Администрация президента Кыргызстана предлагает упразднить Национальную комиссию по государственному языку, а ее функции передать в Министерство образования и молодежной политики.

Структура, существовавшая почти десять лет, как видно, не оправдала возложенных на нее надежд: темпы развития кыргызского языка, несмотря на предпринятые еще при Аскаре Акаеве усилия, все-таки остаются низкими.

Государственный язык это символ страны. Как флаг, герб и гимн. Кыргызстан в этом отношении не является исключением. Сразу после получения независимости в начале 90-х годов во властных коридорах заговорили о необходимости развития кыргызского языка, но все попытки осуществить это на практике натыкались на непонимание и даже испуг национальных меньшинств, в первую очередь русскоязычных. Поэтому первый президент   республики решил не подходить к столь щепетильному вопросу сгоряча: Кыргызстан за время правления Аскара Акаева не попал в список стран, где представители нетитульных национальностей чувствуют себя некомфортно из-за языковой политики государства. Однако было понятно, что прежний закон о государственном языке, которым пользовались еще во времена Советского Союза, безнадежно устарел и нуждается в модернизации.

В 1998 году Аскара Акаев своим указом создал государственную комиссию по госязыку, которая через несколько лет была переименована в национальную. В 2003 году ее возглавил тогда еще госсекретарь Осмонакун Ибраимов. Именно в период его правления структура начала работать активно. Были выпущены русско-кыргызский словарь политических, экономических и юридических терминов, заметно ускорилась подготовка к изданию второго тома толкового словаря кыргызского языка. Однако тогда же на страницах местных изданий стали появляться статьи, в которых известные депутаты Законодательного собрания критиковали деятельность структуры и ее председателя. Особенно это было заметно во время обсуждения нового законопроекта О государственном языке.

Документ, разработанный комиссией, вызвал широкий резонанс в обществе. Парламент во время его обсуждения раскололся на сторонников и противников законопроекта. Первые утверждали, что подобная инициатива может привести к возникновению панических настроений среди русскоязычных. Вторые просили не драматизировать ситуацию. Кое-кто из них даже заявлял, мол, пусть уезжают, если не нравится. Заметим, что за четыре года до этого, во время президентской предвыборной кампании, кандидат Аскар Акаев подписал Закон Об официальном языке, сделав глубокий реверанс в сторону России. При этом он заручился голосами русскоязычных граждан Кыргызстана. И противники законопроекта о госязыке утверждали, что детище комиссии поставит жирную кляксу на труде Акаева. Чепуха, — отвечали им сторонники. Мы должны способствовать развитию кыргызского языка.

Законопроект действительно содержал несколько весьма спорных предложений. К примеру, статья 9: Государственные служащие, перечень которых определяется Правительством Кыргызской Республики, обязаны знать государственный язык в объеме, необходимом для исполнения своих должностных обязанностей. Либо 12-я статья: В официальных отношениях с иностранными государствами (в ходе приемов, встреч, при разработке и ратификации документов) со стороны Кыргызской Республики применяется государственный язык. Трудно себе представить в таком случае встречу Курманбека Бакиева и президентом России Владимиром Путиным. Общение двух лидеров, согласно этой статье, должно проходить через переводчиков. Выглядит абсурдно. Или вот еще: В Кыргызской Республике государственный язык является основным языком в сферах культуры, искусства, массовой информации. Все средства массовой информации, функционирующие на государственном языке (телевидение, радио, издательства, органы печати), обязаны соблюдать нормы кыргызского литературного языка. Телерадиокомпании независимо от форм собственности более половины своих передач ведут на государственном языке. Но как оставался для центральных ТРК русский язык рабочим, так и остается.

Тем не менее, закон депутаты приняли. И в апреле 2004 года Аскар Акаев подписал его. Я как глава государства, — сказал он, — глубоко уверен, что он не только не ограничивает применение русского языка, но и значительно расширит. Закон окажет огромное влияние на развитие и широкое применение во всех сферах жизни кыргызского языка языка более 70% населения нашей страны. Ему вторил и спикер нижней палаты парламента Абдыганы Эркебаев: Никакого противоречия Конституции здесь нет.

После принятия закона, как известно, наступает период претворения его в жизнь. Вот это, как оказалось, не так и легко сделать. Во-первых, требуются большие финансовые средства. Только на выпуск учебников по кыргызскому для школ нужно несколько миллионов сомов. А ведь еще необходима литература для высших учебных и среднеспециальных заведений. Во-вторых, несмотря ни на что, языком межнационального общения в республике по-прежнему является русский. Пока кыргызский будет восприниматься остальными этническими группами как язык кыргызов, ни о каком его развитии говорить не приходится, — считает директор швейцарского НПО Симера Беатрис Шультер. Все еще под большим вопросом перевод делопроизводства на государственный язык.  Бумаги, в том числе указы главы государства, законы, постановления, до сих пор составляются на русском. В школах и вузах не хватает учителей, не разработана внятная методическая база для преподавания.

Единственным несомненным достижением является  выпуск дисков для караоке на государственном языке. И то это было сделано на добровольные пожертвования молодых предпринимателей Кыргызстана. Продукт пользуется особой популярностью за рубежом, а, значит, он не рассчитан на республиканский рынок. Вообще же кыргызская молодежь, особенно проживающая в крупных городах, с большим удовольствием изучает русский язык. Потому что именно последний имеет статус мирового значения. Отличное его знание дает возможность поступить в какой-либо российский вуз и получить образование высокого уровня.

Артем Гореев

23/09/05

Поделиться