Реабилитация, как проблема, стоящая перед становлением и развитием сообщества российских немцев как нации многонационального российского народа, сформулирована в статье и относится к числу актуальных в плане практической реализации положений концепции государственной национальной политики.

Конкретные вопросы, связанные с этнокультурной и этносоциальной реабилитацией, были рассмотрены на прошедшем в марте 2007 г. тринадцатом заседании межправительственной российско-германской комиссии по проблемам российских немцев. В итоговом документе (коммюнике), в частности, записано: «Стороны… добиваются предоставления немецкому меньшинству (в российском законодательстве определение этому понятию не дано — прим. автора) возможности для сохранения и дальнейшего развития этнической и культурной самобытности» и далее «принята к сведению информация о состоянии дел по разработке и принятию новой федеральной целевой программы «Социально-экономическое и этнокультурное развитие российских немцев на 2008-2012 г.г.» (прежняя была со статусом президентской).

В свете сказанного, с целью эффективного использования средств, выделяемых из федерального и региональных бюджетов, а также германской стороной, необходимо, прежде всего, ясно представлять реальное положение дел по рассматриваемой проблеме.

Что касается нынешней ситуации, то по основным позициям она такова:

1) дисперсное проживание на территории Российской Федерации при большой географической разобщенности (об относительной компактности можно говорить только по Алтайскому краю — 79 000. и по Омской области — 76 000.);

2) проживание значительной части российских немцев в диаспоре, например, в Казахстане, в условиях иноэтнического и инокультурного окружения; по последним данным на территории Казахстана проживает свыше 200 тыс. российских немцев;

3) отмеченное в п.п.1,2 привело, как следствие, к тому, что «пассионарность» российских немцев в настоящее время крайне низка и это приводит к ситуации практического отсутствия этнофоров национального становления; более того, о национальной элите уже можно говорить в прошедшем времени;

4) практическое отсутствие собственной экономической базы приводит к нехватке ресурсов, как для становления национальной культуры, так и для возрождения и развития самого этносоциума;

5) непрекращающаяся миграция также является неблагоприятным фактором.
В контексте всего сказанного необходимо отметить и тот факт, что по данным последней переписи, проведенной в РФ, число владеющих немецким языком на разном уровне освоения составляет менее 30% (при добровольном отнесении себя к сообществу российских немцев).

Какие же решения принимались властями России для исправления этого положения дел, при котором проблема реабилитации окончательно может быть снята автоматически с повестки самим фактом отсутствия российских немцев (как объекта, так и субъекта)?
Характерным для ситуации в целом был 1992 год. Указом Президента РФ «О неотложных мерах по реабилитации российских немцев» (см. №231 от 21 февраля 1992 г.) в одном из пунктов предусматривалось создание российской части Межправительственной Российско-Германской комиссии, первый состав которой был сформирован постановлением Правительства РФ «Об образовании российской части Межправительственной Российско-Германской комиссии» (см. №187 от 21 марта 1992 г.). С российской стороны в качестве полноправных членов в состав комиссии входили представители от органов, избранных прошедшими съездами, а также представители общественных объединений российских немцев. Таким образом, при обсуждении вопросов реабилитационного характера от российских немцев получали право высказываться их представители.

Помощь, направляемая целевым назначением на решение реабилитационных вопросов, переводилась распоряжением правительства (от 22 сентября 1993 г., № 1676-Р) в категорию гуманитарной, что было важным при таможенном прохождении грузов.
Все это являлось основой для разработки и отладки механизма целевой поддержки с германской стороны — чтобы она, во-первых, оставалась политически нейтральной, а, во-вторых, посреднические германские организации получили статус благотворительных.

Для того чтобы выяснить, являлись ли принимавшиеся решения эффективными, обратимся к фактам. Ярким свидетельством умонастроения российских немцев в этот период является фактология по реэмиграции. Динамика этого разрушительного для этносоциума и этнокультуры процесса выявляется из анализа имеющейся у автора информации (данные Министерства внутренних дел Германии). Если сгруппировать её по временным периодам, то количество выезжающих распределилось так: 1951-1985 г.г. — по 2720 человек в год (с неравномерной интенсивностью); 1986-1990 г.г. — по 62000 человек в год; 1991-1995 г.г. — по 195000 человек в год. Именно во время последнего периода этносоциум российских немцев активно распадался, а этнокультура несла невосполнимые утраты.

Основные причины этих процессов, на наш взгляд, связаны как с активной реэмиграцией на историческую родину, особенно в 90-е годы (с 1991 по 1995 г.г. выехало 972866 человек, получивших позднее в Германии статус «поздних переселенцев»); так и с не эволюционно развивавшимися процессами ассимиляции и интеграции.

Для понимания цели и задач реабилитации в настоящее время необходимо в той или иной степени осветить и вопрос, связанный с характерными чертами российских немцев в «додепортационный» период их проживания на территории российского государства, к которым следует отнести: российские немцы, как нация, сформировались на территории России по приглашению властей и исключительно для освоения необжитых степных пространств; положение российских немцев зависело от правовых рамок, которые устанавливались для них правителями России и по этой причине они были крайне уязвимы, особенно во времена репрессивного внутриполитического курса; особую роль в формировании этносоциума российских немцев играла религия. Религиозностью были буквально пронизаны и этнокультура, и этнообразование. На протестантской этике было сформировано отношение к трудовой деятельности и её результатам. С религиозностью связана и такая особенность, как законопослушание. Вопрос восстановления системы вероисповедания российских немцев является отдельной темой профессионального рассмотрения; важной особенностью жизни в колониях немцев Поволжья было общинное самоуправление, которое в своей основе определяло правила, обусловленные «внутренней юрисдикцией». Колонисты подчинялись органам управления, которые, в свою очередь, были подвластны непосредственно российскому правительству.

Проведённый анализ позволяет дать политико-социологическое определение понятию «Сообщество российских немцев».

Сообщество российских немцев — это структурированная совокупность людей, которая проживает дисперсно или компактно на постсоветском пространстве в условиях многонациональной (полиэтничной) и многоконфессиональной (полирелигиозной) среды при их внутренней объединённости, устойчивой информационной и коммуникативной связью, охватывающей сферу самобытной российско-немецкой культуры, одновременно стремящаяся к становлению и развитию самобытного этносоциума, функционирующего через самоорганизацию и самоуправление при государственной поддержке со стороны России и Германии.

В свете сформулированного определения необходимо выявить, а было ли, по существу, целевым финансирование ранее решавшихся задач реабилитации? В этом плане весьма интересным является постатейный анализ бюджетной росписи финансового обеспечения обозначенных задач. Проанализируем бюджет 2005 года практически завершающего года действия «Президентской программы развития социально-экономической и культурной базы возрождения российских немцев на 1997-2006 г.г.».
Все предусмотренные по данной программе средства проходили через Министерство экономического развития и торговли (министр Г.О.Греф) и были распределены по следующим статьям расходов: «Прочие учреждения и мероприятия в области социальной политики»; «Государственные капитальные вложения на безвозвратной основе».

Каким образом относились эти бюджетные траты к категории целевых, в рамках названной программы, является большим вопросом. Даже при большом желании эти финансовые траты вряд ли можно назвать целевыми. Передача программы в Министерство регионального развития не меняет положения дел без изменения концептуального подхода к решению реабилитационных задач. В этой связи следует обратить внимание на то, что концептуальный подход и комплексный уровень решения данных вопросов предложен в Программе, получившей, в свое время, признание и поддержку на форумах российских немцев, в частности, на заседании Совета немцев России и на Всероссийской конференции общества «Видергебурт» («Возрождение»).

Вопросы, связанные с реабилитационным направлением в деле возрождения национальной культуры российских немцев, проживающих как компактно, так и дисперсно, а так же проживающих в диаспорах постсоветских республик и стремящихся остаться в культурно-языковой среде российских немцев, можно сгруппировать следующим образом: культурно-профессиональная и культурно-самодеятельная работы (к этому виду деятельности следует отнести создание культурных ценностей как материального, так и духовного характера); культурно-просветительская работа; культурно-организационная работа, которая связана с решением задач по сохранению и развитию этнокультуры, по созданию правовых, экономических, организационных предпосылок, раскрывающих потенциал всех, кто тяготеет к немецкой культуре; культурно-издательская работа; общекультурная работа, предусматривающая организацию и проведение дней немецкой культуры, фестивалей, участие в проведении праздников, посвященных многонациональным культурам этносов России. Вполне уместно предположить, что представленное разделение вопросов в определенной мере условно, однако является удобным при разработке перечня проектов и конкретных мероприятий рассматриваемого реабилитационного направления. Основная роль при этом должна отводиться российско-немецким домам, создаваемым как государственные учреждения культуры.

Российско-немецкие дома должны иметь особый статус, в рамках которого предусматривается возможность размещения на их территории общественных объединений российских немцев, имеющих полномочия юридического лица. Более того, профиль деятельности общественных объединений должен быть связан с этнокультурной и социальной работой. Только при таком положении дел становится эффективным такой инструментарий, как самоорганизация, под которой понимаются самоосуществляемые (без принуждения, но с самоконтролем) процессы регулирования отношений социальной природы как внутри структурного образования, так и с другими объектами внешней среды разной иерархии и уровня (федерального, регионального и муниципального). Конструктивная роль самоорганизации становится особенно существенной в случае совпадения интересов этносоциумов со стратегией развития гражданского общества России. Сказанное вписывается в действующее законодательство и, вместе с тем, позволяет продвинуть решение задач, связанных с принятием федерального закона по реабилитации российских немцев. При этом решается одна из первоочередных задач, стоящих перед российскими немцами достижение культурно-социальной общности. Таким образом, становится задействованной, прежде всего, коммуникативная функция сообщества российских немцев. Вопросы, связанные с созданием автономной информационной среды для самого сообщества российских немцев, тема отдельного профессионального обсуждения.

Места сравнительно компактного проживания (Азово, Гальбштадт) могут стать центрами кристаллизации этносоциального образования, так как являются местами, где действуют территориальные самоуправления с национальной спецификой. По Конституции это управление относится к местному и гарантируется ее статьями. Именно в национальных районах могут быть установлены федеральные гарантии для создания особых экономических зон, чтобы в них появился западный инвестор, а так же расширена законодательная основа для прямого взаимодействия между органами власти двух национальных районов, расположенных в разных субъектах Российской Федерации (в Алтайском крае и в Омской области). Только при таком эволюционном развитии реабилитационного законодательства можно создать стабильно функционирующие этнообъекты, связанные с жизнедеятельностью всего сообщества российских немцев.

Исходя из собственного опыта разработки программ и законопроекта, могу подчеркнуть, что только такое движение в рамках действующего конституционного поля может привести к реальным результатам. Сегодняшний этап бесконечного законотворчества ведет к тому, что все силы направлены на сам процесс, и тем самым порождается проблема достижения реального результата подвижек в реабилитации российских немцев как нации «многонационального российского народа».

Эрнст Вольф

07/09/07

Поделиться