Генрих Фогелер (1872 – 1942) – знаменитый немецкий художник, глава художественной школы г. Ворпсведе в Нижней Саксонии, философ. Стремление к устройству нового идеального общества привело его в Советскую Россию. Вечный мечтатель и романтик, он в сентябре 1941 года депортирован из Москвы в село Корнеевское Ворошиловского района Карагандинской области. Скончался в июне 1941 года в соседнем селе Хорошевском, ныне Белагаш, где имелась участковая больничка.

Летели годы. Профессионалы художественного мира Германии и СССР имя Генриха Фогелера не афишировали, но и не забывали. Появились статьи и книги о его творчестве, где напрочь отсутствовали факты и обстоятельства жизни художника в селе Корнеевка. Но вот в начале 1980-х годов в германском городе Валленхорсте деталями жизни мастера рисунка занялся поклонник живописи Вернер Хоман (1929 – 1992). Как он впоследствии мне рассказывал, он отыскал в Москве сына художника Яна Генриховича, 1923 года рождения, кандидата философских наук, преподавателя Института общественных наук при ЦК КПСС. Ян обратился в структуру КГБ СССР, просил отыскать место захоронения отца. Далее события из Москвы переместились в карагандинские органы власти. Два молодых человека опросили старожилов Корнеевки о месте захоронения Фогелера. На кладбище памятного знака не обнаружили. Красивый памятник из мрамора художнику-антифашисту установили «на глазок» за счет средств обкома партии. Новость разлетелась через газетные публикации.

Генрих Эдуардович Фогелер.Разноречивость приводимых фактов из казахстанского цикла жизни Г.Фогелера ничем не подкреплялась. Между тем в Карагандинском областном архиве (фонд 222, дело 42) есть полный список немцев-переселенцев из Москвы. Читаем: «Фогелер Генрих Эдуардович. Немец. Год рождения 1872. Место рождения Бремен, Германия. Профессия художник. Академик. Одинок.». Далее пропускаю многие свои поисковые моменты. Отмечу, что опросил более 30 человек, корнеевских современников художника. Среди них были Р.К.Вольман, В.Н.Утц, О.С.Бирман, сестры Цыгуровы, О.А.Лубенец, Е.А.Спроге, Р.Г.Фаст. Они были пассажирами московского немецкого эшелона. А вот кандидат технических наук Э.Г.Краус в Москве обучался вместе с Яном Фогелером в немецкой школе и помнил еще Генриха Фогелера в домашней обстановке. Эрна Львовна Кутищева ухаживала как фельдшер за больным художником в больнице. Среди старожилов Корнеевки выделялся П.В.Лукьяненко, 1928 г.р. В доме Лукьяненко и поселили Фогелера, выделили ему топчан. В комнате спали еще пять человек.

Б.К.Жантыбаева из Карагандинского отделения Советского фонда культуры предлагала в этом доме создать музей Г.Э.Фогелера. Для этой цели во Внешэкономбанке был открыт счет. Падение СССР расстроило эту задумку.

В Караганде стремление познать творческие работы художника в ссылке демонстрировали искусствовед Н.И.Иванина, впоследствии академик Академии художеств Республики Казахстан и художник М.К.Джунусов (1947-1999). Заслуженный деятель искусств Казахской ССР скульптор Ю.В.Гуммель стал работать над бюстом Г.Э.Фогелера. В Караганде создали общество «Видергебурт», и председатель Владимир Федорович Гонштейн со временем объединил всех фогелеровцев. Поиск привел меня в Национальную галерею Берлинского музея. Ответила доктор искусствоведения Кристина Хоффмайстер, директор музея. Она поклонница работ художника. Твердо считала, что после смерти осталось 36 его работ в степном селе. Часть уместилась на листках из школьной тетради. Из фондов своего музея Кристина Хоффмайстер прислала ксерокопии пяти рисунков Фогелера, выполненных им в 1926 году во время поездки по Южному Казахстану.

Первого сентября 1989 года мы с Вернером Хоманом на обкомовской «Волге» прибыли в Корнеевку. Вернер подарил школьникам пять солидных планшетов о жизни своего земляка, ксерокопии картин и документов. Организатор школьного фогелеровского музея учительница Маргарита Иосифовна Вольф приняла их с благодарностью. Посетили мы и призрачную могилу художника. Здесь Вернер впервые признался, что произошла нелепая ошибка. По его новым розыскным документам, Фогелер скончался за 15 километров отсюда, в больничке в Хорошевском, там и похоронен. Версия впоследствии подтвердилась документально. В 1992 году Вернер Хоман собрал в Германии группу художников и искусствоведов в количестве 30 человек для поездки на могилку Г.Э.Фогелера, но сам не дожил до этой так важной для него поездки, скончался 25 марта. Группу возглавил доктор искусствоведения Вольфганг Кауфман.

Больница в Бельагаше. Рис. М.К.ДжунусоваПотом был декабрь 1992 года – 120-летие мастера. «Видергебурт» организовал поездку в Хорошевское. На здании бывшей больницы, где 14 июня 1942 года скончался художник, и доме Лукьяненко установили памятные таблички. Присутствовали В.Ф.Гонштейн, художники Е.С.Айтуаров, М.К.Джунусов, А.Ф.Курицын, Н.И.Иванина, директор совхоза Ж.Ш.Шаймерденов, врач М.Шокшин и другие.
Случай свел меня с Багдадом Мустафиным, режиссером студии «Видергебурт» при Немецком республиканском культурном центре. Возникла идея создания фильма «Потерянный сын» о последних днях жизни рисовальщика. Средства выделил В.К.Беккер – председатель правления «Видергебуртбанка». Показ фильма прошел в Алматы. На премьере был и Временный поверенный в делах ФРГ в Республике Казахстан Ф.Д.Хаас с супругой, присутствовал и я как автор сценария.

С художником Маратом Джунусовым мы много раз наезжали в Корнеевку и Белагаш. Марат задумал цикл зарисовок о немых свидетелях прошлого. Его рукой запечетлены около 30 обьектов. Лики старожилов тоже не остались без внимания. Часть рисунков подарил немецким искусствоведам. Он же изготовил двухметровый деревянный крест и установил на кладбище как символический знак. Событие произошло в 1997 году в присутствии гостей из Германии фогелероведов Р.Гюнтера и Х.Риккерта. В июле 1998 года Марат Джунусов, немецкая журналистка Андреа и я были приглашены в мастерскую заслуженного деятеля искусств КазССР, почетного гражданина г. Караганды художника А.П.Билыка. Проявились контуры будущего памятника Г.Э.Фогелеру. Было подобрано соответствующее место в Караганде на улице Ерубаева, 22 перед зданием немецкого культурного центра «Видергебурт». Открытие состоялось 14 июня 1999 года. После этого имя Г.Э.Фогелера внесли в энциклопедию «Караганда. Карагандинская область».

В карагандинском Музее изобразительных искусств подобрана коллекция материалов, связанная с жизнью Г.Э.Фогелера. Сюда вошли письма и фотографии Вернера Хомана, которые он мне присылал из ФРГ.

В Карагандинском научно-исследовательском угольном институте, где я работал, была солидная немецкая диаспора. Стал наудачу расспрашивать про Фогелера. Откликнулся Я.Я.Гуммель, 1925 г.р. До войны он жил на Кавказе в местечке Еленендорф, где в июне 1939 года видел короля рисунка. Немецкая колония жила обособленно и сохранила швабский диалект, чему Фогелер удивился. 30 августа 1989 года Яков Яковлевич Гуммель показал мне свое стихотворение «Heinrich Vogeler» на немецком языке, оно было опубликовано в осакаровской районной газете «Сельский труженик».

Должен сказать, что в Корнеевке Г.Э.Фогелер работал над рукописью «Верден», где описаны повороты его необыкновенной судьбы. Там же рисовал листовки-агитки против фашизма и отправлял их в Управление НКВД Карагандинской области. Слал в советские и партийные органы различного рода письма. К нашему времени они проявились еще не в полном объеме. Не установлена и реальная дата его смерти, хотя сегодня она сузилась с 14 по 17 июня 1942 года. Остается верить и ждать, что свет далекой правды угаснуть не может!

Юрий Попов

Поделиться
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •