Трудармеец Александр Андреевич Риль приближается к 95-летнему юбилею. В его жизни бывало всякое: много хорошего, но и плохого пришлось хлебнуть с лихвой. К последнему в особенности относится депортация, которую Александр Анреевич пережил, по его словам, с божьей помощью.

/Фото личный архив Александра Риля//На всех мероприятиях немецкого общества А.Риль в первых рядах./

Родился Александр Андреевич 15 мая 1917 года на Волге в г.Энгельсе. Родители были крестьянами, отец очень хорошо разбирался в сельском хозяйстве, знал основы ветеринарии, всегда был востребованным работником. Русский язык Александру давался не очень легко в отличие от мамы, которая знала его лучше родного немецкого, поскольку родилась в русской деревне, окончила русскую школу. В семье росло пятеро детей: три сына и две дочери. Во времена коллективизации отец одним из первых вступил в колхоз, понимая, что указ Сталина будет приведен в исполнение в любом случае и сопротивляться нет смысла. Он также уговаривал друзей и соседей отдать свою скотину и вступить в колхоз, видя в этом единственный выход сохранения семьи от голода и ссылки. Во время голода семья переехала на Украину, но, прожив там около пяти лет, вновь вернулась в родные края на Волгу.

Война

А. Риль с женой и дочерью.
А. Риль с женой и дочерью.

Александру Рилю только исполнилось 24 года, как началась Великая Отечественная война. Он окончил военную школу в городе Горьком и работал в Саранске, обучая молодёжь первым военным навыкам. Кроме него служило в отделении немало немцев, многие из них стали получать тревожные письма из дома о выселении немцев. Изначально мало кто этому верил. Но постепенно практически все немцы получили послания из родных мест о выселении целых деревень. Время шло, все занимались своими делами. Александр Андреевич готовил призывников, учил их обращаться с оружием и другим военным тонкостям. По истечении срока ребят отправляли на войну, а ему давали вновь прибывших.

Вдруг было объявлено, что всех немцев собирают для отправки в город. Все, конечно же, подумали, что их отправят на войну, на линию фронта. Но нет, путь лежал в трудовую армию. На сборы ушло около двух недель, немцев привозили со всех уголков Советского Союза, как военным, им ничего не разрешалось брать с собой. Такая же участь постигла представителей многих народов. Путь до Свердловска был тяжелым и долгим, продукты очень быстро закончилось. На пятнадцатый день состав, наконец, прибыл к месту назначения.

Трудармия

Жизнь в трудармии в Свердловске шла под девизом «Всё для фронта!» И хотя трудармейцы не были заключенными, их жизнь мало чем отличалась: в морозы валили деревья, разгружали вагоны, очищали брёвна от сучков.

Из воспоминаний Александра Андреевича Риля: «Очень трудно было работать – холод, голод, болезни. Бывало, только ляжешь спать, тревога – пришли вагоны, которые ни в коем случае не должны были простаивать. Поэтому их всегда разгружали по прибытии, даже ночью, в любую погоду. Вот и поднимали всех на разгрузку.

А. Риль многие годы руководил русским народным оркестром.
А. Риль многие годы руководил русским народным оркестром.

Всё бы ничего, люди понимали – война. Но именно нам постоянно тыкали – кто мы: «Ты не забывай, кто ты такой! Немец, фашист, Гитлер – летело в наш адрес со всех сторон. Было очень обидно».

Однажды отряд Александра Андреевича привезли в лес, где они должны были строить фанерный завод – теплой одежды никакой, холодно, кругом снег. Ночлежку строили из веток сосны, которую сложили в большой круг, в середине костёр, который постовые должны были постоянно поддерживать.

«Нас в отряде было шесть друзей, мы вместе учились, — вспоминает Александр Андреевич, — были очень дружны, всё делали вместе. Я говорю: давайте здесь не будем ночевать, пойдём, поищем, раз дорога есть, значит, и люди где-то рядом. Прошли километров пятнадцать, вечер, темно, вдруг появилась деревня. Мы стучались практически в каждый дом, просились переночевать, но нас не пускали. Конечно, люди боялись, мы в военной форме, плохо говорим по-русски. Стучим в последний дом, открывает дверь молодой парень, спросил, кто мы, откуда. Я как мог, на ломаном русском, который учил в школе как иностранный, рассказал ему всю правду. К нашему большому удивлению, он нас запустил. Его супруга принесла из подвала и сварила ведро картошки, которое мы, будучи очень голодными, с удовольствием съели. Проснулся я рано, в четыре утра, надо было вернуться до утренней проверки. Попрощались и вернулись к нашим, которые только начали просыпаться. Хорошо, что никто не заметил нашего отсутствия».

В тот же день привезли строительные материалы и всё необходимое. Завод рос с каждым днём. Кормили неважно, мы называли это баландой. Если гороховый суп, то найдешь в нём лишь пять горошин, хлеба давали мало, постоянно сокращая паек. Выполнявшие план получали больше, но народ постепенно слабел: кто попадал в больницу, кто на тот свет. Я всегда был парнем «битым», отдавал последнее за хлеб. Один из моих друзей работал на складе, давал мне то кальсоны, то полотенце, я бегом на базар и менял всё на продукты. Это и спасло», — говорит Александр Андреевич.

Победа

rТрио коллектива Сеньорен клуба под руководством А.Риля
rТрио коллектива Сеньорен клуба под руководством А.Риля

Даже радостная весть об окончании войны не принесла долгожданного освобождения российским немцам. «Мы как раз разгружали вагоны с кирпичом и услышали новость об окончании войны, — вспоминает Александр Андреевич, — мы были очень рады, в воздух полетели наши шапки: «Ура, домой!».

Но немцев так и не отпустили, победа над фашистами лишь немного улучшила условия жизни несчастных трудармейцев: им стали выдавать продукты, теперь они могли сами готовить пищу, построили дома на несколько семей, стали образовывать семьи. В возрасте 28 лет создал семью и Александр Андреевич, его супруга также прошла все тяготы и невзгоды трудармии. Родилась дочь, каждый день молодые ходили отмечаться в комендатуру. Даже один день просрочки мог стоить немцам свободы.

Пять лет Александр Андреевич был извозчиком, хотя до этого с лошадьми никогда не работал. Заключенные строили дома, а он подвозил строительные материалы. Потом пошёл на лесоповал, рубил деревья, по шесть кубов в день, потом грузчиком.

Новая жизнь

Лишь в 1955 году Александр Андреевич переселился с семьёй в Казахстан, где живёт и сегодня. Супруга десять лет как умерла. Александр Андреевич живёт вместе с дочерью, на судьбу не жалуется. Очень благодарен казахской земле, которая приютила российских немцев, дала кров и еду: «Нас немцев, казахи очень выручили, — продолжил Александр Андреевич, — нас принимали, делились всем необходимым. Я преподаватель музыки, всю жизнь руководил русским народным оркестром во Дворце культуры железнодорожников, что на улице Сейфулина. Устроился на работу в 1960 году. Дали мне большую комнату, казахским оркестром руководил молодой парень — казах. В то время он совмещал работу с учёбой, учился в музыкальном училище. Мы с ним были очень дружны, много шутили. Он частенько учил меня казахскому языку. Да разве всё расскажешь, как это было. Да и память иногда подводит», — вздыхая, заключает Александр Андреевич.

Олеся Клименко

Поделиться