Я всегда несколько скептически отношусь к разного рода коллекционерам. Считаю, что такие заботы, как постоянный поиск предмета своей страсти, до отказа заполняет и без того достаточно большой жизненный список действительно необходимых человеку вещей и дел. Коллекция, разумеется, второстепенна, и ещё – это время, деньги, работа.

Знаю, что многие тут же начнут со мной спорить: пусть время и деньги, но это сравни с художником, который пишет картины в своё удовольствие, это поэт, сочиняющий себе в радость, и т.п. Правильно! Но у меня по делу коллекционирования своя точка зрения. Хорошо, когда добротная коллекция служит людям и её доблестным арсеналом любуются многие. Но частные коллекции видят единицы, ведь в основном они «прячутся» у коллекционеров дома. И думается: для чего человек старался?

Однако мне довелось в своё время полюбоваться и прекрасными коллекциями, к которым я не осталась равнодушной. Филателист собрал столько почтовых марок, что казалось, будто вся квартира забита специальными стеллажами, альбомами, коробками. Все это, что говорить, уменьшает пространство, не прибавляет уюта. Но начинаешь изучать марки, и они вызывают интерес, особенно – старые, дореволюционные.

Коллекционирование марок – распространённое занятие, а вот коллекция крепких напитков, которую мне посчастливилось увидеть лет двадцать пять назад, – это что-то! Здесь и я, скептик, была шокирована. Все более-менее свободное пространство двухкомнатной квартиры было оборудовано так, чтобы «любимцы» страстного коллекционера красиво смотрелись в зеркальном отражении, чётко стояли по маркам, годам, странам их выпускающим и т.д. Бутылки большущие и совсем миниатюрные, различной формы и содержания не поддаются описанию. К тому же яркое разноцветное освещение, лёгкая музыка, специально включённая хозяином для гостей, придавали всему изящество, шик и блеск. За чистотой ёмкостей всех этих вин и ликёров строго следил сам коллекционер. В бывшем бармен, Николай Токарчук, естественно, имел такую возможность – собирать бутылки с крепкими напитками. Жаль, что этой красотой любовались единицы. В своё время в Павлодаре узнали о ставшем знаменитым потом на весь Казахстан, и не только, коллекционере Науме Шафере, собравшем коллекцию пластинок всех времён и народов (!), а также множество книг. С помощью акима области уникальное собрание было официально и бережно обустроено, и сейчас Наум Григорьевич руководит своими помощниками и поддерживает своё детище. Коллекцию можно не только посмотреть, она служит людям: музыку слушают, книги читают. И все с подачи самого Наума Григорьевича.

Коллекционер из Павлодара и Бонна

В 2010 году я гостила у своих родных и друзей в Германии. Побывала ещё у одного многолетнего коллекционера – моей родственницы и тёзки – Ирины Винтер в Бонне. Она с дочерью уехала в Германию в 1990 году. Работала в Павлодаре инженером-конструктором, проектировала здания, кстати, была в группе разработчиков христианской церкви. Уже больше двадцати лет она работает инженером-конструктором – сначала в Бонне, сейчас – в Кельне, в фирме «АWD». Здания – жилые и офисные, больницы, супермаркеты и театры, разработчиком которых она была, – красуются не только в Бонне, Кельне, Берлине, Мюнхене, но и в Дубае (Арабских Эмиратах). За уникальный комплекс двух необыкновенных зданий в Кельне, аналогов которым нет в мире, она в числе других проектировщиков была премирована и отмечена как один из лучших архитекторов. Огромные здания буквой «Г» нависают над рекой Рейн. Я смотрела на них и удивлялась – на чем держится многоэтажный верх этих строений? Как Пизанская башня – не падают, стоят себе хоть бы что вот уже около десяти лет.

Ирина Андреевна с первых же дней работы в Павлодаре начала коллекционировать простые карандаши. Сейчас в её коллекции их насчитывается более двух с половиной тысяч. Это много, и в один присест трудно полюбоваться хотя бы частью уникального собрания. Но те, что не спрятаны в большие и маленькие коробки, а стоят и лежат на многочисленных полках (это в основном самые необыкновенные и по внешнему виду, и по месту их производства), притягивают взоры. Среди них и 20-миллиметровые «лилипуты», и «гулливеры», отточенные концы которых упираются в потолки. А самый приятный и радостный – это карандаш-подушка, сшитая Ириной Андреевной для новорожденной внучки Анны-Веры. Подушечка напоминает карандаш. Вот что значит любовь к своему романтическому увлечению. Англия, Канада, Италия, Россия, США, Германия, Африка, Япония – все страны и не перечислишь – представляют свои разнокалиберные карандаши в частной коллекции. Есть юбилейные, например, диснеевские и голливудские, есть украшенные республиканскими символами – гербами, флагами, есть с изображениями экспонатов Лондонской национальной галереи, политических деятелей из коллекции восковых фигур Мадам Тюссо. Удивляет разнообразие украшений – камни и стразы Сваровски, бисер и бусы, ленточки и цепочки, перламутр и разноцветные краски, висячие украшения в виде завитушек и цветочков. Нравятся и смешные рожицы, и забавные зверушки, знаменитые Петрушка и Тарзан, такси, БМВ и другие авто, кораблики и музыкальные инструменты, например, пианино. Кстати, карандашей с изображениями музыкальных инструментов и нот собрана целая большая серия в отдельной бархатной коробке.

Особый интерес представляют собой простые карандаши – сувенирные из Индонезии, острова Бали, Месопотамии, Кении. Здесь преобладают карандаши, искусно оформленные в виде дракона, орла, носорога, буйвола, с вкрапленным натуральным волосом из хвоста слонёнка. Из Южной Африки – карандаш с камешками внутри, которые можно высыпать в ладонь, полюбоваться ярким разноцветьем и вернуть обратно. Хранится у Ирины карандаш, как она его называет, космический, который специально был изготовлен для полёта в космос.

Трудно поверить, но в коллекции Ирины Винтер прекрасно уживается с обыкновенными, например, российскими карандашами, причудливая серия карандашей из выставки, проходящей в своё время в Барселоне. Особенно чувствительно коллекционер относится к карандашам с изображением Тутанхамона, знаменитых статуй и пирамид. Хранятся они в прекрасном серебряном футляре. Не дают отвести взгляд карандаши, похожие на снежный домик или дерево – в эксклюзивных подарочных коробочках.

Друзья и родственники Ирины Андреевны привозят ей карандаши из Японии, Вьетнама, Китая, из Томска, из Архангельска, Москвы. Самое удивительное – она помнит все экземпляры своей коллекции и ещё ни разу по ошибке не продублировала ни один из них.

Я задала Ирине вопрос: не думает ли она продать свою коллекцию, ведь такая необычная и шикарная, наверное, стоит немалых денег?

— Никогда и ни за какие деньги, – ответила Ирина, – это большой отрезок жизни, это, по сути, моя страсть, в ней заложена большая часть моей души.

Не такой простой карандаш

История возникновения простого карандаша тоже интересна. Ирина Винтер, собирая карандаши, разумеется, узнала о них многое.

В ХVI веке в одном английском городе был обнаружен графит – чёрный мягкий камень, который оставляет следы на бумаге, ткани, коже. Вот тогда-то и появился «зародыш» простого карандаша, предмета, об основных вехах развития которого нужно упомянуть.

Первые карандаши были свинцовыми, оловянными, серебряными, писали ими на специальных дощечках (Англия – 1560 годы). Так как производство карандашей сложное и дорогое, оно в то время не получило широкого распространения. В конце ХVIII века француз Н.Конте предложил способ «одевания» карандаша в деревянную коробочку. В это время И.Гардмут из Чехии начал изготовлять стержни из графитной пыли и глины: графит и глина смешиваются, добавляются краски, придаётся форма грифеля и обжигается в печи. Затем в карандашном цехе грифель укладывается на дощечку со специальным углублением, сверху кладут ещё одну дощечку с таким же канальчиком, склеивают, разрезают, и карандаш готов. Его красят, печатают на нем фирменный знак, тип грифеля и упаковывают. Ничего существенного в технологии изготовления с тех пор не изменилось, разве только техническая сторона – появились полуавтоматы по производству и сборке карандашей. В Чехии открыт завод «Кох-и-Нор», ежегодно отправляющий около 300 миллионов карандашей в сто с лишним стран мира. В России зачинателем изготовления карандашей был М.В. Ломоносов, а уже в 1842 году производство их стало на поток. В СССР в 1984 году изготовлено более 400 миллионов простых карандашей, самая большая в стране Московская фабрика имени Красина перешла на изготовление 100 миллионов карандашей в год. Современная технология изготовления грифеля позволяет рисовать на фарфоре, стекле и пластмассе, есть рекламные стержни для декораторов и дизайнеров, карандаши для модниц.

Спрос на простые карандаши никогда не падает. Его величество простой карандаш успешно конкурирует с фломастером и с шариковой ручкой, с которой прекрасно уживается.

Ирина Винтер

Поделиться