О тонкостях германской интеграции, стальном женском характере, музыкальных предпочтениях европейской публики и многом другом – в сегодняшнем интервью.

Пара чемоданов и кошка в переноске для животных. С таким любопытным багажом Tanja Kroll (в девичестве Шик) прибыла в Германию семь лет назад. Позади девушка оставила родной Костанай, активную деятельность в местном обществе немцев, любимую профессию учителя музыки и кое-какие бумажные нотные издания. Музыка, она ведь лишена вещности, поэтому всегда в душе, – утверждает Таня Кроль.

– Таня, попса или рок?

– И попса, и рок, и джаз, и смешение разных стилей. Всё это может быть интересным, кайфовым, настоящим и живым. Музыку надо чувствовать. Если такая способность есть у артиста, то это обязательно дойдет до слушателя. Такой позиции и придерживаюсь в выборе музыки. Она должна зажечь. Конечно, есть разные мероприятия, цели, философии, и необходимо быть в музыкальной теме, но не отступать от личных принципов.

– Как давно Вы «плотно подсели» на музыку?

– С музыкой я с раннего детства. Выросла в семье культработников, была всегда, так сказать, при сцене.

И акробатикой занималась, и танцевала довольно долго. А потом лет в двенадцать ещё и запела: в школе, на концертах нашего немецкого культурного центра «Возрождение», на городских и областных мероприятиях. Затем международный детский вокальный конкурс вокалистов «Золотой микрофон» – он проходил в Костанае. После своего лауреатства в 16 лет я села за звукоусилительную аппаратуру рядом со звукооператором.

Кстати, в отличие от своих «коллег», разделивших со мной призовые места, –
они на следующий год с почетным правом представляли детское жюри конкурса. Так началось мое близкое знакомство с закулисной музыкой. О том, как шла моя звукооператорская жизнь, я могу рассказывать часами.

Мой переезд в Германию, между прочим, был связан отчасти и со звукооператорской работой. Увлекшись в ранней юности рок-музыкой, я одно время даже пела и подыгрывала в рок-группе. Чуть позже стала заниматься вокалом с детьми и молодежью (вплоть до переезда в Германию). Учила детей петь. А тех, кто уже имел хорошую певческую базу или, как выражаются музыканты, природу, направляла, готовила к концертам, фестивалям, различным конкурсам, в том числе международным. Сама при этом не покидала сцену.

В то время я обучалась на факультете русской филологии. Среди моих однокурсников было немало талантливых ребят, поэтов и лингвистов. Ближе к окончанию университета осознала, что не хочу жить без музыки и поступила в Челябинскую Академию культуры и искусств на кафедру эстрадно-джазовой музыки. Это было незабываемое время сотворчества с такими же безумными ребятами, как и я: креативными, полными идей, настроения и желания творить.

– Марлен Дитрих, немецко-американская киноактриса, утверждала: «Ни одна роль, из сыгранных мною на экране, не имеет ничего общего со мною лично, и отождествлять меня с моими ролями просто глупо». Можно ли сказать также о Вас и Ваших песнях?

– Думаю, да. Знаете, в жизни я довольно скромный и даже стеснительный человек, интроверт. Но на сцене – актриса. Вживаюсь в роли, раскрываюсь, рождается желание показать себя, рассказать слушателям ту или иную историю, пропеть её. Не скрою: в отдельных композициях есть что-то и из моего личного опыта, другие же песенные истории я могу только вообразить и сыграть. Своих учеников я всегда учила быть честными на сцене. Мне кажется, это важно – неискренность чувствуется сразу. Нужно не просто петь, а проживать другую жизнь, где-то похожую на твою, а где-то нет.

– Как Ваши предки оказались в Казахстане?

– Родом я из казахстанского города Костанай. Моя мама – Елена Шик, бывший руководитель немецкого культурного центра в Костанае. Она всю жизнь – в сфере культуры. Еще до моего рождения уже работала в костанайском областном дворце культуры «Юность». В 90-х параллельно подрабатывала в немецкой воскресной школе. Так что я в движении с ранней поры: начиная с шести лет выступала на сцене в национальном наряде, всегда ассоциируя себя с немкой и не стесняясь заявлять об этом. Моих предков депортировали из Поволжья на Урал – там до сих пор осталась небольшая часть не переехавших в Германию родственников. На Урале мой дед встретил бабушку, они поженились и перебрались в Караганду, где родилась мама. Ну, а я появилась на свет в Костанае.

– Переезд в Германию Вас закалил?

– Честно говоря, вопрос не самый простой. Я переезжала в Германию одна со своей маленькой кошкой. Отчасти благодаря ей я и двигалась вперед вопреки всему и несмотря ни на что. В хайме – так здесь называются общежития для переселенцев – нельзя было жить с кошкой. Поэтому мне пришлось в кратчайшие сроки искать себе квартиру. Все вокруг уверяли, что вряд ли у меня получится найти отдельное жилье. Тем не менее через полтора месяца после переезда благодаря большому упорству и стремлению я въехала в прекрасную и милую квартиру вместе со своей кошкой. И мы обе получили паспорта ЕС…

– Иногда важнее кошки зверя нет?

– Да, моя пушистая любимица Беатрис – приносящая счастье – стала мне настоящим другом. Я поступила в магистратуру и взяла ее ещё котёнком с собой в общежитие Академии. Через год я получила вызов в Германию и совершенно точно не хотела ее бросать – все необходимые документы у неё были с самого рождения, так как она уже выезжала за границу… Беатрис – с характером, но никогда не сделает никому больно, потому что знает меру в игре. И не каждого к себе подпустит: гордая, мудрая, умная, воспитанная. И очень ко мне привязана – мы с ней неразлучны. Беатрис вместе со мной побывала в Болгарии, Италии, Монако, во Франции и в Швейцарии.

– Говорят, домашние любимцы частенько похожи на своих хозяев…

– Женщины и кошки вообще схожи: они только кажутся беззащитными и слабыми, однако внутри у них спрятана недюжинная мощь. Я говорю не только о харизме, но и о силе характера. Вот, к примеру, ещё один случай закалки моего характера: я не пошла на интеграционный курс, а сразу попросила стипендию в фонде Отто-Бенеке на курс B 2.2 и далее на следующие курсы, то есть всегда вперед. Не иначе. Я могла бы, конечно, плыть просто по течению, но всегда спешила или боялась что-то упустить, не успеть.

Не прошло и года, как у меня началась депрессия и тоска по Казахстану. Но, к счастью, я познакомилась со своим будущим мужем – с тех пор у меня есть поддержка. С ним мы приняли совместное решение о переезде из шумного Берлина на юг Германии, к границе со Швейцарией и Австрией, туда, где Боденское озеро. Здесь у нас родилась дочка, и это место стало нашей второй родиной. Но, конечно, и Казахстан я продолжаю почитать и любить, с трепетом в душе рассказываю о казахстанских степях местным немцам и переселенцам.

– Каковы музыкальные предпочтения жителей ФРГ?

– В Германии слушают совершенно разную музыку и с огромным уважением относятся к артистам. Когда я переезжала в Германию, то у меня было немало контактов. Я благодарна каждому, кто поддерживал меня: приглашал принять участие в концертах, фестивалях и других мероприятиях. В Берлине были огромные возможности, и я ни одну не упустила. Кроме того, некоторое время преподавала вокал в русской школе.
Потом началась пора материнства, и работа отошла на второй план. Не так давно я получила приглашение стать солисткой биг-бэнда Langenargen – его называют здесь «Big Band LA». В настоящий момент мы готовимся к нескольким концертам и фестивалям. Буквально в начале июля состоится наше выступление на уличной сцене на набережной Боденского озера.

– Приветствуется ли в ФРГ билингвизм?

– Наверняка. Не могу сказать точно. Но как человек, закончивший филфак, определенно знаю, что знание языков – это внутреннее и духовное богатство, расширение кругозора. В нашей семье не существует дилеммы, на каком языке говорить с дочерью: она будет знать и русский, и немецкий. Да так, чтобы не стыдно было учиться на факультете международных отношений. Билингвизм, несомненно, предоставляет вдвое больше возможностей.

– Немецкий писатель, скульптор, художник и график Гюнтер Грасс говорил: «Тот, кто хочет чуда, должен запастись терпением». Ваше мнение?

– Это верно. Но еще необходимо упорство, огромная внутренняя сила и безумное стремление, чтобы делать то, что ты любишь. Несмотря ни на что…

– Благодарю за беседу.

Марина Ангальдт

Поделиться