Ойген Шмидт (Eugen Schmidt) – российский немец, родившийся в Казахстане, программист, отец четверых детей, депутат Бундестага Германии и председатель парламентской группы «Германия-Центральная Азия».

Несмотря на свой загруженный рабочий график, Ойген Шмидт отнёсся к нашей беседе крайне ответственно и серьёзно, выделив время на интервью.

– Ойген, не так давно в ходе разговора Вы признались, что Вам предстоит нелёгкий труд. Цитирую: «Необходимо осмыслить и выстроить структуру своей работы в Парламенте, а затем засучив рукава, закусив удила надо будет эффективно работать во благо государства». Справляетесь?

– По прошествии первых месяцев постепенно начинает приходить понимание работы Бундестага, объёма моих функций, а также того, как и в каком направлении следует прилагать свои усилия, чтобы, с одной стороны, не погрязнуть в бесполезной рутине, а с другой – не упереться лбом в стенку.

– 27 июня Вы приняли участие в видеоконференции с участием руководителей и членов групп дружбы «Казахстан-Германия» Мажилиса Парламента РК и «Германия-Центральная Азия» Бундестага ФРГ. Расскажите о Вашей функции в рамках парламентской группы по Центральной Азии.

– Не так давно я удостоился чести возглавить межпарламентскую группу «Германия – Центральная Азия», что возлагает на меня огромную ответственность. В рамках данной деятельности уже прошёл ряд встреч, в том числе в Бундестаге, с послами всех центрально-азиатских республик и Монголии, намечен план дальнейших мероприятий, а также запланирована поездка депутатов Бундестага в Казахстан и Кыргызстан в начале следующего года.

– Чуть больше двадцати лет назад Вы вместе с семьёй репатриировались в Германию. Откуда Вы родом?

– Я родился в Усть-Каменогорске – крупнейшем городе на востоке Казахстана. Затем какое-то время жил в Новосибирске, оттуда уже и переехал в Германию.

– Как Вам далась социальная и культурная интеграция в Германии?

– Как и многим другим российским немцам. Вначале было трудно, но без каких-то особых проблем: языковой барьер и прочие сложности, которые, в принципе, преодолимы. Главное, чтобы было желание интегрироваться, а всё остальное уже приложится.

– Как, на Ваш взгляд, достигнуть глобальной безопасности и стабильности? Или это утопия?

– Думаю, что нынешним правящим политикам не хватает мудрости и желания действовать в интересах народа Германии. В целом же, безопасность и стабильность достижимы исключительно дипломатией, когда чаяния оппонента вплетены в компромиссное решение, устраивающее все стороны.

– «Все под одним небом живём, но горизонт у всех разный» («Wir leben alle unter dem gleichen Himmel, aber wir haben nicht alle den gleichen Horizont»), – как-то сказал Конрад Аденауэр, немецкий государственный и политический деятель, первый федеральный канцлер. Что Вы об этом думаете?

– В цитате, однозначно, присутствует и некая мудрость, и прозорливость. Аденауэр был значимой политической фигурой в истории послевоенной Германии. Поэтому с его словами сложно не согласиться.

– Ваши дальнейшие планы?

– Планов очень много. Не так давно фракция АдГ в Бундестаге избрала меня уполномоченным по делам российских немцев, была создана общественная организация по борьбе с дискриминацией российских немцев и русскоязычных граждан Германии. Именно в этом направлении наличествует огромный фронт
работ.

– Благодарю за интересный разговор.

Марина Ангальдт