«Неужели здесь все цветы говорят?» – «Не хуже тебя, – отвечала Лилия, – только гораздо громче». Такой диалог происходит между кэрролловской Алисой и обитателями зазеркального сада в главе под названием, вынесенным в заголовок.

Из сорока пяти шпрухов нашей электронной коллекции цветы изображены на тридцати восьми (84%). Являясь самой употребляемой темой рисунков на настенных панно, цветы – не простая декорация: у наших Роз и Лилий тоже есть свой голос. Шпрухи часто дарили, а у подарков всегда бывает значение, явное или скрытое. С давних пор (люди спорят, с каких именно, но XVIII век уж точно принёс это) многие цветы наделены для людей подспудным символизмом и способом тактично передать свои чувства или пожелания.

Самая желанная гостья на наших панно (есть на 37% шпрухов с цветами) – роза. „So schön wie eine Rose, die auf dem Stengel blüht, / So schön ist eine Jungfrau, ihren Kranz behüt“ – пели ещё в немецком Поволжье. Роза, к примеру, будучи также символом Страстей Господних и личной печатью Лютера, всегда означала глубокие чувства: красная – сердечную любовь, белая – невинность, розовая могла символизировать благодарность; цветок лилии был знаком материнской любви, тюльпан – верности, в том числе в религии.

– А у нас в немецких дворах росло много гладиолусов, акаций и особенно георгинов, – вспоминает своё послевоенное детство Лилия Гербертовна Лескова, руководитель Лисаковского филиала Костанайского областного немецкого центра «Возрождение», – и ведь у меня тоже «цветочное» имя!

Мой знакомый Станислав Желтов, директор компании по ландшафтному дизайну, на просьбу описать цветы шпрухов по изображениям сначала рассмеялся – как его опознаешь, он же рисунок, но потом сказался семнадцатилетний опыт работы с декоративной флорой, и Стас вдумчиво определил многие сорта растений по изображениям.

Итак, на шпрухах казахстанских немцев, помимо роз и лилий, можно отыскать анютины глазки, васильки, клематисы, пионы, эустомы, ромашки, астры, маки, тюльпаны, цвет вишни, яблони, сливы, айвы; голубые лобелии, мальвы, нивяник, сирень, георгины, нарциссы, ландыши, эдельвейсы – и это ещё не полный «рокарий»…
На первом сегодняшнем панно – оно из Тараза – розы и садовые лилии. Материалом стала фанера 37×28 см; после грунтовки на неё нанесли маслом рисунок и библейскую цитату: „Meine Gnade soll nicht von dir weichen“ («Милость моя не отступит от тебя», Ис. 54:10).

История панно такова: 1960-е годы, Свердловская область, г. Тура. Художница Елизавета Изаак (позже она переедет во Фрунзе, ныне Бишкек, Кыргызстан) подарила эту картину, нарисованную на обратной стороне посылочной крышки, Марии Гибнер (урожд. Дитман, 1920-1986), сосланной в те места. После смерти Марии Аугустовны панно перешло к её сыну Александру, который в 2014 г. передал его в Жамбылский областной историко-краеведческий музей. Фото Е. Гакель.

Второй шпрух – с севера Костанайской области, это тоже рисунок маслом на фанере. Среди цветов здесь тюльпаны, один красный мак, лилии и даже гималайский мак. Такой букет было бы трудно собрать в реальности: периоды цветения всей этой нарядной прелести различны. Цитата из Библии: „Haltet im Gedächtnis Jesum Christum“ («Помни Господа Иисуса Христа», 2 Тим. 2:8).

Руководителю Карабалыкского районного филиала костанайского немецкого центра «Возрождение» Татьяне Адамовне Хамко панно передали в местной баптистской общине. Фото Е. Шило.

Цветы панно могут поведать немало интересного, если разгадывать их символический смысл. Наши шпрухи тоже есть «Сад, где цветы говорили». «Просто мы считаем, что нехорошо заговаривать первыми, – вмешалась Роза». Та Алиса из сказки смогла разговорить свой волшебный сад. Удастся ли это сегодня этнографам и историкам?

Игорь Нидерер