно упразднили Лисаковскую СЭЗ, он сказал: «Лескова, давай защищаться! Езжай в Москву, в Академию госслужбы при Президенте РФ». Я до этого упиралась, мне было уже 45 лет. Говорила: «Зачем мне на старости лет это нужно?» Он ответил: «Мы потом поговорим». Когда я приехала, на кафедру зашёл А.В. Бачурин (я по его учебникам в Целиноградском финансово-экономическом техникуме учила экономику), и вот он входит; все встают. В свои 85 лет он сохранил трезвый ум и отличную память. Он выступил моим научным оппонентом. Я была без ума от этого человека!

Когда вернулась в Лисаковск, Альберт Рау у меня спросил: «Ну что, Лескова?» Я отвечаю: «Я в восторге, Альберт Павлович! Наконец-то я поняла, что цена ученого с возрастом растет, а государственного служащего падает… С этой философией мне легко жить, даже, в мои 62 года».

Людмила Фефелова, Фарид Дандыбаев