60 лет со дня рождения поэта Эдуарда Альбрандта

Ровно шестьдесят лет назад под яркой звездой Альдебаран 27 апреля 1962 года в созвездии Тельца родился поэт Эдуард Альбрандт. Сверхгигант Альдебаран – одиночка. Греки называли его «факелом», персы «королевской звездой», а древние китайцы «божьим оком». Как это обычно бывает, сын стал для молодой мамы самой яркой ЗВЕЗДОЙ в её ВСЕЛЕННОЙ.

Видимо, по созвучию с фамилией Альбрандт полушутя Альдебараном с самого детства она называла будущего поэта. При этом интересно и происхождение самой фамилии Альбрандт (Albrand). Она принадлежит к числу древнейших семейных именований и представляет собой уникальный памятник германского имясловия. Эта фамилия образовалась от «народной» формы мужского имени Адельбранд (Adalbrand) и построена путём сложения слов «adal», которое переводится как «благородный», и распространённого именного компонента «brand», толкуемого как «меч». Для учеников Аллы Васильевны Селезнёвой Эдик был сыном любимой учительницы литературы, которая иногда приводила его в школу ещё почти малышом. Но он и тогда уже был настолько оригинален, что все сбивались вокруг него стайкой и слушали недетские рассуждения. Всё это уже почти стёрлось из их памяти, но осталось ощущение необычности происходившего. Он, такой кроха по сравнению с ними, уже тогда казался мудрецом. Именно ему в девяностые годы прошлого столетия было суждено стать самым цитируемым поэтом российских немцев благодаря стихотворению «Аэропорт».

В прошлом году исполнилось тридцать лет со дня первой публикации знакового в творчестве поэта произведения. Впервые оно было напечатано 28 августа 1991 года в день памяти и скорби в Москве в газете „Neues Leben“, в номере 35. В него молодой поэт Эдуард Альбрандт вдохнул сомнения, чаяния и надежды миллионов немцев из России, мощным потоком убывавших из рухнувшего СССР в Германию. И в самой Германии чуть позже его перепечатали многие газеты и журналы переселенцев. «Летит в закат крылатая «Люфтганза», уносит тела нашего куски», «Уходят те, а эти остаются, Душа и тело рвутся пополам». Пронзительные строки, как птицы, разлетались по страницам журналов и газет, находя живой отклик в душе каждого немца из бывшего СССР. «Аэропорт» опубликовали в те годы «Родная речь», «Земляки», «Контакт» и „Heimat“. В переводах на немецкий язык Робертом Вебером и Мелитой Нойман стихотворение появилось в „Heimatbuch“. Многие до сих пор знают это произведение Э. Альбрандта наизусть.

Майли-Сай – «Маленькая Швейцария»

Эдуард Альбрандт – сын учителей. Мать – Алла Васильевна, русская, родилась в 1936 г. в Ашхабаде. Языковед. Отец – Константин Александрович, немец. Учитель немецкого языка. Родился в 1939 году в селе Гримм Саратовской области в Каменском кантоне. Это лютеранское село было основано 01.07.1767 г. выходцами из Саксонии. С 1996 г. живёт в Германии. Будущий поэт появился на свет в Южной Киргизии, в г. Майли-Сай, расположенном в западных предгорьях Ферганского хребта и основанном в 1946 году на первых в СССР урановых рудниках. Позднее он стал известным на весь Союз крупнейшим в Средней Азии электроламповым заводом, на котором, кстати, позже довелось потрудиться и Эдуарду. В те годы в Майли-Сае сложилась совершенно особая культурная среда, созданная специалистами-спецпоселенцами. Одной из самых многочисленных национальностей были немцы: поволжские, одесские и пленные. Почти вся интеллигенция Майли-Сая состояла из выпускников лучших московских и ленинградских вузов. Жителям послевоенной страны этот город казался островком Европы, каким-то чудесным образом влившимся в их живописные горные ландшафты. «Маленькая Швейцария», так в те годы называли его благодаря красоте и благоустроенности. Полки магазинов ломились от товаров. Это сегодня Майли-Сай включён в десятку самых радиационно загрязненных городов мира и почти обезлюдел, но формировал внутренний мир поэта «совсем другой Майли-Сай». С самого детства душой и сердцем Эдик был привязан к родному городу, счастливо соседствовавшему с пастбищами и дикими горами южной Киргизии. На живописных ландшафтах среди мощных стволов орешника рождались шедевры его поэзии: «В ветвях запутал тёплый дым орех, а рядом над землёй кружился снег…» Окрестные отроги были усыпаны боярышником с крупными жёлтыми и мелкими красными ягодами. На небольшой высоте вразброс ветвились приземистые фисташковые деревья. В ближнем ущелье, по Бедре-Саю, росла роща с горьким и сладким миндалем. К горам Эдуард был привязан всецело. Писал статьи и рассказы о природе Киргизии. Печатался в областных и республиканских газетах «Советская Киргизия», «Ленинский путь», «Комсомолец Киргизии» и городской газете «Свет Майли-Сая». С воодушевлением занимался горным туризмом, раскопками и изучением истории родного края, руководил обществом «Юный геолог».

Их свёл туризм

Эдуард был поэтом есенинского стиля жизни, любил друзей и шумные компании. Отличался импульсивными поступками, а однажды с щедрого плеча подарил друзьям свою квартиру. Выезжать в Германию поэт отказался, несмотря на увещевания многочисленных родственников, с высоты жизненного опыта, естественно, желавших ему добра. Оторваться от гор, которые питали душу и творчество, тогда не представлялось для него возможным. Это было равносильно отказу от самого себя.

Ни одна экспедиция в горы не обходится без специалистов, способных отображать места её прохождения. Общая увлечённость свела вместе две яркие личности. Долгие годы рядом с Эдуардом Альбрандтом была Анна Алексеевна Забродина, учитель географии и опытный топограф. Вместе они прожили около десяти лет, но не всегда небо над ними было мирным. Как топограф Майлуу-сууйской секретной военной части Анна Алексеевна участвовала в печально известных на весь мир Баткенских событиях 1999-2000 годов, унёсших немало жизней. Так как военное противостояние исламистам вооружёнными силами Киргизии и Узбекистана велось в сложных условиях высокогорья на границе с Афганистаном, Таджикистаном и Киргизией в Памирских горах, знания Анны пришлись военным как нельзя кстати. Ведь на тот момент она была единственным топографом такого высокого уровня во всей Киргизии.

Пушкинскими вензелями

Мама Эдуарда Алла Васильевна была очень скромным человеком, сторонилась всего, что касалось идеологии, принципы у неё были свои, и она им никогда не изменяла. Она была в высшей степени порядочным человеком, никогда не стремилась ни к славе, ни к наградам. Талантливо учила детей русскому языку и литературе, приводила ко всему серьёзному, сама писала прекрасные стихи, вела школьный театр, собрала под своё крыло юных поэтов в школьном кружке «Пегас».

Вела поэтический альманах. Вензелями в пушкинском стиле пером и тушью вписывала в него литературные опыты учеников. Сейчас этот легендарный альбом находится у сестры Эдуарда Елены, которая тоже стала учителем русского языка и литературы. На страницах этого красивого толстого альбома поселилась и Эдькина поэма «Ты на подвиг зовёшь, комсомольский билет». Написана она была к 60-летию комсомола. В 1979 году отрывки были опубликованы в газете «Свет Майли-Сая». Тогда Эдуард, ученик 10-го класса школы № 5, уже входил в Майли-Сайское городское литобъединение «Ангрек».

Письма в Германию

Мама поэта посылала в Германию письма своей бывшей ученице и коллеге Нелле Мельгаф. Это было уже в эпоху уничтоженной прошлой жизни, и строки Аллы Васильевны с летописной точностью эту жизнь отражали. Она тяжело доживала свой век, изводясь упрёками за несложившуюся судьбу Эдика. Внуков поднимать тоже помогала она.

После развала СССР школа, где работала Алла Васильевна, стала киргизской. За парты сели ученики, большинство из которых с трудом понимали русскую речь. Но они оказались для неё спасительной силой в последние годы жизни, когда в нищей стране все оказались в бедственном положении. Повзрослев, они снабжали её лекарствами, продуктами, согревали словами благодарности и любви. Она продолжала трудиться и будучи пенсионеркой. В городе уже не работали кинотеатр, Дом пионеров, ушли в прошлое все кружки художественной самодеятельности – а её школьный театр продолжал давать спектакли, устраивать литературные и музыкальные вечера. А когда пришлось окончательно закрыть за собой школьные двери, эстафету подхватила её дочь, создав уже свой драмкружок. И тут Алла Васильевна нашла себе применение: она писала сценарии, делилась секретами режиссёрского мастерства. Это была её борьба за умы ребят. В мир иной Алла Васильевна ушла в 2014 году, оставив яркий свет в сердцах своих многочисленных учеников. А через год, в 2015-м, не стало и её талантливого сына.

АЭРОПОРТ

Аэропорт. Горою чемоданы,
А дети спят на выстывшем полу…
Мы улетаем…Ждут другие страны,
Решились! Не хватайтесь за полу!
Печать тоски на лицах отрешённых,
В глазах надежды робкий огонёк,
Мы улетаем, с нами наши жёны,
Да старики, кто в землю не полёг.
Спасибо вам за всё, товарищ Сталин,
Вы подсказали нам, как надо жить.
Мы ждали сорок лет, да ждать устали,
Пока вернут, что нам принадлежит.
Язык теряем, веру и обычай,
И надо что-то делать поскорей,
Но ваш закон на нас колючкой бычит,
Как проволокой ваших лагерей.
Мы помним всё. Не стёрлось, не забыли,
Как ни за что загнали нас в тайгу.
Мы сосны, а болезни нас валили,
И дети умирали на снегу.
Как нас считали, ставя на колени,
Да по затылкам хаживал приклад.
Мы погибали, веря в светлый гений,
Что нас вернут на Родину — назад.
Прошли сквозь сито смерти на две трети,
Рассеялись горстями на земле,
Но ждали, ждали, ждали полстолетья,
Что впомнят вдруг о немцах там, в Кремле.
Минуло полстолетия..Как страшно,
Что смотрят до сих пор как на врага,
А время островов немецких наших
Нещадно размывает берега.
А мы ещё надеемся на что-то,
В глухую стену бьёмся головой.
Оставить жалко землю, дом, работу,
А так охота быть самим собой.
По сути дела здесь и там чужие,
Но немцы мы, и нам не всё равно!..
Терпенью научила нас Россия,
Но всё-таки кончается оно!
Собраться вместе надо бы скорей нам,
Покуда в нас хоть капля жизни есть.
И многие не Волгою, а Рейном
Любуются и нас жалеют здесь.
А там, на Волге, злобою сгорают,
Тревожатся, боятся до сих пор.
Но разве страшен тот, кто умирает?
А путь к здоровью тяжок и не скор.
И вот опять родные улетают.
Подумать можно: на подъём легки,
Но слёзный ком гортань пережимает,
И плачут, уезжая, старики.
Изверились.И снова раз за разом,
Давя могучим рёвом на виски,
Летит в закат крылатая «Люфтганза»,
Уносит тела нашего куски.
И новый рейс, и снова слёзы льются,
Прощания по залам, по углам,
Уходят те, а эти остаются,
Душа и сердце рвутся пополам.

За помощь в создании этого материала автор благодарит отца Э. Альбрандта, который в настоящее время живет в в городе Хильден (Се́верный Рейн-Вестфа́лия). Он любезно предоставил мне архив поэта, редкие фото и письма. Ему 83 года, но он нашел в себе силы в 2015 году, в год гибели Эдуарда, собрать воедино все произведения и с помощью землячки из Майли-Сая, филолога Нелли Мельгаф, подготовить к печати и издать двухтомник «Жил такой поэт». Прижизненно изданных сборников стихотворений поэта Эдуарда Альбрандта нет. Также хочу искренне поблагодарить за воспоминания Нелли Мельгаф, долгие годы состоявшую в переписке с мамой поэта. Спасибо и одноклассникам Эдуарда за тёплые воспоминания о нём.

Надежда Рунде

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь