Шедевры прусских и саксонских коллекционеров Гоцковского и Брюлля составили достояние Эрмитажа – одного из старейших и крупнейших художественных и историко-культурных музеев России. В создании картинной галереи Эрмитажа сыграли выдающуюся роль комиссионеры. Среди них было немало известных людей – дипломат князь Дмитрий Голицын, энциклопедист Дидро, барон Мельхиор Гримм, скульптор Фальконе.

В этом году музейный комплекс, в составе известного Зимнего дворца, его филиалов в Выборге, Омске и Казани, празднует 250-летие. Что логично, ведь и возник он благодаря Екатерине Великой, императрице российской. Днем рождения Эрмитажа считается 7 декабря – День ангела, именины Екатерины. В честь юбилея, для более широкого доступа в музей населения Северной Пальмиры, России, городов и соседних стран, вход в музей 10 декабря был бесплатным. Кроме этого, каждый четверг декабря отменена плата за посещение восточного крыла Главного штаба Эрмитажа.

За два с половиной столетия он прошел путь от императорского дворца до государственного хранилища художественных ценностей, которое сегодня насчитывает около трех миллионов экспонатов. Все это памятники мировой культуры: от каменного, покрытого туманом, века до наших современных дней. Эрмитаж начинал просветительскую деятельность в специальном дворцовом флигеле (в переводе с французского «ermitage» — это место уединения, келья, приют отшельника), где в 1764 году Екатерина разместила свои первые приобретения, которые и положили начало ее коллекции произведений искусства. Правда, предназначены они тогда были для личного пользования, вернее, для узкого круга приближенных к царственной особе.

Первые 225 полотен попали к ней из частного собрания живописи берлинца Йохана-Эрнста Гоцковского – прусского дворянина, коммерсанта и фабриканта, ценителя искусств. На этот счет существует несколько версий. Есть среди них и совсем уж экзотичная: якобы Екатерина пригласила Гоцковского, добившегося царской аудиенции, составить ей партию в вист, и коммерсант проигрался «в пух и прах». Необходимой суммы у него не было и пришлось расплачиваться картинами из своей коллекции.

По другой версии, полотна из Берлина были переданы русской царице в счет уплаты военного долга Гоцковского послу России в Пруссии князю Владимиру Долгорукову. В 1756 году Пруссия вступила в Семилетнюю войну, в ходе которой понесла большие потери, казна была опустошена. В 1760 году Берлин был занят русскими войсками, выступавшими на стороне антипрусской коалиции. Изнурительная война закончилась в 1763 году необходимым для всех участников конфликта миром.

В 1755 году берлинский фабрикант И.-Э.Гоцковский получил от прусского короля поручение составить для него коллекцию картин старых мастеров. Через своих агентов в Европе он приобрел свыше 300 полотен. Однако Фридрих выкупил лишь некоторые из них, отказавшись от приобретения всей коллекции из-за сложных финансовых обстоятельств. В том же году Гоцковский, неудачно вложивший средства в покупку хлебных магазинов, оставленных русской армией в Берлине, предложил русской императрице передать в зачет части своего долга собранную им для Фридриха коллекцию. Екатерина быстро согласилась, оценив возможность стать обладательницей картин, предназначавшихся ее политическому сопернику, показать себя монархиней просвещенной и подчеркнуть прочность финансового положения России.

Переговоры о составе и оценке коллекции вел князь Владимир Долгорукий.

Преимущественно это были произведения фламандских и голландских художников, с включением ряда работ итальянских мастеров. 11 февраля 1764 года указ о принятии собрания Гоцковского был подписан, и летом картины прибыли в Зимний дворец. Коллекция стала основой дворцового собрания, позднее вошедшего в состав императорского Эрмитажа. Среди них были работы таких мастеров, как Рембрандт ван Рейн, Питер Пауль Рубенс, Антонис ван Дейк, Якоб Йорданс, Франс Халс, Хендрик ван Бален и другие шедевры мира. Многие из этих картин и сегодня украшают стены залов Эрмитажа.

Говорит главный научный сотрудник музея Ирина Соколова: «Это действительно великолепная подборка. В Эрмитаже представлены, за исключением Йоханнеса Вермеера Дельфтского, или, может быть, еще одного-двух мастеров, практически все художники Голландии XVII века. Причем, представлены многие из них многочисленными работами, очень важными, которые занимают в истории искусств значительное место. И в настоящий момент эта коллекция располагается в шести залах в анфиладе Нового Эрмитажа, а также частично в Петровской галерее, которая со временем полностью будет занята голландскими картинами. Таким образом, вся блестящая, поистине первоклассная коллекция голландской живописи станет доступна для обозрения».

В 1769 году в Дрездене для российской императрицы была приобретена богатая коллекция саксонского министра графа Брюля. В ней было около шестисот картин. В их числе пейзаж Тициана «Бегство в Египет», виды Дрездена и Пирны кисти Бернардо Беллотто. Но «лицо» созданной картинной галереи во многом определило собрание живописи барона Кроза, которое Екатерина купила в Париже в 1772 году. Здесь преобладали полотна итальянских, французских, фламандских и голландских мастеров XVI-XVIII веков: «Святое семейство» Рафаэля, «Юдифь» Джорждоне, «Даная» Тициана и новые картины Рембрандта, Рубенса, ван Дейка…

Екатерина Великая просвещенная монархиня не скупилась. Она понимала, что величие державы зависит не только от ее военной и экономической мощи, но и от культурного развития – просвещения народа и процветания искусств. И пусть на начальном этапе интерес императрицы к собирательству был продиктован модой того времени, царившей в европейских монарших домах, в ней и самой кипела эта страсть. Эрмитаж появился благодаря складу ее ума, благодаря характеру Екатерины, уверен российский историк Александр Каменский: «Екатерина хотела находиться в струе этой моды, но при этом она была неравнодушна к живописи, к произведениям искусства. Ей самой это нравилось, отвечало ее духовным, эстетическим запросам. Екатерина мечтала о том, чтобы Россия была передовой страной, передовой европейской державой, в том числе, и в культурном отношении.

И она для этого много делала – не только в части собирания и создания Эрмитажа, но и по очень многим другим направлениям. Это касалось и просвещения в целом, и создания в России системы школьного образования. Ведь Екатерина – основательница не только Эрмитажа, но и публичной библиотеки в Петербурге. Поэтому это, безусловно, входило в ее представление о будущем России».

Коллекция Екатерины разрасталась так быстро, что очень скоро дворцового флигеля стало не хватать. Комнаты-«эрмитажи», украшенные художественными произведениями, имелись во дворцах Елизаветы Петровны. Так по ее велению в 1771 году началось строительство Большого Эрмитажа. Состав коллекции отражал художественные вкусы времени ее формирования. Развешенные по декоративному принципу шедевры ведущих мастеров фламандской школы, произведения Рембрандта и «малых» голландцев, картины итальянских художников XVI-XVII вв. располагались в Северном павильоне и галереях Малого Эрмитажа, в фойе эрмитажного театра, в трех залах, смежных с галереей Лоджий Рафаэля и в залах второго этажа Большого Эрмитажа. И только тогда историческое (изначальное) здание музея получило в название приставку «малый». Вместе с Зимним дворцом эрмитажные постройки екатерининского времени составили единый архитектурный ансамбль, который был завершен в правление внука Екатерины императора Николая I возведением музейного здания Новый Эрмитаж.

Однако, первый «Эрмитаж» — парковый павильон для уединения — появился в России при Петре I в его летней загородной резиденции Петергофе. Уже в середине XIX века собрание стало столь велико, что потребовались новые площади. Так в 1852 году появился Императорский Эрмитаж, который впервые открыл двери для широкой публики.

Владимир Проскурин

Поделиться