Легендарный Майк Тайсон в своё время утверждал: «Бой должен длиться тринадцать секунд: две секунды – на сближение, одна секунда – на удар, десять секунд – на отсчет рефери».

Иными словами, профессиональный бокс – это поход ва-банк. Интрига. Неизвестность, которая манит и влечёт. Порой даже богам на Олимпе до конца не ясно, что последует за пронзительным звуком гонга, как долго будет слышен свист ударов, кто отправится отдыхать после нокаута, а кому в итоге достанется лавровый венок.

Каковы они, достоинства и недостатки столь эпического вида спорта, с высоты взора Интернационального чемпиона Германии среди профессионалов („Internationale Deutsche Meisterschaft“)? Об этом и о многом другом мы расспросили уроженца Казахстана Романа Фресса, завоевавшего титул IDM в 2020 году.

– Бокс в тяжелом весе – довольно опасное и непредсказуемое занятие. Не находите?

– Это действительно так. Бокс не забава, и уж тем более в тяжелом весе, где сила и мощь ударов такая, что противника можно буквально сразу опрокинуть и «вырубить». Мало ему не покажется.

– Какова сила Вашего удара? По статистике, у вас 50% нокаутов. Вы нокаутер?

– Я бы сказал – технарь. Честно говоря, уже давненько не замерял и не высчитывал свой силовой удар… Вообще, самый сильный удар был у Майка Тайсона – он бил практически тонну. Владимир Кличко тоже бил отлично – свыше полтонны…

– Многие дерутся на ринге, чтобы заработать. А Вас что потянуло в бокс: жажда адреналина?

– Можно и так сказать. Видимо, сказалась подсознательная любовь к опасным играм, сродни «Русской рулетке». А если серьезно: в любительский бокс меня привёл друг. Нам тогда было по семь лет. Год спустя он бросил заниматься, а я продолжил. Мне понравилось «играться» на ринге: прыгать, накидывать удары. Это лучший «допинг» для меня.

– Обычно в бокс мальчишек отдают папы, чтобы «сделать из них мужиков»: научить постоять за себя, защитить девушку от хулиганов…

– Мой папа не исключение. Он тренер, занимается любительским боксом, тренирует детей под Кёльном. Там я и начинал боксировать. Он тоже мечтал, чтобы его сын рос крепким и умел дать отпор задирам. Бокс отлично закаляет дух и дисциплинирует характер.

– Титул Интернационального чемпиона Германии среди профессионалов Вам достался легко?

– Не очень. Соперник, итальянец Маттео Рондена, был тоже настроен на победу, хотя прибегал к нечестным приемам. Боксировал «грязно»: лез вперёд с головой так, что разбил мне бровь, метил по почкам. Судья почему-то не видел, правда, пару раз делал намёки.

– Часто ли приходилось попадать на нерадивого рефери?

– Случалось. Несколько раз. Потом, после поединка, очень сложно доказать, что судья был в той или иной степени необъективен в оценке действий боксёров. Печально, но факт.

Фото из личного архива Романа Фресса
Пояс Интернационального чемпиона Германии среди профессионалов боксеру вручал известный немецкий актер Тиль Швайгер.

– Пояс IDM вам вручал популярный немецкий актер Тиль Швайгер. Какой он в жизни?

– Отличный мужик. Спокойный. Пригласил меня в свой ресторан в Гамбурге. Отметили там победу. Пообщались. Поговорили о его киносъёмках, о будущих планах и фильмах. Кстати, посоветовал не открывать собственный ресторан – сейчас это неприбыльное дело.

– Известный боксёр Марко Хук, прославивший немецкий бокс на весь мир, однажды сказал: «Мне постоянно хочется совершенствоваться в боях против самых лучших, и я уничтожу любого, кто встанет у меня на пути». Ваш настрой аналогичен?

– Нет, это не мой характер. Моя цель – показать себя и хороший бокс. Никого уничтожать я не собираюсь. Честно говоря, все эти грозные «кричалки» звучат слишком пафосно.

– Не тянет в родные края? Вы же родом из Казахстана.

– Тянет. С 2009-го года не был в Казахстане. Там, в Нур-Султане и в Петропавловске, живут мои родственники по материнской линии. Также родня есть в России, недалеко от Омска. Недавно в Казахстане вышло интервью со мной, так они звонили, радовались за меня. Стараются всегда смотреть мои поединки, гордятся мной.

– Как давно живёте в Германии?

– Больше двадцати пяти лет. Мне было пять месяцев, когда родители вместе со мной переехали в Германию из села Возвышенка, что в Северо-Казахстанской области.

– Вы хорошо говорите по-русски…

– Спасибо. Частенько общаюсь на русском с родителями и с друзьями, чтобы не забыть язык. Умею немного писать и читать по-русски – научился этому самостоятельно.

– Что вы скажете о сегодняшнем казахстанском боксе?

– Могу сказать только хорошее: самые лучшие боксерские школы как раз находятся в Азии. Казахстан, юг России всегда славились боксерскими талантами. В частности, мой тренер – Роберт Штиглиц, боксёр-профессионал, – русский немец. Да и я сам начинал с русской школы бокса.

– За Геннадия Головкина болеете?

– Конечно. Головкин – это машина, король в боксе, мастер спорта. Я с ним не общался, но мой наставник долгое время тренировался с ним в Гамбурге. Я бы тоже хотел потренироваться с Геннадием.

– В вашей копилке – десять побед в профессиональных боях и более 100 –
на любительском ринге. Как долго вы готовились, прежде чем бросить вызов противнику в титульном бою?

– Мой первый бой состоялся в десять лет. В четырнадцать я уже выиграл чемпионат Германии. На профессиональный поединок впервые вышел в 2018-м году. В следующем бою собираюсь защищать свой нынешний немецкий титул.

– А дальше?

– Потом хочу попробовать свои силы на чемпионате мира или Европы: IBF, WBC, WBO… Одним словом, настроен на титульный бой. Главное, чтобы было здоровье. Долго боксировать не собираюсь – максимум ещё лет десять, и достаточно. Потому что постоянно получать по голове – в этом мало, чего хорошего.

– Опишите один день из своей жизни?

– Утро начинается, как обычно, с завтрака, затем в 9:30 – тренировка в клубе в Магдебурге. В 12:30 – обед. После – физиотерапия. И в 17:00-18:00 – вечерняя тренировка, где проходит спарринг либо качание мышц.

– Что самое трудное в бою, на Ваш взгляд?

– Самое трудное происходит в голове, а не на ринге. Это самонастрой. Важно поверить в себя, поднять свой моральный дух, победить страхи и ненужные мысли. А ещё немало зависит от поддержки болельщиков. Обычно во время поединков со мной рядом отец и жена. Кричат на русском и немецком, поддерживают. Мама же переживает: из 130 моих боёв она посмотрела всего лишь три или четыре. Только я выхожу в зал на ринг, она тут же его покидает. А по окончании заходит обратно. Для мамы каждый мой бой – тяжелое испытание.

– Действительно ли, что ноги в боксе важнее, чем руки?

– Да, ноги помогают занять правильную позицию, держать верную дистанцию. Движения боксёра, ноги которого хорошо двигаются на ринге, смотрятся как танец. Взять хотя бы для примера украинского боксёра-профессионала Василия Ломаченко или легенду бокса Мухаммеда Али.

– Как Вы считаете, какими качествами должен обладать идеальный боксёр?

– Он должен обладать силой духа и боксировать под девизом: «Больше дела, меньше слов».

– Спасибо за интервью.

Марина Ангальдт

Поделиться
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  • 18
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
    18
    Поделились