История подобна сакральному танцу Кали-юги: обескураживает, завораживает и заставляет пристальнее взглянуть на себя, окружающий мир, а также маячащие впереди реальные перспективы…

Ежегодно, вот уже тридцать восемь лет подряд, 18 апреля отмечается международный День памятников и исторических мест. Довольно грустный праздник, честно говоря. Да и картина прошедшей недели в очередной раз мне подтвердила это. К плачевной ситуации, в которой находятся отдельные исторические строения, идеально подошла бы известная поговорка: «С глаз долой – из сердца вон».

На свалке истории

Накануне международного Дня памятников и исторических мест я вместе с Виктором Карловичем Мерцем, археологом, кандидатом исторических наук, директором научно-исследовательского центра НАО Торайгыров университет, посетила два исторических объекта в Павлодаре. Сначала мы осмотрели здание бывшей вальцевой автоматической крупчатной мельницы, построенной в 1910 году хортицким меннонитом, немцем Иоанном Тиссеном. Затем поехали взглянуть на бывшую гостиницу «Ливадия», возведённую в 1906 году опять-таки немцем и предпринимателем Иоанном Шмидтом. Оба строения находятся в частных руках, не являются памятниками истории, разрушаются и производят жалкое впечатление.

Мельница Тиссена
Мельница Тиссена

– Четырёхэтажное здание мельницы представляет собой единственный в Казахстане сохранившийся образец промышленной архитектуры. Но на охране как памятник строение никогда не стояло. Это был промышленный объект, вокруг которого всегда находились какие-то хозяйственные структуры. Словом, и не сносили эти строения, и не использовали, – отметил Виктор Мерц. – Это длится по сей день. Состояние здания оценить непросто, потому что подойти к нему проблематично – остов окружен со всех сторон частными территориями. Но средняя часть объекта, там, где я смог увидеть, – с известковым раствором. Это дореволюционный способ строительства. Цемент тогда не использовали. На других стенах я заметил уже современный кирпич с цементным раствором, то есть кирпич, сделанный в советское время. Он отличается по формату, структуре, цвету, кладке от дореволюционного. Здание в полуразрушенном состоянии, кровля отсутствует, под фундаментом имеются трещины… Тем не менее, я считаю, что бывшей мельнице Тиссена необходимо обязательно придать статус памятника промышленной архитектуры.

Согласно изданию «Свод памятников истории и культуры Республики Казахстан. Павлодарская область» (2010 г.) объем здания мельницы разделен на отсеки высокими брандмауэрами; верхний этаж гораздо ниже по высоте, нежели остальные; на фасадах уровни этажей подчеркнуты междуэтажными карнизами. Мельница, а после – при советской власти – мелькомбинат просуществовала до конца 1970-х, а затем была заброшена из-за закрытия железной дороги, обеспечивавшей подвоз зерна. Да и предприятия к тому времени появились гораздо мощнее, нежели старенькая мельница.

Кстати, по информации из отдельных источников, под строениями мельницы Тиссена находятся подземные ходы, ведущие к Иртышу в разных направлениях. Там в своё время располагались ленточные конвейеры, при помощи которых мука доставлялась к речным баржам, а затем переправлялась дальше.

На сегодняшний день эти подземные ходы замурованы. Что касается возможности восстановления здания с теоретической точки зрения, то, по мнению экспертов, все советские пристройки можно легко разобрать. Они станут материалом для будущей реконструкции и модернизации мельницы. Появятся к ней подъезды. Но прежде всего необходима экспертная оценка.

Виктор Мерц у гостиницы «Ливадия»Здание бывшей гостиницы «Ливадия» встретило нас мрачным взглядом деревянных окон с лучковыми перемычками, грязными разбитыми стеклами и закрытым парадным входом с имитацией колонн. На стене виднелись отверстия от крепежных элементов, на которых некогда красовалась охранная доска, сообщавшая о статусе объекта как архитектурного памятника начала XX века.

– Гостиницу «Ливадия» – образец каменно-деревянного зодчества конца XIX – начала XX вв. – построил купец Шмидт. Его личность в какой-то мере описана в произведениях писателя и драматурга Всеволода Иванова. С дочкой Шмидта он находился то ли в дружеских отношениях, то ли в симпатиях. Во всяком случае, он именно это даёт понять в своём романе «Похождения факира», – прокомментировал Виктор Мерц. – На здание бывшей гостиницы «Ливадия», одной из первых гостиниц Павлодара (там останавливался Михаил Пришвин и многие другие известные люди), был в свое время паспорт. В нем перечислялись все данные, но есть ли он сейчас – неизвестно. В советское время в бывшей «Ливадии» располагалось что-то вроде склада медтехники. Сегодня там ничего нет.

Старинные помещения принадлежат частнику, не проживающему в Павлодаре. Поговаривают, что он даже как-то хотел продать участок вместе с бывшей гостиницей, но желающих не нашлось. Не устроила цена.

Музей горного дела

В беседе со мной Виктор Карлович поделился одной идеей, конечно, невероятной, но, несомненно, любопытной и весьма интересной. Археолог мечтает о музее горного дела под Майкаином (в Павлодарском регионе, – прим.). Поселок этот, появившийся в 1932 году, широко известен своими золотосодержащими и полиметаллическими месторождениями.

Виктор Мерц у гостиницы «Ливадия»
Виктор Мерц у гостиницы «Ливадия»

– Задумку эту я обсуждал с профессиональным геологом, который работал в Майкаине. Пришла в голову мысль использовать старую шахту, как в музее горного дела в германском городе Бохум. С его работниками я неоднократно сотрудничал по ряду проектов, да и сам лично бывал там, – рассказал Виктор Мерц. – В старом карьере можно, к примеру, сделать геопарк. И это был бы еще один туристический, социокультурный и культурно-исторический объект на территории Павлодарской области. Чтобы люди не только ездили отдыхать в Баян-аул, но и могли по пути посетить музейный комплекс с памятниками истории.

По словам Виктора Карловича, под Майкаином можно было бы разместить всю историю горного дела с эпохи бронзы, когда начиналась разработка медных месторождений. Аналогов в СНГ такому музею на сегодняшний день нет. Да и должны работать там исключительно специалисты: археологи, палеометаллурги, которые занимаются историей изучения горного дела и древней металлургии, как в германском музее города Бохум.

– Реализация этой задумки стала бы очень важным делом для национальной истории, развития науки и туризма.

В целом, это была бы настоящая изюминка нашей области. А в здании бывшей мельницы Тиссена можно, например, разместить музей развития промышленности или музей индустрии Павлодарского региона, – подытожил разговор директор научно-исследовательского центра НАО Торайгыров университет.

Марина Ангальдт