Дружная семья Герман, в которой росли восемь детей, была очень музыкальной. В ней было много веселья и песен. Позже отец, братья Рудольф и Ойген, были расстреляны, погибли в лагерях. Давид простудился и умер при попытке перехода через границу, в надежде навсегда покинуть «коммунистический рай». Сестра Луиза, сам автор книги прошли через ад сталинских лагерей и выжили чудом. Из братьев только Вилли смог спастись, нелегально, с риском для жизни, перейдя польскую границу. Трагедия семьи легла в основу книги Артура Германа «Легенда», которая вышла в свет около года назад. Прототипом главного героя книги, скрипача Рудольфа Баллаха, явился один из четверых братьев отца всемирно известной певицы Анны Герман.

«Неизвестная Анна» продолжает тему семьи Герман в новом поколении.

«Негромко лилась какая-то мелодия, которая тут же привлекла моё внимание. Звучал женский голос, и он мне вдруг показался очень знакомым. Я невольно остановился, как зачарованный: так пели мои старшие сёстры Берта и Ольга: те же интонации, та же мягкая, до боли узнаваемая задушевность. Первая мысль, пронзившая мой мозг: «Это дочь Ойгена!». Незадолго до этого старший брат Вилли сообщал из ФРГ: «Недавно мне Берта писала, и она снова упомянула эстрадную певицу Анну Герман. Удастся ли нам когда-нибудь выйти на след нашего исчезнувшего брата?»

«А Анна вновь и вновь появляется на телеэкране. И её черты, её голос становятся всё знакомей и родней».

Автор книги «Неизвестная Анна» – журналист, писатель, poccийcкий немец Артур Герман, брат отца певицы и всеобщей любимицы Анны Герман. Эта книга первая открытая публикация о её происхождении, судьбе отца Евгения Германа и о родственниках с его стороны. «Имею ли я право?» – вопрос, который ставит автор книги в её начале и на который сам же даёт исчерпывающий ответ:

«Нужно ли мне писать об Анне Герман, о которой написаны горы книг, газетных статей, исследований, интервью и просто восторженных отзывов о её самобытном таланте?»

Но писателя беспокоит то, что во многих из этих изданий встречаются утверждения, относящиеся к отцу певицы и её происхождению, не соответствующие истине. Книга Артура Германа развенчивает мифы, досужие вымыслы, сплетни в виде версий, которые в изобилии порождались советской прессой, резво культивировавшей легенду о «славянских» (польских) корнях Анны, тем самым вводя в заблуждение неисчислимую массу поклонников её яркого таланта. Автор книги остроумно замечает: «Мой отец Фридрих Герман, дед Анны, при всей своей богатой фантазии не мог предвидеть, что в его чисто немецкой семье, в которой все дети были принесены аистом, а не подброшены кукушкой, один сын Ойген впоследствии окажется поляком».

К одному из высокохудожественных проявлений подобных мистификаций относит автор книги и восторженное высказывание об Анне Герман Анастасии Цветаевой, сестры знаменитой поэтессы Марины Цветаевой: «Польская панна! Только Гоголя перо могло бы её описать». Идеологическая ситуация тех лет в СССР во многом объясняет, почему и Ирма, мать Анны, вынуждена была впоследствии поддерживать миф о польском происхождении дочери. Когда девочка ещё жила с матерью в СССР, ей частенько доставалось от сверстников, уже в нежном возрасте ей было знакомо жуткое ощущение летящего в спину камня и грубое слово «фашистка». Когда девочке исполнилось десять лет, мать приняла решение об эмиграции в Польшу.

Артур Герман, автор книги, так оценивает это судьбоносное для всей последующей жизни певицы событие: «Ирма, мать Ани, без сомнения, приняла правильное решение. Там (имеется ввиду СССР) она никогда не стала бы той Анной Герман, которую теперь, в этой огромной стране, все знали и любили. Она могла бы стать «знатной» свинаркой или телятницей, а в лучшем случае участницей самодеятельности в клубе, но Анной Герман никогда. Для этого перед нею остались бы закрытыми все двери, как перед тысячами других талантов из числа двух миллионов российских немцев».

В книге представлены записи, сделанные автором в короткие часы его знаменательной встречи с племянницей в августе 1974 года во время гастролей певицы по Казахстану. А также переписка разных лет автора с матерью Анны Ирмой, приводятся подробности посещения семьи Германов Ирмой, приезжавшей из Польши к неожиданно обретённым в далёком Казахстане родственникам мужа, расстрелянного в 1938 году в СССР. Изображены ситуативные картинки, милые и комичные одновременно, связанные с прочно закрепившейся за ним ролью «дяди Анны Герман» в Караганде, где он долгие годы работал журналистом в газете «Фройндшафт».

Особое внимание обращает на себя глава «Альма». В ней автор подробно рассказывает о судьбе первой жены Ойгена, отца Анны, о том, с какой радостью восприняла знаменитая певица весть о существовании сводного старшего брата Рудольфа. Он работал к тому времени директором школы в маленьком городке Аягуз в Казазстане, недалеко от китайской границы. Много в книге сведений, связанных с судьбой Анны. Писатель рассказывает и подробности страшной аварии, произошедшей с певицей на гастролях в Италии. Говорит о важной роли матери в её жизни: «Анна в матери всегда находила надёжную гавань, в которой можно было обрести покой и набраться новых сил». Многие эпизоды невозможно читать без слёз: «Пять месяцев неподвижности в панцире на спине. Невыносимые боли во всём теле. Постоянная потребность изменить положение то руки, то ноги, но ни то, ни другое невозможно. Она на грани безумия, она теряет сознание, она плачет, умоляет снять с неё панцирь». «Мать сидит у постели больной, и трудно сказать, кто из обеих больше страдает. Ирма берёт руку дочери и держит её, и силы матери перетекают в тело Анны».

Разные авторы не раз пытались описать и голос выдающейся певицы, и то воздействие, которое способен он был производить на слушателей. Артур Герман упоминает в качестве одной из лучших, исполненных Анной песен, песню «Эхо любви». Она звучит в фильме «Судьба».

Евгений Матвеев рассказывал в одной из телевизионных передач: «… высокопрофессиональный оркестр вдруг заиграл вразнобой… Начали второй раз та же история. Оказалось, никто играть не может, женщины-скрипачки плачут. Герман пела так, будто прощалась с жизнью. Голос Анны божественный». «Я вообще смотрел на эту женщину, как на икону».

Такие определения наиболее точно отражают силу её таланта.

В последние дни жизни на её столике лежала зачитанная бабушкина библия. Умерла певица в возрасте сорока шести лет от мучительной болезни, явившейся последствием аварии 1967 года. Искренностью и родственной любовью выдохнуты строки автора книги, произнесённые им в финале повествования: «Для нас Анна была дочерью Ойгена, проплывшей по небу звездой, которая, взойдя и опустившись за горизонт, в вечность, покоится в руках Бога».

Надежда Рунде

16/12/05

Поделиться
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •