Реклама

Когда большинство людей слышат слово «немецкий», сразу подразумевают — «качественный», начиная с продовольственных товаров и заканчивая техникой и автомобилями. Спорт в Германии также не исключение: например, немецкие футбольные клубы — одни из самых сильных в мире. Почему?

Этот вопрос мы задали бывшему форварду костанайского ФК «Тобол» Владимиру Фадееву. Двадцать лет назад он переехал жить в Европу, играл в Германии за EFC «Stahl» и «Bayer Dormagen», тренировал детей. Сейчас всё своё свободное время Владимир посвящает сыну: тот полузащитник в молодежной команде «Köln U19», играющей в одной из самых популярных футбольных лиг.

— Недавно «Бавария» осилила все матчи Лиги чемпионов УЕФА и стала абсолютным победителем. В чём секрет их спортивных достижений?

— После того как «Бавария» обыграла Барселону, было уже понятно, что она всех «нокаутирует» и станет триумфатором Лиги чемпионов. Эта команда на сегодняшний день, пожалуй, сильнейшая в мире. Непобедимых, конечно, не бывает, но у «Баварии» больше шансов на лидерство. В её составе чемпионы, опытные, талантливые игроки с превосходной тактикой и дисциплиной. Вообще футбол в Германии очень развит. Здесь целая сеть молодежных тренировочных центров, а в каждой деревне — по 3-4 команды.

— Растят вундеркиндов?

— Да, немецкая система подготовки молодёжи насыщенна. Футболу отводится особая роль, поэтому и конкуренция огромна. Я со своим сыном прошел через это. Чтобы попасть в первую команду Бундеслиги, необходимо обойти в мастерстве десять тысяч человек. Именно столько по статистике претендует на одно место. Подготовка футболистов в Германии осуществляется при отличном техническом оснащении.

Развито всё: стадионы, школы, тренировочные базы, инвентарь. Когда я тренировался в юношеском футболе в Казахстане, у нас был всего один мяч на команду. Помню, приехав в Германию, был шокирован покрытием тренировочного поля в небольшом немецком городке. У нас даже на центральном стадионе в Алматы не было такого хорошего футбольного газона. Эта одна из причин роста интереса к спорту среди молодежи. Плюс делается упор на теоретическую подготовку, развитие игрового мышления, разработку стратегических игровых схем.

— А зарплата?

— Насколько я знаю, зарплату платят в первых 4-5 лигах. Для остальных, кто играет ниже, футбол как хобби. Чтобы попасть в Высшую Лигу, необходимо не только много тренироваться, но и постоянно доказывать, что ты лучший.

— «Договорняки» в Германии бывают?

— Думаю, что вряд ли. А вот в Казахстане, проиграв десять лет в Высшей Лиге, я насмотрелся немало подобного. Те команды, у которых имелись деньги, могли себе позволить многое, в том числе выиграть любую игру.

А мы, даже если и были сильнее противников, ничего не могли сделать. Поэтому и интерес к футболу терялся: стараешься, пытаешься победить, а судьи подсуживают другой команде…

В Германии судьи получают очень хорошие деньги, в том числе от ФИФА, поэтому никто не будет рисковать репутацией — можно просто потерять лицензию. Сколько я смотрю матчи, анализирую, даже в юношеских командах всё, как правило, справедливо. Бывают, правда, ошибки, но это больше человеческий фактор, нежели преднамеренный.

— Не пожалели, что рискнули и уехали покорять футбольную Европу?

— Нет. Пожалел только об одном, что сделал это поздно. Мне тогда было уже 26 лет. Только в Германии я ощутил, что такое футбол на высшем уровне. Потому что разница между казахстанской Высшей Лигой и Второй Бундеслигой — это как чемпионат мира и чемпионат страны. Но из-за языкового барьера меня рекомендовали в четвертую лигу Германии, где было два русских игрока, с которыми я мог общаться.

С января 2000 до 2005 года я играл в «EFC Stahl», затем с 2005-го по 2007 годы —
в «Bayer Dormagen».

— Как ваши предки оказались в Казахстане?

— Бабушка и дедушка по материнской линии родились в Поволжье, в городе Энгельс. В 1941 году их депортировали в Сибирь. Папа был родом из Казахстана, в Красноярске он познакомился с моей мамой и увез её в Костанай.

— В чемпионатах Казахстана за кустанайский «Тобол» вы сыграли 62 матча. Были нападающим также в «Буревестнике» и в «Экибастузце». Вспоминаете былые времена: сборы, тренировки, матчи?

— Конечно. Для меня это было самое лучшее время: молодость, поездки в другие страны, матчи, турниры. Сейчас часто вижусь с друзьями, которые жили в Казахстане, а потом переехали в Германию. Встречаемся с ними, вспоминаем… Периодически слежу за игрой «Тобола» в кубках.

— Некоторые футболисты признаются в СМИ, что в нелегкие 90-е получали зарплату продуктами питания. А у вас как было?

— И у нас подобное практиковалось. В начале 90-х первую свою зарплату, смешно сказать, я получил в виде двадцати ящиков водки. Можно было взять и мебелью. Но в команде я был младший, поэтому мне досталось то, что осталось. Мебель и машины разобрали передо мной. Даже однокомнатные квартиры давали. Моя сестра тогда работала в винно-водочном магазине, и я буквально сразу же реализовал товар за полцены. Нужны были деньги, а не водка.

— Ваш сын Владислав пошёл по вашим стопам. Он полузащитник в молодежке «Köln U19». Гордитесь его достижениями?

— Горжусь. Он попал в самую лучшую команду в Германии, которая стала чемпионом в 2003 году среди своего возраста. В августе подписали контракт, оценили успехи Владислава на поле и уже в октябре контракт продлили на два года.

— С чего всё начиналось?

— Когда сыну исполнилось пять лет, я отвёл его на первую тренировку в «SpVgg Porz» у нас в городе. Посмотрел, что детей в школе тренирует просто чей-то папа, можно сказать, дилетант в футболе. Мне это, естественно, не понравилось. Я пошёл к руководству, рассказал, что я профессиональный футболист с опытом и образованием.
В итоге перенял команду и занимался тренерской работой с 2008-го по 2014 го-
ды. Затем понял, что Владислав стал сильнее остальных ребят, пришёл к выводу, что ему нужно идти дальше. Стал искать команду уровнем выше.

— Сейчас помогаете сыну?

— Как и прежде подсказываю, даю советы в части решения оперативных и стратегических задач. Стараюсь всегда быть рядом, ездить на все игры. Стремлюсь оградить от улицы: только футбол и учеба. У него очень загруженный график: 4-5 тренировок в неделю, плюс ещё игра в субботу или в воскресенье.

— Ваши дальнейшие планы?

— Сейчас сына просматривают селекционеры из сборной России. Мама у него русская, поэтому у Владислава два гражданства. Приезжал представитель, на сегодняшний день ведём с ним переговоры. Хотят вызвать в Москву.

— Как в Германии «раскручивают» молодых игроков?

— Практически у каждого футболиста в Бундеслиге — у 80-90% — есть свои агенты. Они продвигают игроков в те команды, где лучше играть, где больше платят. У сына тоже есть агент — он работает со сборной России.

— Отличаются ли немецкие фанаты от казахстанских?

— Удивляют числом, массовостью.

В Казахстане, когда я играл, на матч приходили максимум 5-6 тысяч болельщиков. А здесь в 10 раз больше — стадион заполнен, как говорится, до отказа. Соответственно больше криков и шума, выше эмоциональный накал. Страсти бушуют нешуточные.

— Немецкий писатель Бернхард Шлинк считает: «Нужно быть счастливым самому, чтобы сделать счастливыми других». Вы с ним согласны? Чего лично вам не хватает для полного счастья?

— Абсолютно согласен. Семья рядом со мной, работа у меня хорошая: я специально устроился в ночную смену, чтобы быть днём с детьми. Так что успеваю везде, меня всё устраивает. И я счастлив.

— Спасибо за интервью. Удачи вам и Владиславу!

Марина Ангальдт

Добавить комментарий