«Семеновна, ты не бачила, кайда мои энтен почапали?»* Услышав однажды, я запомнила эту фразу на всю жизнь. И каждый раз, вспоминая ее, я переживаю бурю эмоций и чувств. Вы спросите, почему? Я попробую вам ответить.

Мою бабушку по маминой линии звали Лидия, а деда – Андрей. Когда им было по двадцать лет, они встретились и полюбили друг друга. Казалось бы, обычная история, люди встречаются, создают семью, растят детей. Но в истории Лидии и Андрея необычным было все. Начиная с того, что они родились в один день и в один год, 21 апреля 1928 года. Места их рождения находились далеко друг от друга и, тем более, от того места, где им довелось потом оказаться. В Казахстане, в деревне Лихачевка, которой сейчас даже нет на карте.

Лидии было двенадцать, когда осенью 1941 года ее вместе с мамой депортировали из Поволжья в Казахстан. В документах отчество Лиды значилось Фридриховна, а национальность – немка. Андрей же был выслан из Астраханской области в 43-м, по отчеству он Адьянович, по национальности – калмык.

Когда Лиде исполнилось тринадцать, Элиз, ее маму, забрали в трудармию, отправили в Сибирь на лесоповал на долгие 10 лет без права переписки. Оставшись зимой совершенно одна без еды и крыши над головой, маленькая Лида была обречена на смерть. Замерзающего ребенка нашла и приютила белорусская женщина Мария. Муж ее воевал на фронте, может, поэтому семья была категорически против немецкой девочки, но Мария настояла. Лида помогала по дому и присматривала за детьми, которых было четверо. И даже когда стало известно о гибели мужа, Мария не прогнала ее.

И Андрей, и Лида были сиротами и всегда говорили, что самое страшное на свете – это остаться одному, без родных. Они создали очень большую семью, у них было восемь детей: шестеро сыновей и две дочери. И детей, и внуков они учили любви и пониманию. Что нужно быть честным и добрым, не врать и не обижать. И самое главное, всегда-всегда быть благодарным. Они не стали героями и не были известными при жизни. Но были очень хорошими людьми, которые через всю жизнь пронесли в своем сердце великую благодарность земле, которая помогла им выжить.
В лексиконе нашей семьи очень много «иностранных» слов: украинских, белорусских, немецких. Как странно звучит – иностранных. Будучи маленькими, мы, внуки, очень много времени проводили у бабушки с дедушкой. Бабушку всегда было очень интересно слушать. В ее речи встречалось очень много слов из разных языков. Этим словам бабушку научила жизнь. Попав в Казахстан, она не понимала ни слова по-русски. Ее родным был немецкий. Но нужно было общаться, чтобы жить. И бабушка говорила как могла, как слышала и понимала.

Сегодня в нашей семье мы с удовольствием варим украинский борщ, готовим немецкие штрудели, любим бешбармак и знаем вкус соленого калмыцкого чая. Мы встречаем два Рождества, потому что отец моего папы, дед Иван, был украинцем, а бабушка Маруся – полячкой. Празднуем католическую и православную Пасхи и с большим удовольствием отмечаем Наурыз. Мы потомки, в чьих жилах течет кровь людей, в силу обстоятельств оказавшихся в тех жизненных условиях и в том месте, которое впоследствии стало для них и для нас родным. В той самой деревне Лихачевка, которой сегодня нет на карте. Но осталась память и огромная благодарность за то, что помогли, не дали погибнуть людям, оказавшимся в жестоком и страшном положении. И эту благодарность мы передали нашим детям, а они передадут внукам. Я всегда испытываю неловкость, когда мне приходится отвечать на вопрос, кто я по национальности. Как будто, выбрав одну, я негласно предаю другие. Но я точно уверена в одном, что никогда, ни на секунду не замешкаюсь, если меня спросят, откуда я родом. Я из Казахстана, страны, которая с теплом приютила моих предков и стала моей Родиной, моим Домом.

А старшую дочь Андрей и Лида назвали Ольгой. Она вышла замуж за Николая и стала Ольгой Киколенко. Сегодня Ольга Андреевна – член попечительского Совета ОФ «Казахстанское объединение немцев «Возрождение», депутат Мажилиса Парламента РК IV-V созывов.

Каждый год мы с семьей бываем на лихачевском кладбище, навещаем родных, земляков. И обязательно оставляем цветы на могиле Марии Бордонос, спасшей нашу Лиду. Однажды, около десяти лет назад, в одну из таких поездок мы встретили на кладбище односельчан. У них оставалось немного краски, и они предложили ее нам. А мама сказала: «А вы напишите на той стене: «Здесь была Лихачевка. Чтобы люди знали, как называлась деревня, где жили хорошие люди». Так они и сделали.
* не бачила – в пер. с украинского языка – не видела; кайда (қайда) – в пер. с казахского языка – куда; энты (die Enten) – в пер. с немецкого – утки; почапать – разг. пойти.

Лидии и Андрею

Наследница крестов и пагод,
Народов изгнанных потомок.
И от того, что сердце – надвое,
Мне в жизни каждый вдвойне дорог.
Вершители историй, судеб,
Кто выставляли напоказ,
Как веет над страною ворон,
Враг из других кровей и рас.
Безжалостно, судя вслепую,
Подписывался тот приказ,
Что высылал в страну чужую
И истреблял мой род, И вас…
Кто не сдержали зла потока
И промолчали затаясь.
Нет у прощения даты, срока
И время не простило вас.
Но в сердце я своём храню
Великое Благодарю.
Тем, кто не струсил и помог,
Быть добрым в пору злую смог.
За жизни тех, кого спасли,
Не бросили, уберегли.
И через бурю бед и лет
Влюбился в бабушку мой дед.

Любовь Киколенко