Мне довелось уже много таких историй слышать. Ты стискиваешь эти душевные переливы в своих ладонях и можешь только рассказать их другим. Олеся Бургхоф, 24 года, студентка Теологической семинарии Табор (г. Марбург), два года назад абсолютно одна, получив вызов, эмигрировала в Германию, решив, что раз выпадает такой шанс, то надо его использовать. Вернуться можно всегда.

DAZ: Твои первые впечатления в Германии? Что бросилось в глаза? И как происходила интеграция в западное общество?

Олеся Бургхоф: Наверное, чистота и вежливое обращение оказались самыми яркими первыми ощущениями! А также знакомство со многими очень приятными, хорошими людьми, коренными немцами, которые мне во многом потом помогли. (Конечно, были и такие, с которыми можно столкнуться везде) Все говорят спасибо, пожалуйста, улыбаются. Но потом оказывается, что все не совсем так хорошо. Вернее, все имеет изнаночную сторону, т.е. не всегда за хорошим словом скрывается хорошее, и не всегда за улыбкой скрывается искренняя улыбка. А что на душе вообще остается неизвестным.

DAZ: По твоим наблюдениям, с чем это связано?

О.Б.: К немецкому менталитету относится желание перманентно Spaß machen жить в удовольствии. Это один момент. Другой же — они предпочитают показывать только хорошую сторону их натуры. Однако это не всегда уместно, потому как нужно уметь открывать свое сердце другим. И, в принципе, этот процесс уже начался в немецком обществе. Например, появилась книга Петера Ханны Schluß mit lustig (Конец веселью), где сам автор (известный немецкий модератор, журналист), принадлежа к немецкой западной культуре, дает понять, что нужно, не имея страха, показывать свое лицо и правду, какими бы они ни были

DAZ: Тебе самой трудно было принять это общество и как ты считаешь, приняло ли оно тебя?

О.Б.: Морально перестроиться было очень сложно. Хотя с самого начала я поняла, что нельзя обособляться, как зачастую это делают наши переселенцы, создавая искусственно свой маленький тесный русский мирок. Так никогда не выучить немецкий язык и не понять культуру Германии. Нужно, наоборот, сознательно войти в круг немцев. И тогда даже будет преимущество, т.е. появится возможность быть в двух культурах одновременно. Не собираться в свои отдельные кучки, а впускать немцев и самим стремиться попасть в этот круг. Многие эмигранты, особенно молодежь, не имея другой возможности реализовать себя (так как язык не всем дается, не у всех конкретные цели есть или иногда сквозит даже нежелание там себя найти), пытаются сделать вызов тому обществу

DAZ: Был ли переломный момент в твоих отношениях с Западом? Или все протекало медленно, безболезненно?

О.Б.: Да, конечно, он был. Кризис не удалось миновать

В какой-то момент я остро ощутила свое одиночество. Все чужие и я чужая. Даже один из моих близких друзей, заметив мой настрой, спросил: Ну что тебя тревожит, скажи мне, может, я смогу тебе помочь? А я ему навзрыд: Я даже тебе не могу сказать!. Заболела болезнью недоверия, которая в западном обществе инфекционным образом распространяется Потом такой же приступ произошел в институте. И тогда многие стали меня убеждать, что я вовсе им не чужая, а некоторые отошли просто в сторонку, и в этот момент я поняла, кто мои друзья, а кто нет. И мне стало легче. Я себя почувствовала окруженной несколькими людьми, которым можно доверять. Я пришла к выводу, что не стоит только на себе концентрироваться, и начала интересоваться другими. И те, которые не побоялись мне больше о себе рассказать, и стали теми, которым стоило и себя доверить То есть нужно было все равно (не всем, безусловно, нужно уметь выбрать тех, настоящих) когда-то открыться, сказать, что беспокоит Для любой интеграции требуется время.

Это, кстати, очень хорошее качество у немцев готовность помочь, если они пообещали, это не остается на уровне слов, как иногда у нас.

DAZ: А что еще требуется тем, кто примет решение эмигрировать?

О.Б.: Нужно быть  готовым к трудностям, потому как они везде, и не пасовать перед ними. Больше верить, верить в себя, и уметь различать компанию, и затем уже смело вливаться в нее, не боясь, что тебя отвергнут. Потом выработать способность больше наблюдать, обдумать хорошо вначале все, а потом уже высказываться

DAZ: Ты закончила здесь Алматинскую Духовную Академию Пресвитериан, там ты учишься тоже в духовном высшем учебном заведении. Что бросается в глаза в плане образования? Расскажи о своем опыте.

О.Б.: Учиться там сложно, даже для самих немцев. Другое очень дорогое обучение, которое себе не все могут позволить, хотя здесь может помочь государство, выделяя гранты, которые потом уже, после окончания всего процесса обучения, все равно нужно будет вернуть. Когда я поступала, на нашем курсе было 20 человек. Причем образовалась очень интересная группа из разных культурных миров: например, один молодой человек из Америки, девушка из Англии, конечно, коренные немцы, т.е. у каждого могут возникнуть те же самые сложности в процессе интеграции, что и у меня. Проучившись один год, наша группа уменьшилась до 15 человек. Тому послужили разные причины, и в большей степени — охвативший многие интеллектуальные круги Европы вирус легостении (трудности в правописании). Но так как везде могут возникнуть сложные ситуации, важно одно не сдаваться. И что мне помогло — это вера в Бога, который дает ту самую силу не сдаваться, и на основе этого — вера в самого себя. В каждом обществе разные люди, с разными представлениями о хорошем и плохом. Однако нужно не теряться и твердо идти к намеченной цели. Поэтому все-таки стоит разыграть этот шанс тем, кому он выпадет.

DAZ: Спасибо за беседу!

Интервью вела Наташа Залипятских

02/09/05

Поделиться