Вот он, парадоксальный момент истины, квинтэссенция которого сводится к сциентифической формулировке: в экономике все взаимосвязано. Иными словами, ценовую стабильность может пошатнуть многое, в том числе глобальное потепление, а уж спрос на нефть, инфляция или же долги – тем паче. Кстати, о долгах, причем не только внешних. К примеру, задолженность населения перед банками сказывается на экономике страны не меньше, чем размер заработной платы на гражданах.

Об экономических тенденциях, социальных рисках, юридических нормах, компромиссах и о многом другом мы побеседовали с Виктором Гренцем, медиатором, экспертом по долгам, генеральным директором бюро по обслуживанию долгов в городе Костанай.

Помните анекдот: – Бабушка, а почему у тебя семечки такие дорогие?
– Так ведь баррель подорожал, внучок…

– Виктор, Вы за безнал?

– Разрешите на этот вопрос ответить другим вопросом: За чей счёт? По правилам товарно-сбытовая цепочка подразумевает наличие маржи на каждом участке. Когда мы платим наличными, нас в сделке двое, а если используем безначальный расчет, то появляется невидимый посредник в лице банка, и сделка становится дороже. Банк старается все издержки возложить на продавца, так как в результате сделки деньги остаются у него, продавец же эти расходы включает в стоимость продукции, повышая её стоимость.

Я несколько раз сталкивался с немым протестом продавца. Например, в мебельном магазине увидел информационную табличку: мол, при оплате картой стоимость товара увеличивается на 5% (комиссия банка). Согласитесь, что при приобретении крупных товаров это значимо. Ещё один случай произошел в придорожном кафе: я стал свидетелем диалога налогового инспектора с продавцом, где первый просил снять табличку, сообщающую о том, что при оплате картой взимается дополнительная комиссия – 3%. Предприниматель, со своей стороны, утверждал, что ничего не нарушает: возможность оплаты картой есть, и если клиент готов понести расходы, он может оплатить – его только информируют, и это, в принципе, честно.

Таким образом, я ни за безнал, ни против него. Я прежде всего – за выбор. Безналичный расчет, безусловно, удобен, но если при этом выходит дороже, то я воспользуюсь наличными.

– Говорят, пандемия и связанные с ней ограничения ускорили переход торговли в Казахстане на безналичный расчет…

– Однозначно.

– В чем плюсы и минусы происходящих перемен?

– Дистанционная торговля иначе не может. Надо отметить, что при торговле в формате онлайн продавец экономит на аренде выставочных залов и прочих расходах и, кстати, в большинстве случаев не видит лично покупателя.

Помните: цена в себя включает всё. Плюсы как раз в том, что происходит снижение стоимости товара за счёт уменьшения издержек, а также отмечается расширение территории продаж благодаря Интернету. А это объем и, как следствие, снижение себестоимости. Словом, выигрывают все. Из минусов, наверное, рост числа недобросовестных продавцов, которые предлагают товар с одними характеристиками, а по факту мы можем получить другое. Здесь единственный способ защиты – плата при получении и возможность возврата товара, – если эти правила прописаны, то магазину можно доверять.

– Как думаете, что ждёт нашу экономику в ближайшее время, учитывая динамики ключевых внешних факторов?

– Наша экономика ничем не отличается от других стран, поэтому в условиях глобализации и страновой кооперации на нас может повлиять всё, что угодно: и баррель, и погодные условия, к примеру, в Китае или в Зимбабве, учитывая, что в последней будет аномальная зима, и это подстегнет спрос на энергоносители. Также может сказаться и забастовка транспортников в Европе, и девальвация мировых валют, и санкции, применяемые к нашим потребителям и поставщикам…. Отдельно взятая страна, а тем более человек, конечно, не может повлиять на данный процесс, поэтому необходимо просто следовать главному немецкому правилу: «Аrbeiten, arbeiten und viel arbeiten!». Ну и, естественно, делать инвестиционные запасы, благо сейчас инструментов великое множество.

– Долг платежом красен?

– Несомненно. В современном обществе наблюдается странное, негативное отношение к явлению долга, хотя при правильном подходе этим процессом можно и нужно управлять. Это даёт мощный ресурс для контроля над уровнем себестоимости и прибыльностью. Например, есть форма платы за товар по истечении 90 дней со дня получения. При таком подходе, если производитель свой производственный процесс – от получения сырья до реализации товара конечному потребителю – уложит в 90 дней, то он сможет производить продукции больше и по меньшей себестоимости, поскольку ему не нужно будет прибегать к банковским продуктам или формировать фонды на закуп. Безусловно, существуют и риски, но их всегда можно предусмотреть и подстраховаться.

Как результат – выгода для всех. Этот механизм в виде консигнации активно используется в торговле, однако слабо в реальном секторе экономики… Кстати, скоро мы все будем наблюдать рост продаж с отложенным платежом – к этому подстегнут конкуренция, снижение спроса и перепроизводство некоторых товаров.

– Недавно мажилисмены предложили пересмотреть требования к коллекторским компаниям в связи с жалобами на деятельность последних. Ваше мнение?

– Работа коллектора состоит в досудебном урегулировании спора, его задача – найти решение вопроса, в том числе и через заключение медиативного или иного соглашения. Это предусмотрено законом. Согласно закону коллектор ведёт работу по информированию должника о наличии задолженности, способах её погашения и последствиях несвоевременного погашения. На этом этапе все компании работают по-разному: одни правильно, другие ощущают себя судьями или «решалами» из 90-х. И это очень плохо… Во многих агентствах не ведётся психологическая подготовка коллекторов, обучение приемам и методам эффективных переговоров. В основном всё сводится к списку на обзвон, поэтому страдает профессионализм и качество, да и мнение людей о коллекторских агентствах как об институте в целом.

Что касается нашего агентства, то здесь коллекторы стабильно проходят обучение по эффективности в переговорах, психологии общения, инструментах помощи… Да, именно помощи. К примеру, мы просили, чтобы сотрудники соцзащиты провели семинар по возможностям поддержки населения, потерявшего работу. И есть примеры, когда мы помогли людям получить пособия по случаю потери работы, найти её. Мы даже взяли одного должника к себе в штат, и он отлично справляется. Миссия нашего агентства –
помочь разобраться в проблеме с наличием долга и найти пути урегулирования. Ну, а если это не получается, то в работу вступают судебные исполнители.

По поводу законодательства хочу отметить: оно несовершенно. В настоящее время прогресс и фантазии предпринимателей идут впереди законодательной инициативы, и это, к слову, постоянный процесс. Согласен, правила должны быть понятными и прозрачными, но сильно ограничивать деятельность не стоит – нужно помнить: чем лучше сработают коллекторы, тем меньше будет работы у судов и судебных исполнителей.

– Почему в обществе сформировалось не слишком положительное отношение к коллекторам? В чем причина?

– Как только моих сотрудников не называют: и бандитами, и вымогателями, и прочими нелицеприятными словами. Ответ на ваш вопрос кроется в прошлом: в 80-х, в эпохе перестройки и в 90-х.

В обществе того времени вымогательство стало синонимом коллекторской деятельности, хотя это совершенно разные вещи. Масла в огонь также подлили соответствующие художественные фильмы. Видимо, чтобы всё встало на свои места и упорядочилось, должно пройти время, должны измениться законы, вырасти профессионализм в организациях, оказывающих данные услуги.

– Как не стать объектом работы коллекторов?

– Здесь я ничего нового не открою. Прежде всего взвешивать свои силы, если берёте деньги в долг. Конечно, платить по всем счетам вовремя. Если вышли на просрочку, то пытаться договориться с кредитором на ранних стадиях.

Важно контролировать свою кредитную историю, и, если появляется заём, который вы не брали, сразу же связываться с правоохранительными органами. Если что-то негативное уже случилось, то никоим образом не отчаиваться, а искать пути решения. Как сказал бы барон Мюнхгаузен, безвыходных ситуаций не бывает.

– Как сделать общение с коллектором наиболее конструктивным?

– Очень просто: коллектор звонит, чтобы донести до вас определенную информацию и получить, соответственно, от вас ответ. Необходимо спокойно выслушать, ответить, если возникли вопросы, задать их. Также вы можете обратиться в банк за справками и разъяснениями. Если вам начинают грубить, то это уже не коллекторы – это как раз те люди, про которых мы говорили чуть раньше.

Кроме того, коллекторское агентство не имеет права принимать деньги в счёт погашения банкам – только по выкупленным долгам. О том, что ваш долг выкуплен, можно узнать из кредитной истории.

– Договариваться с людьми – это искусство?

– Не только. Это ещё, видимо, и талант. Причем, договариваться важно и нужно не только должнику, но и взыскателю.

– Современный немецкий писатель Хельмут Крауссер утверждает: «Жизнь, которой правят деньги, – это особая форма рабства». Что Вы думаете об этом?

– Скорее всего, так и есть. Хотя многое зависит от вашего отношения к деньгам, от требований к уровню комфорта и качеству жизни. Деньги изначально имели роль универсального обменного эквивалента, на который можно купить все, что тебе нужно для жизни. Честно говоря, мир без денег, наверное, невозможен…

– Спасибо за интересную беседу.

Марина Ангальдт

Поделиться
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  • 3
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
    3
    Поделились