Работая над составлением многотомной биографической энциклопедии «Российские немцы в истории естествознания», автор накопил определенный материал, позволяющий сделать некоторые обобщения о вкладе российских женщин немецкого происхождения в естественные науки.

Говорить об абсолютных цифрах не приходится, так как работа не окончена, да и объять эту тему целиком одному невозможно. Итак, мною обнаружено более 400 имен женщин, занятых в естественных науках. Много это или мало? Если учесть, в каких условиях женщины получали высшее образование в царской России, а затем дискриминировались по классовому и национальному признакам, а в период с 1941 до середины 50-х гг. вообще были лишены права учиться, то надо полагать, что эта цифра достаточно велика.

Ограничения в получении женщинами высшего образования существовали не только в России, но и в ряде европейских стран. Так, в Германии они могли обучаться в университетах лишь с 1890 г. Примечательно, что одной из первых женщин-профессоров Германии стала уроженка Эстляндии Маргарита Карловна Андроникова-Врангель (1877-1932 гг.), крупный специалист в области агрохимии. Первая женщина, ставшая в России профессором-почвоведом, была Вера Александровна Бальц.

В России женщины получили право на высшее образование лишь в начале 20-х гг. ХХ века, когда из-за потерь в прошедших войнах была острая нехватка в кадрах. До этого они могли быть только вольнослушательницами или учиться на Высших женских курсах (Бестужевские, Стебутские, Голицынские).

Материал, опубликованный в выпущенных в 20-е гг. ХХ в. сборниках «Научные работники» Москвы, Петрограда, Закавказья и др., содержащий в себе сведения о работающих ученых, позволяет выявить безрадостную картину убывания многих ученых (в том числе и женщин), и более не встречающихся в таких же сборниках, выпущенных в 30-е гг. Куда эти ученые исчезли, сегодня не является загадкой. Сформированный из анкетных данных ученых на начало 1931 г. под руководством академика С.Ф.Ольденбурга, насчитывающий несколько десятков тысяч ученых фонд 155, оп. 2, хранящийся в Санкт-Петербургском филиале архива Академии наук, подтверждает, что волна репрессий только усилилась и большинство имен уже не встречается в научной литературе в послевоенный период.

Шло не только физическое, но и моральное уничтожение ученых посредством их увольнения (так, поводом для увольнения могло быть знание иностранных языков), сокращение, понижение в должности и т.п. Часть ученых, не покинувших Ленинград, не пережила блокаду города. Женщинам также в силу своего социального положения всегда более трудно, чем мужчинам, заниматься наукой. Тем не менее они достигали больших результатов. Трое из них стали членами-корреспондентами Академии наук, две из них Императорской, докторами наук стали более 50 человек, кандидатами – более 100.

В честь женщин-ученых названо шесть топонимов, более 40 зоологических, столько же палеонтологических таксонов, в честь ботаников около 100 таксонов, четыре планеты, что является свидетельством уважения, признанием заслуг, предметом гордости для потомков.
Если естественные науки разбить на три главные группы (ботаника, зоология и геология), то выясняется, что в такой мужской профессии как геология женщин было больше всего, а именно немногим более 100 человек, в ботанике около 100 и зоологии более 60. Остальные в таких областях как астрономия, метеорология, климатология, сельское хозяйство и др.

Несколько слов о непростой, а порой и трагической судьбе женщин-ученых, работающих в «поле». И здесь необходимо упомянуть пионеров-ботаников Ольгу Александровну Армфельд (1845-1921 гг.), Зинаиду Александровну Минквиц (1878-1918 гг.) и Ольгу Эвертовну Кнорринг (1887-1977 гг.), изучавших в тяжелейших условиях растительность Средней Азии в конце XIX – начале ХХ вв.

Часто их экспедиции сопровождались вооруженным конвоем, были случаи, когда О.Армфельд вынуждена была во время экспедиции выполнять роль медсестры, оказывая помощь раненым солдатам. Труды Армфельд положили начало научному систематическому изучению туркестанской флоры, в том числе флоры Памира. Тепло отзывался об Армфельд её ученик Н.И.Вавилов. Кстати, в научном окружении Вавилова было немало женщин немецкого происхождения. Минквиц и Кнорринг составили первую карту растительности Туркестана.

В исследовании растительности Кавказа велика роль ботаников Ольги Антоновны Капеллер (1897-? гг.), к.б.н.; Татьяны Сергеевны Гейдеман (1903-1995 гг.), д.б.н.; Евгении Владимировны Шифферс (1892–1968 гг.), д.б.н.; Ольги Александровны Зедельмейер (1893-1932 гг.), к.б.н., жизнью заплатившей за свой научный подвиг (убита бандитами), совершая экспедиции в самые неприступные районы Кавказа, часто в одиночку.

В области биологии необходимо упомянуть Зинаиду Эрнестовну Беккер (1908–1986 гг.), д.б.н., причастна к производству в СССР пенициллина и антисептика для защиты от гниения деревянных самолетов. Адель Федоровна Гаммерман (1888–1978 гг.), д.б.н., одна из основательниц школы фармакогностов. Анастасия Оттовна Таусон (1890–1953 гг.), д.б.н., первая женщина-профессор в Пермском университете.

Палинолог мирового уровня Нона Робертовна Мейер-Меликян (1937–2003 гг.),
д.б.н., одна из лидеров современной палинологии. Внесла огромный вклад в разработку палинологических исследований, впервые разработав методику изучения единичных пыльцевых зерен на световом, сканирующем и трансмиссионном электронных микроскопах. Она впервые в СССР использовала электронный микроскоп для изучения пыльцы. Мария Фридриховна Нейбург (1894-1962 гг.), д.б.н., одна из крупнейших палеоботаников СССР, специалист по верхнепалеозойским флорам Кузбасса, её палеоботанические работы позволили уточнить стратиграфическое положение коксующихся углей региона. Елена Карловна Эмме (1887-1942 гг.), д.б.н., генетик, сотрудница Н.И.Вавилова. Одна из немногих в условиях заключения не предала своего учителя. Была приговорена к расстрелу, не дождавшись приговора, повесилась в тюремной камере. Занималась получением гибридов картофеля, устойчивых к фитофторе и колорадскому жуку.

Определенный вклад внесли женщины и в точные науки. Нина Карловна Бари (1901-1961 гг.), д.ф.м.н., специалист по теории функций действительного переменного. Эльфрида Давыдовна Венус-Данилова (1890-1968 гг.), доктор химических наук. Вера Федоровна Гизе (1899-1954 гг.), к.ф.м.н., астроном. Ольга Исааковна Мартынова (Тиссен) (1916-? гг.), д.х.н, лауреат Государственной премии. Вера Михайловна Розенберг (1894–1965 гг.), к.т.н., ученый в области теории артсистем, прикладной теории пластичности и прикладной математики. Одна из первых женщин лауреат Сталинской премии. Нина Михайловна Штауде (1880–1980 гг.), к.ф.м.н., специалист в области метеоритов и земной атмосферы.

Наибольший вклад внесли женщины в геологию и палеонтологию. Так, д.б.н. Мария Борисовна Бородаевская (1911-1994 гг.) разработала и внедрила в практику геологических работ основы прогноза золоторудных месторождений. Дагмара Максимилиановна Раузер-Черноусова (1895-1996 гг.), д.г.м.н., глава отечественной школы микропалеонтологов, лаборатория под её руководством стала научным центром не только отечественных палеонтологов, но и имела мировую известность. Разработанные ею возрастные шкалы стали использоваться для исследования нефтеносных районов.

Трудовой путь Дагмары Максимилиановны, как говорили современники, уставлен нефтяными вышками. Огромна её роль в создании при каждой нефтепоисковой и разведочной организации микропалеонтологических лабораторий. Ее дочь, ставшая тоже геологом, доктором наук, Ирина Константиновна Королюк – крупный специалист в области литологии карбонатных отложений, формационного анализа и нефтяной геологии. Екатерина Александровна Рейтлингер (1914-2004 гг.), к.г.м.н., ученица Раузер-Черноусовой, специалист по стратиграфии и фауне фораминифер девона и карбона. Татьяна Алексеевна Сикстель (1910-1981 гг.), д.г.м.н., знаток геологии Средней Азии, заложившая основы стратиграфии вулканогенных толщ. Наталья Александровна Фогельман (1913-2004 гг.), д.г.м.н., специалист по рудному золоту. Одной из первых сотрудниц Геолкома и первых женщин-геологов, представленных к ученой степени доктора наук без защиты диссертации, была Вера Михайловна Дервиз (1878-1951 гг.). Ирма Эрнестовна Вальц (1907-1989 гг.), к.г.м.н., одна из организаторов палинологических и углепетрографических исследований в СССР.

Закончу список славных женщин-геологинь Натальей Владимировной Кинд (1917-1992 гг.), д.г.м.н., специалист по геологии и геохронологии четвертичных отложений, одна из первооткрывателей алмазов Якутии. Кстати сказать, когда в семидесятые годы поднялась нездоровая борьба алмазников за лидерство в первооткрывательстве, она никак в этом не участвовала. Н.Кинд была первой «остепененной» алмазницей, получившей звание по предварительным итогам поиска алмазов в СССР.
В 1955 г. она обнаружила одно из крупных месторождений алмазов в Якутии. Для этого ей пришлось буквально на коленях исследовать огромную площадь тайги в поиске коренных источников алмазов, имеющих размер спичечной головки.

Наталья Владимировна была неординарной, талантливой, красивой женщиной, с независимым характером. Выросла в Москве среди одаренных личностей: И.Курчатов, Л.Ландау, А.Иоффе и др. Владела тремя языками – немецким, французским и английским. Среди её знакомых много было людей известных: Чуковский, Солженицын, Ахматова, Бродский, Галич, Шаламов, Сахаров, Лев Копелевич, Окуджава, Юрий Ким, Генрих Бёлль, Наум Каржавин. Солженицын писал о ней в своей работе «Бодался теленок с дубом». Наталья Владимировна удостоилась чести присутствовать на присуждении Солженицину Нобелевской премии в 1972 г. Участвовала в переправе на Запад «Колымских рассказов» Шаламова, будучи женой дипломата.

Из ныне действующих ученых необходимо упомянуть Веру Михайловну Андрееву-Глауэр, к.б.н, уникального в России специалиста-альголога, научного сотрудника Петербургского Ботанического института; заведующую кафедрой зоологии беспозвоночных животных МГУ, д.б.н., представительницу славной династии орнитологов России Ирину Ричардовну Бёме; геолога Наталью Борисовну Келлер, к.г.м.н., океанолога и палеонтолога.