Изменится ли Германия при новом канцлере?

До общенациональных выборов в ФРГ остаются дни, и кто-то уже загибает пальцы в обратном отсчете. Сегодня далеко не для всех принципиально важно название партии, которая наберет большее количество голосов, и даже имя ее лидера. И внутри и за пределами страны самым острым остается вопрос: какой будет Германия при новом канцлере.

Кто устал и почему?

Фраза «Немцы устали от канцлерства Меркель, от консервативной политики» встречается в Интернете и в СМИ гораздо чаще, чем гипотеза того заслуживает. Конкретики, кто устал и почему, не так уж много. Германия — такая страна, что явный негатив здесь найти трудно. Скептики критикуют миграционную политику, аргументом стало июльское наводнение и, конечно, во все выборы на всех континентах вмешался коронавирус. Но по ковиду Германии грех жаловаться. Тогда что? Лично Меркель ставят в вину, что не того преемника она назвала. И в целом к кандидатам придираются по мелочам. Лидер христианских демократов Армин Лашет улыбался за спиной президента Штанмайера, выступавшего перед пострадавшими от наводнения жителями. Кандидат от партии Зеленых Анналена Бербок приукрасила свое резюме. Олаф Шольц, кандидат в канцлеры от социал-демократов, на финишной прямой набирает рейтинг, и у него нет явных проколов, хотя журналисты, выдавая свое мнение за мнение электората, кое-какие прозвища ему придумали, а теперь говорят, что на излете избирательной гонки Шольц стал выглядеть энергичнее и выступает без бумажки. Только вчера прочитала в его адрес комментарий, что он «лучший среди худших» кандидатов. В этом месте, грубо говоря, собака и зарыта.

На фоне Меркель

Все рассуждения о недостатках кандидатов, о предполагаемо низкой явке на выборы крутятся вокруг фигуры уходящей канцлерин. Пока равного или равной ей электорат не видит. Это не новость в мировой политике. Когда уходит корифей, тяжеловес, признанная всеми личность, очень трудно, а то и невозможно показать пальцем на достойного преемника. Уверенно сказать, что новый человек, по крайней мере, будет не хуже «старого». Например, прозвучало, что Шольц стал складывать пальцы ромбом, как Меркель. Якобы «ромб Меркель» стал ее именным знаком, и Шольц уже перехватил его, чтобы сторонники Меркель поняли, что и политика его будет где-то в этом «ромбе». Однако, политолог-международник Александр Рар в беседе с вашим корреспондентом высказал мнение, что политика Шольца будет «в стиле Вилли Брандта». Разумеется, такая ссылка стала поводом обернуться назад и увидеть, как побежденная в 1945 году страна формулу Запад-Восток научила читать не как противопоставление, а как партнерство.

«Во имя общих интересов»

Вилли Брандт (1913 – 1992г.г.) вступил в СДПГ в 16-летнем возрасте. Когда к власти в Германии пришли нацисты, он не поддался их пропаганде, ему пришлось менять гражданство, взять псевдоним, который через годы стал его официальным именем и для истории, и для мировой политики. Когда Бундестаг избрал Вилли Брандта канцлером, не единогласно, а с небольшим — немалым перевесом голосов (251 против 235), он сказал слова, в которых немцы ощутили оптимизм и динамику: «Я намерен быть канцлером не покоренной, а освобожденной Германии!»

Еще до канцлерства Вилли Брандт стал автором «восточной политики», при которой бывшие противники, страны, пострадавшие от нацизма, начали обмениваться послами и наводить мосты с Германией. В 1971 году было подписано соглашение «четырех» — СССР, США, Великобритании, Франции, оккупировавших Германию после Второй мировой войны. Согласно этому документу через территорию ГДР — из Западного Берлина в ФРГ — открывалось свободное сообщение. Родственники в разделенной на зоны стране получили возможность общения. В этом же году Вилли Брандт стал лауреатом Нобелевской премии мира за конкретные инициативы, повлекшие ослабление напряженности между Востоком и Западом. Это официальная оценка заслуг Вилли Брандта. В своей нобелевской речи лауреат подчеркнул, что работает во имя общих интересов.

Что сегодня?

В земле Рейнланд- Пфальц, где пишутся эти строки, правительство представлено СДПГ, «зелеными» и свободными демократами. А христианские демократы здесь в оппозиции. Таково политическое устройство Германии, что правящая в стране партия в одной из своих земель может оказаться в меньшинстве и, как следствие, в оппозиции. В марте мы писали о региональных выборах в земле Рейнланд-Пфальц и в земле Баден-Вюртемберг. На 14 марта 2021 года во главе первой находились социал-демократы (в коалиции), а во второй первую скрипку играли «зеленые». После голосования 14 марта расклад политических сил остался неизменным. За какую партию будут голосовать в этих землях 26 сентября, можно угадать, но можно и ошибиться. Сегодня в городе, где живет автор этих строк, портрет Олафа Шольца можно увидеть на каждом шагу. Хватает агитационных материалов по свободным демократам и по «зеленым». К слову, Александр Рар считает, что в этом составе может определиться и правящая коалиция. В случае, если СДПГ наберет самое большое количество голосов.

Другой подход к суверенитету

Много раз приходилось слышать, что западные демократии самые устойчивые к «перемене мест слагаемых». Смена лидера не ведет к растерянности общества и совершенно исключает хаос. Но сейчас, в 2021 году, когда самая крупная экономика Европы готовится к плановой смене ключевых фигур, политических нюансов не избежать. Так считает Евгений Аман – депутат Сената парламента РК в 1999 – 2009 г.г.

— Кто бы ни возглавил немецкое правительство, перемены мы увидим. Этого требует время. С учетом ситуации, в которой оказался весь Запад после событий в Афганистане, Германия будет искать возможность стать более самостоятельной в принятии решений прежде всего во внешней политике. Думаю, что прошло то время, когда Германии вольно или невольно надо было идти в фарватере США.

По словам Евгения Амана, даже останься Меркель еще на один срок, ситуация внутри Германии и в ее внешней политике все равно будет меняться. Она будет более прагматичной и, я бы сказал, справедливой. Например, отношения с Россией должны улучшаться в той или иной степени. И в этой связке более выгодными могут стать позиции союзников России, включая Казахстан. Повестка на ближайшие годы не позволяет «уединяться» в рамках Запада. Без Востока не обойтись. И что особенно важно, нужна разрядка, смена интонаций, лично я голосовал бы за это.

Евгений Аман считает, что миграционные вопросы, которые многие называют не иначе, как проблемами, будут стержневыми во внутренней политике и после выборов. Сегодня Европа напряженно ждет развязки событий в Афганистане. Если говорить мягко, то к перспективе новой волны беженцев надо отнестись более осторожно, чем раньше. «Надо переваривать то, что уже есть», — говорит экс-сенатор. – «То, что уже есть, достаточно долго придется Германии усваивать и держать в рамках. Это тоже вопросы суверенитета, требующие новых решений».

— Есть основания надеяться, что трезвые взгляды возобладают. Возьмут верх более умеренные действия во внешней политике по отношению к России. И что особенно важно — по отношению к пресловутым либеральным ценностям. А они, честно говоря, многим набили оскомину, их наелись внутри страны, и к хорошему они не приведут. Новые подходы, а мы их ждем с надеждой, положительно скажутся на ситуации по Северному потоку-2. Газопровод заработает в любом случае. Это докажет, что Германия уверена в себе и способна на самостоятельные действия. Я думаю, что именно это будет определять дальнейшее движение в политике Германии, — заключил наш эксперт.

Все может измениться

Прогнозы на 26 сентября разные, но эксперты сходятся в одном: борьба обостряется, никто не хочет проигрывать. 3 сентября Интернет выдал новость, что консерваторы призвали на помощь маститых политтехнологов – восемь политических виртуозов. Они работают с Армином Лашетом, которого Ангела Меркель во всеуслышание назвала новым канцлером Германии. Но пока в опросах лидируют социал-демократы, левоцентристы в Европе говорят о шансе повернуть свои страны «налево» — вслед победителям 26 сентября. А ультраправые, каковыми называют «Альтернативу для Германии»? Вальдемар Гердт, депутат Бундестага от этой партии, выходец из Казахстана (Костанайская область), соглашается лишь с тем, что избирательная гонка обострилась, но это закономерный процесс.

АдГ, судя по опросам, набирает 11 процентов голосов, хотя в марте на региональных выборах ей прочили вылет из парламента. Вальдемар Гердт тогда уверенно возражал – партия останется в Бундестаге — и, похоже, не ошибся. Что касается лидеров гонки, то наш эксперт никому из них не сулит непременной победы:

— На самом деле, все может быть совсем иначе, чем сегодня вырисовывается.

На вопрос, изменится ли Германия после выборов, ответил:

— Сложно сказать. Что-то может измениться…

Подвести черту под этими рассуждениями тоже непросто. Среди массы прогнозов наткнулась недавно на один неприметный. О том, что немцы в любом случае предпочтут стабильность. За последние 16 лет нация привыкла к этому состоянию. Выборы покажут, все ли факты и факторы учли авторы прогнозов.

Людмила ФЕФЕЛОВА

Поделиться
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  • 3
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
    3
    Поделились