Реклама

В переводе со старо-французского слово «портрет» означает «воспроизводить что-либо черта в черту». По этому принципу мы и подошли к семейным связям Ольги Киколенко – казахстанского политика, депутата Мажилиса IV-V созывов, кандидата исторических наук.

Село Лихачевка с административной карты Костанайской области исчезло лет десять назад. Но есть день, когда бывшие лихачевцы приезжают сюда повидаться друг с другом и проведать могилы близких. Ольга Киколенко старается не пропускать эти мероприятия – здесь прошла значительная часть семейной истории.

Ольга Андреевна – старшая дочь Андрея Сукненова и Лидии Брумм. В свое время судьба родителей стала толчком для выбора темы диссертации – «Российские немцы: история формирования национальной общности и проблемы постсоветского периода». Но в сороковые все начиналось не с науки. Бабушку, Элис Брумм, в Лихачевку привезли «ненадолго», на десять лет, ее определили в трудовую армию.

Нелегкая судьба

— Я изучала документы, нормативные акты того времени … закон о трудармейцах был нарушен, – рассказывает Ольга Андреевна. – Моя мама в 13-летнем возрасте была оставлена в Лихачевке без всякого попечения. Семья бабушки до депортации жила в Саратовской области, общались исключительно на немецком. Мама ходила по Лихачевке с протянутой рукой и просила «брот». Ни одного русского слова она сказать не могла… Девочку взяла в семью украинка Мария Бордонос, у которой было четверо детей и им была нужна нянька. Это спасло Лиду от голодной смерти.

Лидия Брумм была совсем молоденькой, когда ее взяли на ферму скотницей, ухаживать за быками. Трагическая случайность едва не стоила девочке жизни – быки практически втоптали ее в навоз. Ребенка, не подававшего признаков жизни, отвезли в больницу, и врачи после осмотра направили её в морг. К счастью комиссия, проводившая в то время проверку, обнаружила, что девочка еще жива. Несмотря на многочисленные ушибы, жизненно важные органы не пострадали. Рану на лице зашили, но очень грубо. Всю жизнь Лидия Фридриховна старалась прикрывать лицо ладонью. В Германии ей предложили пластическую операцию, но она отказалась: «С этим жила, с этим останусь…»

Одна немецкая журналистка французского происхождения очень заинтересовалась судьбой Лидии Брумм. Результатом ее исследования стала повесть на немецком языке – «Нелегкая судьба».

Рожденные в один день

Благодаря каким удивительным закономерностям порою складываются судьбы людей? Калмык Андрей Сукненов и немка Лидия Брумм родились в один день –
21 апреля 1928 года. Его семья жила в Астраханской области, ее – в Саратовской. Оба остались сиротами. Родные Андрея Адьяновича были дважды раскулачены и, в конце концов, уничтожены. Мальчик воспитывался в семье двоюродного дяди, депортированного в Казахстан.

— В Лихачевке мама и папа стали общаться «по географическому признаку». Области, где жили их предки, граничат, – рассказывает Ольга Андреевна. – За тысячи километров от малой родины они почувствовали родство и полюбили друг друга. Немцы в Лихачевке не хотели, чтобы мама выходила за калмыка, предлагая кандидатуры немцев. Но она вышла за отца. Это был счастливый брак, в котором родилось восемь детей.

Лидия Фридриховна с детьми. | Фото: архив семьи Киколенко

Андрей Адьянович получил профессию ветеринара, очень любил животных, умел о них заботиться. Природа не обидела его талантами – он был музыкальным, играл на балалайке, а Лидия Фридриховна прекрасно пела. Спустя годы родился семейный ансамбль. Дети калмыка и немки отличались красотой, трудолюбием, учились на «пятерки», пели, танцевали, играли на музыкальных инструментах.

— Без ложной скромности, наша семья была необычной, – говорит Ольга Андреевна. – Нас было много: родители, восемь детей и бабушка. Жили бедно, одиннадцать человек не так легко одеть, обуть, накормить. Я всю жизнь выбивалась из этой нищеты. Мне доставляет глубокое удовлетворение, что мама успела пожить в Германии, целых десять лет, умерла на 82-м году жизни…

Вдали от родины

В Германии живут пятеро братьев и сестра Ольги Андреевны. Отец и один из сыновей покоятся в Лихачевке. Это еще один этап семейной саги. Калмыкам разрешили вернуться на родину в 1957 году. Дядя Андрея Адьяновича сразу собрался в дорогу и звал с собой племянника. Но Лидия Фридриховна уезжать отказалась – в Лихачевке жили немцы, дальние родственники, ее это сильно держало. Так этот вопрос закрыли. Но Ольга Андреевна думает, что отец умер рано из-за того, что тосковал по родине.

— Дети в нашей семье получили немецкое воспитание, от мамы и бабушки. Отец постоянно был на работе, а наши контакты в семье и с односельчанами были в «немецком формате». В Лихачевке проживало много украинцев, но они с немцами в родственные отношения не вступали. Хотя сама я вышла замуж за украинца, – говорит Ольга.

Ольга Андреевна в семейной жизни человек очень стабильный. Это касается и сегодняшнего дня, и вчерашнего. Она – образец для многих, независимо от этнической принадлежности. После окончания средней школы поступила в Кокчетавский пединститут на факультет немецкой филологии. В ее персональной справке, размещенной в интернете, сказано, что она владеет казахским, русским и немецким языками.

— Я люблю читать в оригинале произведения немецких писателей, немецкую периодику – так и раньше было, когда о массовом переселении немцев на историческую родину никто даже подумать не мог. Меня всегда тянуло к немецким корням, – этой теме Ольга Киколенко посвятила немало страниц в своей диссертации. Она считает, что немцы уехали в Германию не потому, что в России или в Казахстане им не хватало материальных благ.

— Почитайте Гумилева, Вернадского… тяга к родной земле имеет научное обоснование. Человек, как и дерево, плохо переносит чужую почву. По замыслу природы, ему хорошо на родной земле. Если вы ощущаете родной землей Германию, это чувство будет подталкивать вас к переезду, – Ольга Андреевна говорит, что судьбы у всех разные, но закономерности можно проследить.

Какая земля роднее?

То, что она живет в Казахстане по сей день, тоже имеет свою закономерность. Она нужна здесь. Преподает в колледже, старается помогать людям, особенно молодым.

— Любовь к людям заложена родителями. Если я сегодня сделала человеку добро, то еще три дня я буду совершенно счастлива, – говорит она.

Ольга Андреевна уверена, что благодарность земле, которая тебя взрастила, должна быть непременной, искренней и взаимной. Взять обезлюдевшую Лихачевку: как ее забыть? Старинное село, основанное славянскими переселенцами, в тяжелое время дало приют депортированным народам, позволило не только выжить, но и создать семьи, вырастить детей, понять всю глубину человеческой жизни. Какая земля роднее для Ольги Киколенко сегодня: Германия или Казахстан? Это вопрос не требует категорического ответа. Это – любовь, совместимая с жизнью.

Людмила Фефелова