Для того чтобы понять условия, в которых создавался Немецкий дом, необходимо погрузиться в атмосферу того времени. Начало 90-х годов, развал СССР, наша страна на заре своей независимости. Всесоюзное общество советских немцев «Возрождение», преследовавшее цель восстановить Республику немцев в Поволжье, оказалось разделено границами независимых государств. Сотни советских немцев, потерявших надежду, нацелены на выезд в Германию. На одном из съездов ВОСН «Возрождение» принят ультиматум: если не будет восстановлена республика в Поволжье, все немцы выедут в Германию. Перед казахстанскими немцами, принимавшими самое активное участие в немецком движении, естественно встал вопрос: «Что же предпринимать дальше?»

Первыми нашими задачами стали обустройство собственного независимого общественного движения и определение новых целей. В 1992 году состоялся первый съезд немцев Казахстана, на котором меня избрали председателем Совета немцев. С группой единомышленников мы стали разрабатывать концепцию нашего развития и стратегию дальнейшей работы, отправились по городам Казахстана, встречались с немецкой общественностью. К сожалению, большинство немцев не хотели слышать о возрождении этноса или создании самоорганизации, многие уже определились со своим будущим – выехать на ПМЖ в Германию. В такой атмосфере было довольно сложно выстроить работу общественного движения. Параллельно я возглавлял Костанайское областное общество немцев, финансовое положение которого было исключительным: у нас уже было собственное здание, мы опирались на поддержку бизнес-сообществ, сильны были связи с немецкими колхозами и совхозами. Можно сказать, что первый съезд немцев Казахстана состоялся в большей степени при финансовой поддержке Костанайского областного общества немцев, в числе которых мои земляки Александр Винтерхоллер, Якоб Бадер, Виктор Ульрих. Очень активны были немцы в Петропавловске, Кокчетаве, Актобе и Караганде.

Тогда, двадцать лет назад, мы полагали, что нам необходимо опираться в первую очередь на тех представителей немецкого этноса, которые хотят реализовать свой шанс в Казахстане, что мы объединим огромное число людей, в том числе, из бизнес-сообщества, создадим свои предприятия, собственную инфраструктуру, сеть учебных заведений. Но самое главное, было важно создать собственный центр и начать интенсивно работать с правительствами обеих стран. Советский Союз остался в прошлом, Всесоюзное общество советских немцев «Возрождение» развалилось, и мы должны были работать в условиях нового времени.

Казахстанско-германская межправительственная комиссия.Это было довольно сложной задачей. Своеобразным центром в то время была редакция немецкой газеты Deutsche Allgemeine Zeitung, которую возглавлял Константин Эрлих. Он часто проводил собрания, где участвовал и я. Предмет дискуссий был самый разнообразный, как и мнения. Кто-то выступал за выезд, другие отказывались их поддерживать. Я же всегда придерживался мнения, что необходимо с уважением относиться к намерениям людей: и тех, кто хочет уехать, и тех, кто хочет остаться. Рухнул железный занавес, пришла свобода, и у людей появилась возможность выбора. Поэтому я считал, что людям необходимо помогать, а не вести себя с позиции вождизма, указывать, что делать. На этой почве у нас часто возникали разногласия. И постепенно стала выкристаллизовываться общая концепция, основанная на стремлении помочь людям. Конечно, мы отдавали себе отчет, что все не уедут, поскольку длительное проживание в Казахстане после депортации совершенно изменило немецкую этническую группу: выросло новое поколение с другими интересами, появились смешанные браки. Для этой группы людей мы изыскивали пути развития и сохранения их национальной идентичности. Начало 90-х было временем идеализма, которому я служу до сих пор. «Возрождение» смогло помочь многим, удалось добиться создания общественного центра контроля совместно с таможенным комитетом. Мы ночами дежурили в аэропорту, где контролировали, чтобы людей, выезжающих на ПМЖ в Германию, не грабили. К сожалению, мало кто сегодня об этом помнит.

Но вернемся к теме открытия Немецкого дома. На съезде немцев Казахстана, проходившем в Алматы в 1992 году, присутствовала делегация Федерального правительства Германии, с которой у нас состоялись первые переговоры. Одним из вопросов, интересующих немецкую сторону, была концепция развития немецкого движения в Казахстане. Мы пояснили, что изначально необходимо создать центр для структуризации всей работы поддержки немецкого меньшинства. После у нас завязались тесные контакты. Меня неоднократно приглашали в Германию, где проходили встречи с Хорстом Ваффеншмидтом, уполномоченным Федерального правительства Германии по делам переселенцев и национальных меньшинств. Неоднократно мы совершали эти визиты с Генрихом Гроутом, который предлагал свое видение решения немецкого вопроса, в основном связанное с восстановлением Республики немцев в Поволжье. Для нас, казахстанцев, такая проблема не являлась жизненно важной. Казахстан – эта страна, которая приняла депортированных немцев, стала настоящей родиной, за что мы бесконечно благодарны казахскому народу.

Хорст Ваффеншмидт поддержал все начинания казахстанских немцев. Это был очень конкретный человек, всегда придерживался определенной позиции. Через короткий промежуток времени в Казахстан прибыла делегация во главе с Гизелой Бивер и начался процесс организации финансовой поддержки немецкого меньшинства. Началось все с поставок мини-производств в регионы с компактным проживанием немцев. Правда, помощь осуществлялась вне партнёрства с Советом немцев. Я же полагал, что это будет осуществляться консолидировано, под одной крышей согласно нашей концепции, основанной на солидарности этнических немцев.

В 1993 году Гизела Бивер вновь приехала в Казахстан, сообщив, что правительство Германии намерено купить здание и открыть центр. Начались усиленные поиски. В Алматы в то время было много брошенного и недостроенного жилья, и найти что-либо презентабельное было довольно сложно. К концу 1993 года нашли помещение, которое также находилось в плачевном состоянии: окраина города, здание без окон и дверей, даже должного подъезда нет. Становление Немецкого дома было непростым, мы начали реконструкцию, все проходило под моим постоянным надзором. К августу 1994 года, когда строительные и ремонтные работы завершились, мы начали формировать команду. Это были большие энтузиасты, воодушевленные общей идеей.

Лариса Бурковская взяла на себя миссию исполнительного директора и во время моего отсутствия организовывала всю работу. Софья Вензель была приглашена из Шымкента в качестве эксперта по культуре. Представитель Германского общества по техническому сотрудничеству также работал в нашей команде и отвечал за экономическое развитие общины. Валентина Дедерер – эксперт по проблемам переселенцев, Ирина Суркова – эксперт по социальной работе, Александр Энгельс – эксперт по образованию, Мария Музыка занималась гуманитарной аптекой. Ирина Лукичева – юрист, Лариса Захарова – переводчик. В таком составе мы начали работать. В это же время была создана межправительственная казахстанско-германская комиссия, которую возглавил Тулеген Жукеев.

Казахстанская сторона активно поддержала идею создания Немецкого дома, всячески способствовала этому. И 25 августа 1994 года состоялось торжественное открытие Немецкого дома в г. Алматы с приглашением широкой общественности и СМИ.
С открытием Немецкого дома вся работа радикально изменилась. Началось активное взаимодействие с правительствами обеих стран. В 1995 году правительство Казахстана подписало первую в странах СНГ государственную программу этнического возрождения немцев, повсеместно началось наделение региональных обществ помещениями. Хотелось бы отметить, что наша республика всегда была образцом по отношению к немцам.

Немецкий дом послужил мощнейшим толчком развития самоорганизации этнических немцев, не только сыграл значительную роль в судьбе своего народа, но и стал их символом. Всю нашу историю можно разделить на два периода: до и после открытия Немецкого дома.

Двадцатилетний период деятельности Немецкого дома трудно переоценить, думаю, найдутся исследователи, которые еще скажут свое слово. Сегодня я хотел бы всех сердечно поздравить с юбилейными датами, поблагодарить за поддержку и участие. В своей работе мы всегда опирались на верховенство общенациональных интересов над личными. Я верю, что этот принцип единственно правильный. Хочу пожелать всем благополучия и новых перспектив. Не стоит бояться новизны, если впереди благая цель.

Александр Дедерер

Поделиться
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •