Приподнять себя над бренным и при помощи шеста устремиться к более высокому… И неважно, что очередной сантиметр надменно потребует завоевания, феерических сверхусилий и, быть может, даже самоотречения. Главное – подходить к прыжкам со строго рациональных позиций, а ещё по-настоящему верить в силу мышц и манифестаций. «Последние не советую путать с иллюзиями», – подчёркивает Олег Церникель, немецкий прыгун с шестом, родившийся в Казахстане.

В разговоре атлет, словно в полете над планкой, – сосредоточен и серьёзен. Его слова, как и движения на предварительном этапе, проверенные и отточенные. Лёгкий перформанс в виде экспромта – не в его стиле: если уж брать быка за рога, то основательно и по-деловому. Поэтому, собственно, и добился впечатляющих результатов: личные рекорды Олега Церникеля – 5,60 м. на открытом воздухе (Хехинген-2020) и 5,72 м. в помещении (Берлин-2021). Ранее, в 2014 году, он стал бронзовым призером чемпионата мира среди юниоров…

– Олег, признаюсь: на прыжки спортсменов с шестом всегда смотрю с замиранием сердца…

– Парадокс состоит в том, что я тоже: вдруг кто-нибудь из конкурентов не возьмёт и высоту. Но стараюсь не давать волю своей фантазии… А если серьезно, то я вас понимаю, – в спорте, как и в жизни, многое неоднозначно: бывают внезапные победы, но также случаются и незапланированные проигрыши.

– Что испытываете перед прыжком?

– Это довольно замысловатые и сакраментальные ощущения. Гремучая смесь из сосредоточенности, воинственного настроя, определенной доли тревоги и щепотки эйфории.

– С мандражом справляетесь?

– Уже да. Научился держать себя под контролем, сугубо позитивным настроем.

– Немецкий писатель Альфред Деблин утверждал: «Человек всегда сражается лучше, когда представляет себе, насколько силён его враг». Что думаете об этом?

– Интересная цитата. Но, справедливости ради, я её немного перефразирую: в прыжках с шестом врагов нет, но есть соперники. А враг – это я сам.

– Словом, дело обстоит куда сложнее?

– Совершенно точно. Правда жизни заключается в том, что победить себя: преодолеть лень, сразиться со страхами и комплексами, буквально вывернуть себя наизнанку… Поразительно, но с самим собой я боролся долго, практически до минувшей зимы…

– Кстати, тогда Вы представили Германию на чемпионате Европы 2021 года в помещении и заняли четвертое место. Как готовились к участию в соревнованиях и настраивались на тренировочный процесс?

– С моей точки зрения, самая лучшая подготовка – это самотренировка, самонастрой, обладающие огромной бессознательной силой. Поверьте, ментальная подготовка – это не так уж и мало, на самом деле. Стараюсь составить план, в нем обозначить цели, детально разобрать все элементы, вплоть до погоды, – какой намечается ветер, случится ли дождь и пр., – также отметить что-то очень важное и правильное, дабы добиться высоких результатов. Например, тщательно просматриваю на видео свои прыжки, подмечаю для себя, что необходимо исправить, подкорректировать, выполнить лучше. Тренируюсь каждый день по два часа, – иногда бывает и дольше. Много бегаю, причем на длинные и короткие дистанции, с барьерами, поднимаю штангу, занимаюсь гимнастикой: кольца, брусья, турник… Физиотерапия. На эту тему я могу говорить очень долго…

– По Алматы не скучаете? Как давно не были в родных краях?

– Да, иногда скучаю: пару лет назад был период конкретной ностальгии, но справился с ним… С того момента, как мы с семьёй перебрались в Германию, – а тогда мне было одиннадцать лет, – в Алматы я больше не приезжал. Всё сводилось либо к нарочито абсурдному отсутствию времени, либо к дефициту финансов, либо к прочим пертурбациям. Но из года в год планирую прилететь…

– В какой школе учились?

– В 117-ой, в районе Жетысу-2. С учителями не общаюсь, а вот с некоторыми одноклассниками поддерживаю контакт: в Инстаграме, в Фейсбуке.

– Как обстоят дела с лёгкой атлетикой в Германии?

– В принципе, неплохо, не удручающе. Прыжки с шестом, пожалуй, – единственная дисциплина в лёгкой атлетике, где можно заработать деньги. Непрофессионал, естественно, ничего не зарабатывает, – ему могут только пожать руку и похлопать по плечу: мол, молодец… Сюжет пресловут и прост: в основном, везде нужны спонсоры – сегодня это обыденное восприятие.

– У Вас тоже есть спонсоры?

– Разумеется. Если бы их не было, я бы уже давно распрощался с лёгкой атлетикой. Увы, а может и к счастью, я – не из числа футболистов, которые зарабатывают большие деньги.

– Обидно?

– Немного. Но каждый сам выбирает себе вид спорта. К тому же, достигнув определенного высокого уровня в лёгкой атлетике, перед тобой открывается немало возможностей, в том числе – зарубежные соревнования, а значит появляются шансы путешествовать по всему миру, заводить интересные знакомства. Говорю без юмора, – просто как факт.

– В одном из интервью Вы поделились с публикой: «Отец был неплохим прыгуном в высоту и длину, подавал большие надежды, но ушел служить в армию и не реализовал полностью способностей. Но видимо его гены передались и мне». Присутствовал ли отец на Ваших тренировках, какие давал советы?

– Между прочим, – чистая правда: отец был талантливым спортсменом, с безудержной тягой к победе. Но обстоятельства всё-таки пересилили…

Что касается моих тренировок, то он наблюдал за ними, в основном, в юности. Отвозил на занятия, забирал и между делом объяснял, что да как, и всегда наставлял: дескать, бороться нужно до победного конца… Отец и сейчас мне помогает: к примеру, в прошлом и позапрошлом году ездили с ним на соревнования в Берлин: сменяли друг друга за рулём.

– Как Вы считаете, что необходимо делать родителям, чтобы их ребенок стал экстраординарным спортсменом?

– Крайне важно – ни в коем случае не давить на ребенка. Не рекомендую заставлять, принуждать тренироваться. Это наоборот поставит ситуацию в тупик и вызовет негативную психологическую реакцию, возможно, даже внутреннее потрясение. Ребенок должен самостоятельно определиться с тем, что ему интересно. А если давить, то результат окажется соответствующим – отрицательным… Безусловно, случаются моменты, когда детям просто не хочется идти на тренировку, – охота поспать, например, – тогда нужно просто разговаривать, объяснять.

– Изменила ли Вас популярность?

– Думаю, что нет. Я более свободен в этом отношении – независим от неё.

– А как же амбиции?

– Амбиции, в принципе, есть у каждого, но они эфемерны и со временем угнетают. Даже при несомненном наличии определенной известности зачастую это лишь пускание пыли в глаза.

– Реакция девушек, когда узнают, что Вы – известный спортсмен?

– Прямо скажу – не самая позитивная. В большинстве случае стараюсь не говорить, что я – профессиональный спортсмен.

– Даже немного странно это слышать…

– Честно говоря, сам не понимаю, почему так происходит. Женщин вообще непросто понять… Единственное, что утешает – стараюсь всегда быть самим собой, то есть деликатным и вежливым. Но о собственных достижениях помалкиваю. Во всяком случае, поначалу…

– Какие профессиональные советы Вы можете дать новичкам?

– Спорт должен приносить удовольствие, самое что ни на есть настоящее. Удовольствие и удовлетворение от проделанной работы должны вызывать безоговорочный приоритет… Важно идти напролом к свершениям. Да, через муки, но при этом также через поиск и становление себя. А ещё необходимо помнить, что лень и беспечность вряд ли могут служить оправданием неудач.

– Благодарю за интервью. Удачи Вам!

Марина Ангальдт

Поделиться
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  • 8
  •  
  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
    9
    Поделились