О доступе к информации дискутировали, и весьма напряженно, особенно в первый день, в Алматы на двухдневной международной конференции «Открытость информации: казахстанский и международный опыт» приглашенные эксперты Transparency Казахстан и Фонда Фридриха Эберта. Цель мероприятия обмен опытом, разработка рекомендаций для законодателей, регулирующих доступ к информации, и улучшение практики исполнения действующего законодательства в этой сфере.

Большой интерес вызвали доклады о моделях доступа к информации в разных постсоциалистических государствах. К примеру, ценен опыт постсоветской Эстонии в данной сфере, представленный советником по информации канцелярии правительства Стэн Ханссон. Один процент ВВП Эстония инвестирует ежегодно на информационные технологии (ИТ) и информатизацию общества. Сегодня в школах и вузах и общественном секторе балтийской страны с населением в

1,3 млн. достигнута высокая степень информатизации. Почти все молодое поколение имеет доступ к Интернету. Степень проникновения Интернета в стране — 54%, домашние компьютеры — у 35% населения, 72% из них подключены к Интернету, 80% бизнеса охвачены Интернетом, в стране с территорией в

45 тыс. кв. км — свыше 700 публичных точек, центров доступа в Интернет. Наиболее впечатлил участников г-н Ханссон презентацией эстонского электронного правительства и работой веб-порталов министерств и конституционных институтов. К примеру, крупнейший портал e-TaxBoard налоговой и таможенной систем — с его помощью каждый гражданин свободно получает любую информацию по налоговым и таможенным преференциям, особенно полезным для предпринимателей.

Или — e-Justice portal: проекты всех законодательных актов, подготавливаемых правительством и публикуемых он-лайн, Electronic State Gazette официальный источник всех законодательных текстов. Законодательство, пояснения и иные документы, опубликованные в электронной версии и на бумаге, имеют равную законодательную силу. Другой портал — это электронный кабинет министров. Любой гражданин может его посетить и в режиме он-лайн следить за работой правительства. Эстонский чиновник отметил, последний проект позволяет еженедельно экономить 25 тысяч листов бумаги, а в год экономия состовляет 190 тыс. евро. Проект оправдал себя и в плане повышения доверия электората к правительству, улучшения сервиса населения. Как сказал г-н Ханссон, внедрение проекта обошлось в 140 тыс. евро.

В октябре 2005 года в Эстонии начнет работу и портал электронного голосования. X-Road citizen portal — доступ каждого гражданина к его данным в национальной базе данных (предпринимательский регистр, регистр населения, банк данных автомобилей и водительских прав и т.д.). Доклад об этическом кодексе председатель Агентства госслужащих Габидолла Абдрахимов начал с цитирования Отто Бисмарка: «Если с хорошими чиновниками страна может жить, то с плохими — никакие хорошие законы не помогут». Он обозначил проблемные зоны и возложил большие надежды на разрабатываемый в настоящее время кодекс чести госслужащих, где использован опыт соответствующих законодательств Сингапура, скандинавских стран, Новой Зеландии («там такие кодексы работают»), и информировал, что до конца года в Алматы и Астане откроются универсальные центры по обслуживанию населения, схожие с эстонским X-Road citizen portal, только не виртуальные, а реальные. Эти центры будут оформлять все документы (выдача паспортов, удостоверений личности, водительских прав и др.), связанные с госрегистрацией физических лиц.

До конца 2006 года такие центры создадут во всех областных центрах. Г-н Кайрат Мами, председатель Верховного суда РК, как и директор Transparency International по Европе и СНГ Миклош Маршалл, подчеркнули, в свою очередь, что там, где ограничен доступ к информации, процветает коррупция. По мнению Адиля Джалилова, директор MediaNet, с детализацией и дополнением от Эдуарда Полетаева, представителя IWPR, одна из ключевых проблем в сфере доступа к информации, де-юре адекватная система и ее реальное использование, точнее недоиспользование.

Они назвали и наличие проблемы дефицита информации для СМИ (с уточнением от г-на Полетаева для некоторых СМИ) и с другой стороны — информацию о СМИ (об их реальных хозяевах). Нерезультативность журналистских публикаций на основе фактов из эксклюзивных источников, считают г-да Джалилов и Полетаев, тоже вносит свой вклад в сложившуюся ситуацию с доступом к информации в стране. Вячеслав Юрин, редактор русской программы DW-Radio, наблюдавший за дискуссиями, основной проблемой Казахстана считает отсутствие легитимации парламентской оппозиции. «Казахстанская оппозиция «уличная», выведена из правового поля.

Таким образом, «она не имеет возможности контролировать систему принятия законов, решения правительства», — заметил он. В кулуарах представители СМИ отмечали, что зачастую дефицит информации создают сами чиновники, отказывая журналистам в предоставлении тех или иных сведений. Андреа Крачун, представительница Института Открытого Общества, Будапешт отметила, что во всем мире растет число законов о свободе доступа к информации, за последние годы только 61. Свободный доступ устного запроса должен принципиально обеспечиваться государственной и муниципальной системой, считает она.

В идеале закон о доступе к информации не должен содержать дискриминирующих норм, быть вне зависимости от пола, статуса и иных факторов, считает она. Д-р Петер Кеттнер, первый секретарь посольства ФРГ в Алматы, классифицировал два типа стран: в первом государственная система работает на законодательном уровне, во втором посредством или при доминировании личной связи.

Последний тип, по его словам, дестабилизирует общество, так как многое определяют личные связи и сама персона. Д-р Кеттнер убежден, что в этом случае принципиален демократический принцип know who — знать, кто и за что ответственен. Серик Ахметов, заведующий отделом по защите государственных секретов канцелярии премьер-министра РК, отметил, что Казахстан отходит от советской практики тотальной засекреченности, особенно касательно правительственных документов: «Во многом это связано с тем, что республика старается выполнять международные конвенции (в их числе договоры с НАТО и МАГАТЭ), и доступ к этой информации должен быть открытым». Г-н Ахметов считает, что в РК назрела необходимость в законе о защите информации, где было бы дано определение — что такое информация, право на информацию, право собственника информации, механизмы распространения и т. п.

ga&ep

Поделиться