Реклама

Мне никогда не доводилось писать о музыке и тех, кто создаёт невероятные музыкальные шедевры. Как часто простая и незамысловатая мелодия, исполняемая профессионалом не важно на каком инструменте, надолго остаётся в памяти. Со временем у каждого человека формируются пристрастия: одни предпочитают шансон и романсы, другие классику и джаз, третьи — блюз, кантри, регги, современную эстрадную музыку. Молодёжь обычно слушает тяжёлый рок и хип-хоп, люди постарше – народную музыку.

Светлана Байтингер приехала в Германию из Красноярска. Окончив музыкальный институт в Иркутске, она всю жизнь работала по специальности: руководила хором при Доме пионеров в России, детскими коллективами в Эстонии, хором «Светлана» в Германии. Сегодня она хормейстер хора «Радуга», на репетицию которого мне довелось попасть совершенно случайно.

Здание старой церкви, где проходила репетиция, ничем меня не удивило. Обыкновенный храм, в центре небольшая сцена. Немного смутила разноцветная радуга на стене, к тому же было очень холодно.

Светлана села за инструмент в элегантном чёрном пальто из войлока с красными стрелами на подоле – видимо, ручной работы, подобных мне не доводилось никогда встречать. Началась распевка. Участники хора стояли на фоне радуги в пальто, пуховиках и куртках, разделившись на три небольшие группки. Вероятно, подумала я, будут петь на три голоса.

Я прекрасно знала, что обычно хор делится на три хоровые партии, иногда на четыре: сопрано, альты, тенора и басы. Начавшееся пение меня словно заворожило, звук обволакивал со всех сторон: сверху, снизу, заходил по бокам. Ведь одно дело петь в микрофон, совсем другое – акустика. На один главный голос наслаивалось два-три-четыре. Звучало многоголосье. То в унисон, то в терцию.

«Расскажите, как всё начиналось?», – спросила я после репетиции. На этот и другие вопросы мне ответила Марьяна Кирш, одна из участниц хора «Радуга».

Позже, найдя ролик в YouTube, я с удовольствием смотрела на ведущую Марьяну, которая объявляла песни и вела концерт. Хор стоял в чёрных длинных платьях строгого покроя, на плечи накинуты трёхцветные газовые шали. У каждого своя гамма, нежная, едва уловимая. Радуга – не иначе. Госпожа Кирш чётко и ясно в речитативном ритме перед каждым выступлением хора, поющего по-русски, объясняла немецкоговорящей публике, о чём поётся в песне.

Марьяна Кирш: «Я приехала из Кыргызстана, в настоящее время живу в Леопольдсхёэ (коммуна в земле Северный Рейн-Вестфалия), в хоре с 2009 года. История хора началась в 2003 году, его создателями были Александр Хоххальтер и Элла Деппе. Элла позднее ушла, организовав другой хор. С годами состав хора сильно изменился, но несмотря ни на что продолжает выступать. В настоящее время хором руководит Светлана Байтингер.

К сожалению, репетиции не всегда регулярны, так как у каждого семьи, работа и другие важные дела.

Выступаем мы в основном в церквях, был совместный концерт с большим немецким хором из Билефельда. Давали концерты в Бад-Залцуфлене, в Липпштадте, в Зоэсте, в Детмольде, в Леопольдсхёэ и многих других городах. Мы никогда не отказываемся от приглашений. Поем не только на немецком и русском, но также на украинском, белорусском и английском языках.

К сожалению, у меня нет музыкального образования, я бывший учитель географии. В настоящее время нахожусь на пенсии, занимаюсь переводами. Но музыкальное образование есть у многих участниц хора – Марины Борисов, Кати Кравченко, Ирины Яраус, Тани Ивакин и, конечно же, Светланы Байтингер».

Светлана Байтингер, хормейстер «Радуги»: «Хор «Светлана», в котором я раньше работала, исполнял только классический репертуар, когда я пришла в хор «Радуга», здесь исполнялись в основном народные песни. Сейчас у нас смешанный репертуар, поём не только народные песни, но и классику.

Лично мне нравятся произведения Георгия Васильевича Свиридова, мы их часто исполняем. Естественно, классика мне ближе, на ней я воспитывалась, да и постановка голоса у меня соответственная. Я не представляю себе, как можно жить без музыки. Лично для меня – это не только работа, но и стиль жизни.

Для меня хор – это и одно из средств общения. В Германию мы приехали из разных республик бывшего Союза, и практически обделены общением на русском языке. Когда же мы собираемся все вместе, можем поболтать, обменяться новостями, поделиться своими горестями и радостями.

Всегда получаем совет и находим поддержку. Хор – это, прежде всего, коллектив, и проблема каждого становится проблемой всего коллектива. Очень сложно сплотить коллектив, у каждого непростой характер. Важно как-то подстраиваться».

Марина Борисов, преподаватель по классу фортепиано, родом из Казахстана, г.Алматы, в Германии 15 лет. Охотно поет в хоре уже на протяжении десяти лет, её любимые песни – «Летняя ночка» и «Богородица».

Совсем недавно в хоре появился немец польского происхождения Марьян Ренц, он профессиональный гитарист.

В хор его пригласил один из основателей хора, Александр Хоххальтер. Александр родился в 1958 году в селе Малиновка Томской области. Мама, токарь по профессии, работала разнорабочей, а вот папа, механизатор в совхозе, в свободное время прекрасно играл на скрипке. Дед Александра был музыкантом, в детстве Саша частенько просил скрипку, на что всегда получал отрицательный ответ: «Как научишься играть на инструменте, подарю». Спустя год Саша стал счастливым обладателем скрипки, она до сих пор хранится в семье.

До школы Александр играл почти на всех инструментах: на мандолине, аккордеоне, баяне и домбре. Когда семья переехала в Кыргызстан, мальчик пошел в музыкальную школу. После окончания, служа в армии в Новосибирске, играл на гитаре в армейском ансамбле. Из армии вернулся в Томск, поступил в музыкальное училище по классу аккордеона, которое окончил через четыре года.

Предпочитает, в первую очередь, классику: «Я люблю творчество Иоганна Себастьяна Баха. В то время профессиональный музыкант мог заработать себе на хлеб, лишь поступив на придворную службу к какому-нибудь вельможе, или писать для церкви. И то и другое лишало независимости, к которой так стремится любой гений, но у Баха не было выбора.

При жизни композитор не получил признания, хотя и написал более 500 произведений для органа, оркестра, хора и клавира. Умер гений в нищете. За год до смерти совершенно ослеп…

Почему я так люблю хор? В какой-то степени я хоровик по натуре. У меня было много хоров, ансамблей, музыкальных групп. Первый мой хор – русский народный во Дворце культуры «Авангард».

Мы исполняли такие песни, как «Вдовы России, деревенская картинка» (сюита), «Ложкари» (сюита с ложками). Переехав на Иссык-Куль, в город Чолпон-Ату, я создал группу «Визит», состоящую из четырех участников: гитариста, бас-гитариста, барабанщика (ударные инструменты) и клавишника. На клавишах играл я.

Мы сами составляли репертуар песен: от классической до современной музыки. Играли рок, фольклорные песни, цыганские, русские, классическое попурри: Моцарта, Грига, Римского-Корсакова. Позже я снова переехал, и маленький городишко Новопавловка, что недалеко от Бишкека, стал для меня очередным трамплином. Был организован новый ансамбль, который нередко получал поддержку от Посольства Германии в Кыргызстане.

Мы участвовали во всех концертах, которые проходили под патронажем Посольства, пели немецкие песни, особенно рождественские: «Stille Nacht» и многие другие. В 1996 году моя семья переехала в Германию, в Билефельде я познакомился с Эллой Деппе и Манфредом Шнайдером, музыкантами-гитаристами. Элла поёт и играет на семиструнной гитаре, Манфред – на шестиструнной, у него собственная звукостудия. С этой встречи начались наши совместные концерты, с которыми мы объездили половину Германии.

Большей частью выступали, конечно же, здесь, недалеко от своего местожительства: Детмольд, Билефельд, Энгер, Гютерслоо, Падерборн и другие. Из года в год мы организовываем рождественские концерты, которые проходят в церквях и разных сообществах. Часто выступаем на открытых площадках, прямо на улице (в Германии они называются Offenbühne – открытая сцена).

Уже на протяжении многих лет сотрудничаю с Ириной Жилиной. Её цимбалы прекрасно гармонируют с моим аккордеоном. У нас достаточно солидный репертуар: джазовый, классический, современный, иногда народная музыка. Также мы охотно исполняем французскую и итальянскую народную музыку (например, французский мюзет, итальянскую «Валенсию», «Времена года» Вивальди). В нашем музыкальном ассортименте есть русские песнопения, нравятся белорусские композиторы.

Естественно, играем моего любимого Баха, Вивальди, Брамса, кубинскую музыку (попурри), увертюру к опере Ванчуры «Храбрый и смелый витязь Архидеич», русское либретто которой создано по сюжетам народных сказок об Иване-Царевиче».

Мари Шансон