Реклама

Не за горами — завершение карантина. Каких изменений в сфере образования нам ждать в дальнейшем? И какие меры необходимо предпринять уже сейчас, чтобы снова не попасть впросак? Об этом и о многом другом мы побеседовали с доктором педагогических наук Нелли Пфейфер.

_________________________

Справка:
Нелли Эмилевна Пфейфер — доктор педагогических наук. Секретарь Ученого совета Павлодарского государственного университета. Председатель объединённого профкома общественного объединения «Локальный профессиональный союз работников юго-восточных структурных подразделений АО «КазТрансОйл»

_____________________

— Нелли Эмилевна, расскажите о своей семье, откуда родом ваши предки?

— Прадед Давид Давидович Пфейфер и прабабушка Каролина Карловна (в девичестве Торно) — выходцы с юга Германии (Штутгарт), жили в г.Карс (ныне территория Турции), где родился мой дед Карл Давидович Пфейфер. Это была большая семья, шесть сыновей и две дочери, дед был младшим сыном. После русско-турецкой войны семья вынуждена была переселиться на территорию Грузии, в окрестности города Мцхета (бывшая столица Грузии) и там обосноваться в селе Георгисталь (ныне село Дзвели Канда), где проживало много немцев. Дед женился на Фриде Яковлевне (в девичестве Шотт), 1898 года рождения. Мой отец Эмиль Карлович родился в  1926 году. Они имели большой дом, хозяйство, сад и виноградники.

В 1941 году семья, как и все немцы, была депортирована в Казахскую ССР, проживала в Павлодарской области, селе Григорьевка. В 1950 году отец женился на моей маме, Ольге Владимировне (в девичестве Келлер), 1931 года рождения, тоже депортированной с мачехой из Северной Осетии.

В семье нас было пятеро детей: брат Карл (1953 г. р.), сестра Лена (1955 г. р.), брат Владимир (1957 г. р.), я и младшая сестра Эрика (1961 г. р.). В 1997 году мама, братья и сестры со своими семьями выехали на постоянное место жительства в Германию.

— Ваши воспоминания из детства, какие немецкие традиции соблюдались в семье?

— Детство — это поистине счастливая пора в моей жизни, и в этом заслуга моих родителей. Я помню практически все. В семье всегда соблюдался лютеранский уклад жизни: большое трудолюбие, сохранение и верность религиозным традициям, и главой этого уклада была бабушка. Поскольку она говорила только на немецком языке, то все в семье знали и говорили на нем, а это швабский диалект.

Приступая к ежедневной трапезе, бабушка обязательно произносила молитву, и каждый из членов семьи ее поддерживал, находясь строго на своем месте за большим столом. Традиционно немецкой была и пища: закуски, салаты (картофель-салат, зюльце, саур-краут, колбасы…), первые блюда (нудель-суп из курицы, роте боне-суп с копченым мясом, картофель-суп, краут-суп, меель-суп…), мясные блюда (каслер-сальц-картофель, булетен, тольма, копчености…), мучные блюда (дамф-нудель, штрудели, вергале, кнепфле, шнайдерплец, гефюльте-нудель…), каши (мильх-райс, пшено, сладкий плов…), выпечка (леб-кухен, рибель-кухен, цопф-кухен, крепли, булочки, пряники…), напитки (кофе с корицей, чай, квас хлебный, вино, чача, пиво со сливками).

Самым любимым был праздник Рождества, обязательно наряжалась елка, под нее мы клали шапки для подарков. Вся семья была занята подготовкой. В доме пахло хвоей и выпечкой. Чтобы получить утром подарок, мы должны были рассказать стишок или спеть песенку (Алле яре видер, Морген коммт дер Вайнахтсманн, О, ду фройлихе…).
Не менее ярким был праздник Пасхи. Красились яйца, пеклись сладости, каждому из нас делались гнезда (бабушка специально сеяла траву), и утром  свой подарок также можно было получить через стишок или песенку.

В декабре проходили гуляния под названием Шляхтфест. Накануне все дружно работали, а когда наступал вечер, то дома собиралось много гостей на свежину, после застолья пели песни, танцевали, и все это под баян или гармошку.

Немецкие свадьбы проходили весело и шумно, так как свадебный «кортеж» сопровождался песнями, стрельбой, шутками. Подавались традиционные блюда, в перерывах между застольем много танцевали, а в двенадцать часов жениха с невестой сажали в круг, все гости становились в хоровод и под прощальную песню снимали с невесты венок. Через неделю все гости опять собирались на «куриную» свадьбу.
Кстати сказать, родители безупречно знали и казахский язык,  с почтением относились к традициям казахского народа и прививали это нам. Я каждый год приглашаю своих друзей на Рождество, стараюсь организовать этот праздник, соблюдая наши традиции. На Пасху зову их с детьми и внуками на завтрак. Дети знают, что их ждут угощения (крашеные яйца, сладости) и подарок за стишок, песенку или показательный номер.

Гордостью в нашей семье был сад, который разбил и бережно за ним ухаживал отец. После поездки в Грузию в конце 60-х годов из привезенных саженцев  фруктовых деревьев отцу удалось в суровых климатических условиях вырастить виноградник, яблони, сливы и даже грецкий орех. Это, конечно же, проявление большой  любви к Кавказу и постоянное желание сохранить атмосферу и обстановку, в которой выросли и жили мои родители.

— Почему вы решили заняться именно преподавательской деятельностью?

— В преподавательскую деятельность я пришла, окончив с красным дипломом Павлодарский педагогический институт. Это решение было осознанным,  до поступления в вуз я два года работала учителем в Чернорецкой средней
школе №2. Именно здесь я познакомилась с коллегами, молодыми специалистами, которые сформировали у меня профессионально-педагогическую направленность  и желание учиться дальше.

Мне повезло и в пединституте на хороших людей. Здесь у меня уже начала проявляться научная направленность – рефераты, коллоквиумы, научные конференции, доклады, тезисы, статьи, и все это под руководством ученых, кандидатов, докторов наук.

А вот окончательный перелом наступил в Ленинграде (ГДОИФК им.П.Ф.Лесгафта), куда я после года работы в пединституте в 1985 году приехала на научную стажировку. Мне опять повезло. Я встретила своих научных руководителей и других коллег, с которыми мы формировали науку высокой пробы (кандидатские и докторские диссертации, статьи, учебные пособия, научные стажировки и конференции), в общей сложности девять лет.

В начале 1997 года я вернулась в Павлодар после успешной защиты докторской диссертации в С-ПбГАФК им.П.Ф.Лесгафта, педагогического института уже не было, и меня назначили проректором  по учебной работе института экономики и инжиниринга (ныне ИнЕУ). В 2002 году по приглашению ректора перешла в Павлодарский государственный университет имени С.Торайгырова проректором по учебной работе для решения вопросов развития и  модернизации высшего образования. Через год  мы, ученые кафедры психологии и педагогики, параллельно начали формировать научную школу в вузе. Открыли докторантуру, научный журнал, рекомендованный ККСОН, были членами объединенного диссертационного совета при КарГУ им.Е.Букетова. Дважды мне доверяли ответственную должность председателя экспертного совета по защите кандидатских и докторских диссертаций по педагогике и психологии ККСОН МОН РК. Под моим руководством защитились 16 докторов и кандидатов наук, многие из них занимают ответственные должности в сфере науки и высшего образования.

— Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев не так давно поручил начать разработку радикальных реформ здравоохранения, образования и науки. Каких изменений требует современное образование, на ваш взгляд?

— С радикализмом мы уже перемудрили, когда полностью отреклись от советского прошлого. Как показало время, ничего лучше, чем система народного здравоохранения Н.А. Семашко,  ни одна страна не изобрела. Я подчеркиваю —  народного здравоохранения. Была жесткая эпидемиологическая служба, тотальный, а не формальный профосмотр, диспансеризация, лечение не по нормативам койка-дней, а до полного выздоровления включая санаторно-курортное лечение.

В образовании аналогичная картина. Уповать на цифровизацию, как показал карантин, не следует. IT – одно из средств получения знаний, а не форма. Образование и воспитание – прежде всего социализация детей, приобретение жизненного опыта в социуме. От живого общения отказываться никак нельзя. Прежде чем предпринимать новые реформы, необходимо остановиться и осмыслить, что мы имеем сегодня и к чему пришли?

— Над какими научными вопросами вы работаете сегодня?

— Я преподаю в основном в магистратуре и докторантуре, занимаюсь актуальными проблемами, связанными с улучшением профессиональной подготовки специалистов на всех уровнях образования, развитием потенциала, структурированием бизнес-процессов в системе высшего образования.

— Нынешняя ситуация с коронавирусом и, как следствие, непростыми экономическими последствиями продемонстрировала, что многие государства оказались не готовы к подобным проблемам. Как вы полагаете, почему? И что необходимо менять, чтобы смягчить в будущем подобные кризисные ситуации?

— Давать советы и решать проблемы других государств —  этот вопрос, наверное, не ко мне.

Я думаю, что по окончании ЧП (пандемии) необходимо провести детальный (до мельчайших подробностей) анализ всех сфер деятельности (систем), кто не справился в данных условиях, провести тщательную работу над ошибками и стать самодостаточным государством не оглядываясь на Запад и другие стороны света.

— Как осуществляется преподавательская деятельность в условиях ЧС? В чем сложности?

— Сложность в отсутствии живого общения. Что такое лекция? Это выявление причинно-следственных связей, что происходило вчера и к чему привело? Что происходит сегодня и что за этим последует? Это обмен мнениями, может быть, и споры. Передавать просто информацию – методически неверно. Для вуза трудности не в IT технологиях или не владении ими, трудности в реализации предназначения обучения. Мы поторопились отказаться от заочной формы. Многолетние наработки пришлись бы кстати не только в вузе, а особенно в школе – когда дистанционные образовательные технологии (ДОТ) недоступны по разным причинам.

— Чем вы больше всего гордитесь? Что считаете наибольшим достижением Вашей жизни?

— Достижения в моей жизни принадлежат не совсем мне, а тем людям, которые меня окружали. Это им я обязана в большей степени своими успехами, и они мной гордятся: прежде всего родные, близкие, коллеги, ученики и простые люди – земляки.

Доктор педагогических наук, профессор, академик, почетный гражданин Павлодарского района, секретарь Ученого совета ПГУ имени С.Торайгырова (высший консультационно-совещательный орган вуза — ныне), 16 лет проректор по учебной работе, председатель экспертного совета ККСОН МОН РК по защите кандидатских и докторских диссертаций по педагогике и психологии.

— Действительно ли будущее страны за учёными?

— Будущее зависит от многих факторов: политики, экономики, реального сектора т.е. промышленности, здравоохранения, образования, в том числе и от науки!

— За что в вашей жизни вы чувствуете наибольшую благодарность?

— Я благодарна жизни за то, что я родилась в это время, в замечательной семье, получила достойное образование, мне всегда везло на хороших людей. Я сделала прекрасную карьеру в профессии, занимаюсь тем, что я могу делать и люблю (природу, автомобили, рыбалку, охоту). Имею возможность путешествовать и т.д. И все это потому, что я живу в свободной демократической стране.

Марина Ангальдт