Талантливый, молодой и амбициозный. Валерий Штукерт – один из тех самых отчаянных парней, ведущих суровый бой на ледовой арене страстно и самозабвенно, порой так, что под коньками тает лёд. А внутри закипает кровь и неистово бьётся сердце.

Во время хоккейных матчей царит своя удивительная атмосфера: на трибунах бушуют безудержные волнения, сквозь шум, овации и неистовое гудение слышатся эмоциональные выкрики радости или досады. А удары шайбой или клюшкой наотмашь, сломанные руки и выбитые зубы воспринимаются как своеобразный экстрим.

В рядах ледовой дружины принято не заострять внимание на болезненных столкновениях с предметами экипировки, а эндорфины полагается мужественно сдерживать. Хоккей, как известно, – спорт для настоящих мужчин, не для трусов.

– Валерий, откуда такая тяга к спорту?

– В моей семье спорт всегда был в почёте начиная с дедушек и бабушек. В частности, мой дед по материнской линии занимался в клубе моржей города Павлодар и был активным болельщиком. Бабушка со стороны отца на сегодняшний день – «главный специалист» по хоккею в нашей семье. Активно следит за матчами и жизнью игроков, интересуется их биографией. Отец в детстве занимался футболом, мама тренировалась и выступала на соревнованиях по художественной гимнастике. Она, кстати, и сейчас продолжает поддерживать себя в форме.

– Выходит, любовь к спорту – одна из самых сильных страстей в вашей семье? Почему в таком случае именно хоккей – довольно травмоопасный вид спорта?

– Изначально передо мной стоял выбор между футболом и хоккеем.

И даже плаваньем – его мама предлагала. Когда я жил в Павлодаре, путь от моего дома до детсада проходил мимо Дворца школьников – рядом с ним в то время велось строительство ледового дворца «Астана» (2002-2003 – прим. авт).

Однажды я поинтересовался у родителей: что здесь строят? Выяснилось, что возводят крытую ледовую арену, где дети смогут кататься на коньках, играть в хоккей. Тогда я и загорелся идеей стать хоккеистом. Через некоторое время папа поставил меня на коньки, а уже в начале осени 2003 года был объявлен первый набор мальчиков 1997 года рождения для занятий хоккеем с шайбой. А так как набрать ребят удалось немного, то взяли и меня, хоть я и был младше на год. Через пару месяцев наш тренер Игорь Петрович Коваленко сообщил, что необходимо выбрать вратаря, и подчеркнул, что от этого игрока в матче зависит очень многое. Фактически вратарь несет ответственность за всю игру и постоянно находится на льду.

Я без доли сомнения поднял руку, выказав желание стать именно таким игроком. На следующей тренировке меня облачили во вратарскую амуницию.

Форма, надо уточнить, была еще с советских времен: тяжёлая и «боевая».

В ней я еле передвигался на льду, постоянно падал, и моя мама, глядя, как её пятилетний сын мучается и еле справляется, уже думала, что по окончании тренировки я передумаю следить за воротами. Но она ошибалась. Едва я вышел со льда, тут же потребовал купить мне личную вратарскую форму и клюшку.

– Говорят, далеко не все профессиональные спортсмены полностью поддерживают здоровый образ жизни. Каково ваше мнение?

– Я считаю как спортсмен, что алкоголь и другие токсичные вещества мешают развиваться и восстанавливаться после тренировок и матчей. Потому что идёт сильная нагрузка на организм, а если ещё и употреблять алкоголь, то здоровье может просто не выдержать. У всех, конечно, своя голова на плечах. Но лично я не одобряю алкоголь.

– Вы родились в Павлодаре, учились в Омске, в хоккейной академии «Авангард», одно время играли за неё. Какие впечатления у вас остались от учёбы и нет ли желания вернуться обратно в родной город, чтобы погонять шайбу в «Иртыше»? Насколько известно, помимо профессиональных казахстанских хоккейных клубов («Снежные Барсы», «Бейбарыс», «Астана», – прим. авт), вы играли в том числе и за детский ХК «Иртыш».

– В Омске в начале было очень непросто: малознакомый город, новое учебное заведение. Но меня всегда поддерживала моя семья. Со временем освоился, завёл друзей. Повезло, что попал в хорошую команду, все ребята были на позитиве – не было ссор и прочих неодобрительных эмоций. Могу вспомнить только хорошее. И даже периодически скучаю по временам, проведённым в «Авангарде». Конечно, очень хотелось бы выступать за свой родной клуб, где я начинал познавать азы хоккея. За профессиональный «Иртыш» я болел с раннего детства и всегда мечтал быть в его составе.

– На южногерманском наречии ваша фамилия звучит как «Штутгарт»: от «штут» – «stucke» – «штука, штучный» и «gart» – «закалённый». Ощущаете ли себя оригинальным, выносливым и стойким? Откуда родом ваши предки?

– Они жили на юге Германии. Но затем, во времена правления Екатерины Второй, переселились на территорию Поволожья, в село Шёнталь. Прадеда, согласно свидетельству о рождении, звали Иохан. В советском паспорте он был записан Иваном. У прадеда было двенадцать братьев, и в начале Великой Отечественной войны всю их многочисленную семью выслали в Казахстан. Многим не удалось избежать трудовой армии, после ликвидации которой мой прадед поселился в селе Ильечёвка, Успенского района, Павлодарской области, где жил и честно трудился в течение долгих лет.

В 90-х годах большая часть родственников покинула Казахстан, уехав в Германию. Но в Павлодаре по-прежнему живут мои дедушка и бабушка, с которыми я практически каждый день на связи. И, как только удаётся, сразу же приезжаю к ним в гости.

– В одном из интервью вы сказали: «Плохие эмоции выбивают из колеи, начинаешь нервничать, а потом и игра не идёт так, как должна идти. В воротах нужно быть хладнокровным, тогда в психологическом плане всё будет в порядке». Как вы настраиваетесь на матч?

– Стараюсь не думать об игре в течение дня. Начинаю себя готовить уже ближе к матчу. Настроиться помогает любимая музыка, прокручиваю в голове хорошие игровые моменты, которые бывали в той или иной ситуации. По сути, всё идёт из головы, от мыслей – они не должны загонять в угол. Если игрок готов физически, это хорошо, но если он готов ещё и психологически, то ему не будет равных. Семья, естественно, подбадривает меня словами, и это придает уверенности, мотивирует.

– Какой матч вы можете вспомнить как один из лучших?

– Как такого «лучшего» матча нет. Каждая игра индивидуальна и всегда доставляет удовольствие, даже несмотря на провалы. Прежде всего, это опыт. На ошибках необходимо учиться, за счёт них надо развиваться и меняться.

– Сказались ли ограничительные меры карантина на вашем тренировочном процессе?

– Когда закончился сезон, я месяц отдохнул и приступил к подготовке к следующему сезону. Так как сейчас все закрыто, приходится тренироваться дома. Хорошо, что разрешили посещать открытые стадионы… Держу себя в тонусе. Очень хочется поскорее выйти на лёд, уже по нему соскучился.

– Как вам работалось с квалифицированным тренером и опытным хоккеистом  Александром Высоцким?

– Мне повезло с ним поиграть и в «Снежных барсах», и в «Астане». Действительно, хороший тренер, волевой, понимающий игру. Позитивный, но строгий: может и пошутить, и устроить взбучку.

– Результат матча – это главное?

– Результат, вне сомнений, важен. Без него никак. Но не менее важна и химия настроения во время игры. Эмоции и адреналин, которыми сопровождается матч. Интуиция и воля к победе игроков.

– Было очень приятно пообщаться. Успехов вам, Валерий!

Марина Ангальдт

Поделиться
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  • 26
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
    26
    Поделились