Кому небезразлично будущее немецкого языка на постсоветском пространстве? Однозначный ответ на этот вопрос дают участники IV научно-практической конференции «Немцы России: стратегии развития языковой работы. 5 лет ответственности», которая проходила в Москве с 30 марта по 2 апреля. О значении языка и роли этнических немцев в его популяризации рассказывает организатор конференции Ольга Мартенс, первый заместитель председателя Международного союза немецкой культуры.

– Эксперты уверяют, что число изучающих немецкий язык в стране, которое резко упало за последнее десятилетие, уже не будет уменьшаться: дно достигнуто. Касается ли это и российских немцев?

– Всё, что могло произойти плохого у нас в стране с немецким языком, родным для российских немцев, уже произошло. После 1941 года, депортации и несправедливых обвинений, казалось, никогда больше в последующих поколениях этот народ не заговорит на родном языке.

Однако желание сохранить, возродить свою культуру оказалось у многих сильнее страха. Начался ренессанс в литературе, появился свой театр, были востребованы СМИ российских немцев. атем наступил период безвременья 90-х.

Многие немцы уехали в Германию. Оставшиеся копошились в своих общественных организациях. И только в конце 2000-х пришло понимание, что мы сами несем ответственность за наш язык, наш народ. Взяв ответственность в свои руки, мы начали языковую реформу.

– Намеренно ли немецкое меньшинство, стремясь спасти свой родной язык, способствует укреплению статуса и роли немецкого языка в стране?

Выступление Хартмута Кошика– Да, намеренно, несмотря на то, что в первую очередь мы думаем о сохранении и передаче нашего родного языка. Нам больше некуда идти, как только в детские сады и школы, если мы хотим своим детям дать знание немецкого языка. На фоне всеобщего увлечения английским роль именно российских немцев в укреплении статуса немецкого языка в России возрастает.

Приведу один пример: несколько участников конференции рассказали мне о том, как они, окончив немецкое отделение пединститута, пробовали работать в крупной немецкой компании. И не выдержали, так как менеджеры из Германии предпочитали говорить на английском языке. Несет ли немецкий бизнес ответственность за распространение языка Гёте в мире? Кто заинтересован в том, чтобы язык не терял свои позиции? Прежде всего, сами этнические немцы. Именно поэтому я уверена, что Германии, которая поддерживает специальными программами немецкие меньшинства в России и Казахстане, все ее траты возвращаются сторицей.

– Что именно предлагают сейчас российские немцы для популяризации немецкого?

– Пять лет назад правительство ФРГ передало общественной самоорганизации российских немцев рычаги управления программой поддержки немецкого меньшинства в России и ее финансирование. Международный союз немецкой культуры начал именно с языковой реформы. Мы открыли более 120 групп дошкольного обучения немецкому в шести регионах России и создали пока единственный в стране учебно-методический комплект для изучения языка в детских садах Deutsch mit Schrumdi. Мы регулярно стали проводить международные научно-практические конференции – до нас не было единой площадки для учителей немецкого языка из разных уголков страны.

Наш всероссийский конкурс «Друзья немецкого языка», завершившийся на днях в четвертый раз, привлекает тысячи любителей языка.

– Какие дефициты вы испытываете в вашей работе?

– Прежде всего мы столкнулись с катастрофической нехваткой персонала для работы с дошкольниками. Далеко не во всех населенных пунктах есть возможность изучать немецкий язык – будь то в школе, в вузе или даже на курсах. Законодательная база, позволяющая учить в школе немецкий как родной, есть, однако применить ее на практике в субъектах федерации сложно.

– Какие шаги в языковой работе планируется сделать по итогам состоявшейся конференции? 

«Немцы России: стратегии развития языковой работы. 5 лет ответственности»– Для нас важно, чтобы статус немецкого языка был закреплен на региональном уровне, чтобы в субъектах федерации, где немцы являются второй этнической группой после русских – титульной нации, в каждой школе была возможность изучать немецкий язык.
С сентября в сотрудничестве с Омским педагогическим университетом мы начнем заочную программу подготовки педагогов немецкого языка для дошкольных учреждений.

Мы запустили пилотный проект – комбинированные курсы немецкого языка для тех, кто проживает вдалеке от центров встреч и не имеет возможности ходить на курсы Hallo Nachbarn Neu. Развиваем электронные проекты на базе портала RusDeutsch.

– Сколько потребуется времени при условии постоянной работы МСНК и соответствующей поддержки, чтобы прилагаемые сегодня усилия дали свои плоды и в будущем передача немецкого языка в семьях российских немцев успешно осуществлялась бы сама собой?

– Чтобы воссоздать языковую среду, претерпевшую печальные изменения в XX веке, потребуется вырастить целое поколение, которое, в свою очередь, будет сохранять языковую традицию в семье. Это долгий путь, придется набраться терпения и трудиться всем вместе, не покладая рук. Я верю в команду единомышленников и в то, что любовь к немецкому языку есть в сердце каждого российского немца.

Интервью: Ольга Силантьева

Поделиться