Самое быстротечное – это время. Оно уносит в прошлое события, факты, судьбы, но оставляет в нас, наверное, самое главное – память. Отсюда, пожалуй, и появилась сентенция: «Мы живем, чтобы помнить, и помним, чтобы жить!»

А календарь тасует дни, в которых всплывают в памяти даты… С 24 декабря 1979 г. по 15 февраля 1989 г. в Афганистане находился так называемый ограниченный контингент советских войск. Солдаты и офицеры сражались в надежде установить мир на этой древней земле, разрываемой междоусобными войнами. Они воевали за то, чтобы рядом с нашими границами было сильное благополучное государство. Увы, как показывает время, этого сделать не удалось. Но это нисколько не умаляет заслуг воинов, с честью исполнивших свой интернациональный долг, проявивших образцы мужества и героизма.

Более 1 500 североказахстанцев сражались в горах и долинах Афганистана. Из этого долгого похода не вернулись 46 наших молодых сограждан. Их имена навечно сохранились в памяти не только матерей и отцов, но и всех тех, с кем они учились, работали, жили рядом. В назидание молодым в их честь воздвигнуты памятники, изданы книги памяти. Названные поименно, они шагнули в вечность…

Служащие подразделений полиции Северо-Казахстанской области на едином уроке мужества «Пока мы помним – мы живем!» узнали о ветеранах ОВД, прошедших огонь Афганистана, и участниках боевых действий на таджикско-афганской границе. Глава ведомства Марат Тулебаев подчеркнул: «Их судьбы – отражение эпохи. Их подвиг – пример для подражания. Молодые сотрудники ОВД, к счастью, с трудом могут представить, что такое война. Среди 29 афганцев, служивших в ОВД области, двое получили тяжелые ранения и награждены орденами Красной Звезды. Один из них – полковник полиции Юрий Балашов, который недавно ушел из жизни».

Второй орденоносец Давыд Шнайдер зажег на этом мероприятии свечи памяти от имени всех, кто не вернулся из-за реки Пяндж. Минута священного молчания… Стук метронома в унисон биению сердец собравшихся… И только потом – трудные, немногословные воспоминания ветеранов-афганцев…

Служба шла своим чередом

Давыд Кондратович родился в селе Астраханка Советского (ныне Аккайынского) района в многодетной семье Кондрата Кондратовича и Елизаветы Яковлевны Шнайдер. Мальчишкой познал тяжелый сельский труд, мечтал, чтобы на селе как можно больше работала техника. «Надо все как-то механизировать, переделывать», – думал он. Это и определило выбор учебного заведения после окончания Астраханской восьмилетней школы – им стал Петропавловский техникум механизации сельского хозяйства. Летом 1979 года Давыд был призван в армию, где попал в мотострелковый полк, в спецподразделение разведывательной роты г. Ош Киргизской ССР. Служба шла своим чередом до декабря этого же года, который разделил его судьбу на «до» и «после».

– В декабре ночью подняли наш полк по тревоге. Слух прошел, что едем на учения. И только на погранзаставе объявили: «Пересекаем границу, входим на территорию Афганистана. Дальнейшая служба будет проходить здесь». На воинскую часть была возложена нелегкая задача: охрана мирных жителей от басмачей, ведение борьбы с душманами.

В свои неполные 20 лет Давыд встал лицом к лицу с войной, о которой еще ничего не знал. Войной с трудными потерями… Мальчишки, которым голубей гонять, любоваться рассветами да объясняться в любви девчонкам, «застыли в суровом солдатском строю», чтобы защищать мир даже на чужой земле.

– Бои проходили ежедневно. 10 января 1980 года душманы захватили кишлак Кульхана, подорвали скалу и перекрыли дорогу к нему. В ходе боя, который длился шесть часов, приходилось разбирать завал, очищая дорогу. Здесь я был контужен…
Он замолкает. С виду – всегда собранный, обладающий огромной силой воли, он с трудом сдерживал себя от волнения. И чуть изменившимся, наполненным особой грустью голосом тихо добавил:

– Здесь погиб мой товарищ Сергей Коломоец из Целинограда. Ему только исполнилось 20 лет… Без вести пропал ростовчанин Сергеев. Его мы нашли через три дня с перерезанным горлом. Вообще, за время моей службы в нашей роте из
45 человек 9 погибли и 15 были ранены…

Он погрузился в воспоминания…

Я решился прервать это молчание:

– Давыд Кондратович, где-то в 80-е годы вышла в свет небольшая книга «Никто не создан для войны», ценная тем, что в ней собраны фотофакты, документы, песни и стихи афганцев, а главное – воспоминания участников боевых действий
«по горячим следам». Книга мала по объему, но невероятно велика по восприятию и фактологии, а воспоминания, приведённые в ней, потрясают.

– Жестокость и изощренность душманов не знала пределов, и глядя на все это, мы мужали, больше дорожили друг другом, быстрее обретали опыт ведения боев, разведки, – говорит Давыд Кондратович. – Мы становились настоящими бойцами… Помню, 30 марта 1980 года наша рота в составе 30 человек освобождала город Вахарак. Высадились мы на вертолетах в долине на анисовом поле, не подозревая, что нас уже ждут. Один из вертолетов стал подниматься, но был сбит вражеским снарядом. Мы залегли в засаду, началась перестрелка. Мятежники оградились большой траншеей, приготовленной заранее, а мы были практически на голом месте. Часа полтора шел бой, когда я вдруг почувствовал удар в ногу, затем сильную боль. Понял, что ранен. Фельдшер оказал первую помощь, и я с товарищами ещё пять часов вел бои за город, который все-таки был освобожден. Меня доставили в медсанбат, а потом в госпиталь. В этом бою погибли двое ребят. Один из них – мой земляк Анатолий Дудко из совхоза Рассвет Кызылжарского района СКО…

Давыд Кондратович удостоен высокой правительственной награды, ордена Красной Звезды, имеет многочисленные медали, среди которых – «За отвагу», «Воину-интернационалисту от благодарного афганского народа», юбилейные.

– Орден я получил за боевые действия при разгроме банды мятежников, которая насчитывала более 300 человек. Мы, 14 бойцов советской и 95 афганской армий прочёсывали кишлаки. В одном из них завязался бой, в ходе которого афганские солдаты разбежались, и весь огонь нам пришлось взять на себя. Нами было убито 213 бандитов, с нашей стороны погиб сержант Сергей Костромин…

В мае 1981 года я демобилизовался. Трудно было расставаться с друзьями, боевыми товарищами, с кем бок о бок шел сквозь огонь и дым боевых сражений. А в августе «черный тюльпан» доставил груз «200» – моего земляка Дмитрия Лешенко из совхоза им. Калинина Булаевского района… После дембеля долго снились кошмарные сны, да и сейчас свежа боль за погибших товарищей.

Давыд Шнайдер, как и все воины-интернационалисты, многое недосказал. Он не любит говорить об этой войне, он привык делать дело. В том же 1981 году, с июня, он шагнул на новый рубеж – защиту правопорядка в органах внутренних дел Северного Казахстана. Здесь заслужил высокое офицерское звание подполковника, признание и авторитет. Отрадно, что по стопам отца пошел и сын Евгений, у которого горят на погонах офицерские звезды. И теперь в ОВД несет службу надежная династия Шнайдеров.

Владимир Лебедев

Поделиться