С Александром Оттеном, в то время ещё Якимовым, потомком сразу двух великих и всемирно известных учёных – Леонарда Эйлера и Вильгельма Струве, я познакомился в конце 1987 года. Произошло это в Институте химии Академии наук СССР города Ташкента, где я работал старшим научным сотрудником. Александр Борисович был принят в отдел на должность начальника проектного бюро.

Не обратить на него внимание было просто невозможно: Он был большим профессионалом, инженером от Бога. Однажды во время рабочей беседы он неожиданно спросил меня: «Виктор, я тут слышал, что ты немец?» На что я, улыбаясь, утвердительно кивнул. Мгновенно он приблизился ко мне вплотную настолько, что его нос упёрся мне прямо в затылок и заговорщически прямо в ухо прошептал: «Я тоже». Чему я был очень удивлён!

Так, благодаря маленькому секрету, наши служебные отношения переросли во взаимоуважение и симпатию друг к другу. К тому же Александр Борисович был ровесником моего отца. Позже я узнал трагические подробности судеб членов семей Оттенов-Якимовых, о которых и хочу поведать читателям.

Александр Борисович родился в 1934 году в городе Риддере (Восточный Казахстан). Его отец Борис Фердинандович был одним из потомков знаменитых немецких семей. По линии матери – потомок Леонарда Эйлера, гениального математика, академика Берлинской и Петербургской Академий Наук, автора более 800 научных трудов. А прадедом был крупный астроном, основавший Пулковскую обсерваторию, Василий Струве (1793-1864).

Борис Фердинандович Оттен (1902-1938).

Борис Фердинандович окончил в 1929 году Ленинградский горно-металлургический институт и был направлен на работу на комбинат цветных металлов в город Риддер. Здесь он полюбил обворожительную русскую девушку Клавдию Якимову, выпускницу Казанского университета, направленную по распределению в качестве врача. Вскоре они поженились, у них родилось двое сыновей, но счастье молодой перспективной семьи было полностью уничтожено начавшимися в стране Сталинскими политическими репрессиями.

В 1937 году служащего в должности директора электролитного завода Бориса Фердинандовича Оттена арестовали сотрудники НКВД по ложному обвинению, как «врага народа», а в 1938 году он был расстрелян.

После ареста мужа Клавдия Ивановна, зная, что и её может постичь та же участь, незамедлительно уехала с сыновьями в Тбилиси к его родственникам. Оставив детей, она отправилась в маленький городок Кабулетти, в надежде на то, что сотрудники НКВД не будут её там искать и устроилась на работу по специальности – врачом-терапевтом. Но она глубоко ошибалась.

Довольно скоро её свекрови неожиданно пришло письмо из тюрьмы. В нем почерком сына было написано, что в деле его разобрались и вскоре он вернётся домой. Писавший также просил сообщить, где находится его жена. Мать, почуяв подвох, сообщила в ответном письме, что не знает, где находится её «непутёвая» невестка. Несмотря на это, НКВД-шники всё же установили слежку за квартирой. 1 Мая Клавдию, решившую навестить своих детей и родственников, арестовали и вскоре осудили на пять лет по пресловутой 58 статье, как члена семьи изменника родины.

Даже после смерти Сталина и прошедшего ХХ съезда КПСС, на котором был осуждён и подвержен жесточайшей критике культ личности, правительство страны продолжало врать своему народу!.. Только в конце 1956 года, уже после реабилитации, Клавдия Ивановна получила свидетельство о смерти мужа. Но и оно было ложным: в нём указывалось, что Борис умер 3 мая 1943 года в Челябинске и ничего не сказано о причинах смерти…

Лишь в 1994 году, после развала Советского Союза, Александр Борисович, в ответ на своё очередное прошение, получил официальное правдивое уведомление Министерства внутренних дел Казахстана о том, что его отец был расстрелян 27 февраля 1938 года, сразу после оглашения приговора военной коллегии Верховного суда. Также были арестованы и бесследно исчезли в застенках НКВД мужья обеих сестёр Бориса Фердинандовича. В августе 1941 года в трудармию забрали младшего брата отца, а сам Александр с тётей и братом Юрием был выслан в Казахстан, в отдалённый колхоз, где они жили буквально впроголодь… Свою мать дети увидели только в 1946 году.

Поскольку в послевоенные годы катастрофически не хватало квалифицированных врачей, Клавдию Ивановну, с разрешения комендатуры, вместе с детьми отправили в качестве ссыльных в посёлок заводского типа Великая Алексеевская, ныне город Бахт. Выезжать за пределы посёлка категорически воспрещалось. За нарушение данного запрета – арест и ссылка в лагеря на принудительные работы сроком на 20 лет.

Только здесь Александр Борисович вместе с братом впервые пошли в настоящую школу. До этого их учила тётя: по газетам – читать, а писать – на полях этих же газет. Она преподавала им арифметику и математику, воспитывала в немецких традициях и немецкой культуре.

Она дала прекрасную подготовку, поэтому Александра сразу определили в четвёртый класс, а брата – в пятый. Учились они прилежно, практически на «отлично». После окончания школы и получения от комендатуры разрешения на выезд, Александр Борисович поехал в Алма-Ату для поступления в институт. Экзамены он сдал вполне удачно, но в институт принят не был, так как ещё 28 мая 1952 года было принято секретное Постановление ЦК КП(б)К «О приеме спецпоселенцев в высшие учебные заведения», где было сказано о запрете на приём в высшие учебные заведения детей репрессированных и осуждённых, как «врагов народа».

При возврате личных документов Александру выдали справку, где были указаны все оценки, полученные им при поступлении. Она и помогла поступить в Ташкентский институт без экзаменов.

Переехав в Узбекистан, он сразу же устроился рабочим на экскаваторный завод. Вроде бы всё складывалось наилучшим образом, но возникла новая проблема, уже с преподавателями кафедры Марксизма-Ленинизма. Как бы тщательно ни выполнял Александр контрольные работы или скрупулёзно не готовился к экзаменам – всё было тщетно. Преподаватели в один голос говорили, что материал предмета он не знает и ставили ему неудовлетворительные оценки. Вскоре Александр был исключён из института. Но дальнейшие политические события в стране поставили всё на свои места в судьбе Александра.

Прошёл ХХ съезд КПСС, где культ личности Сталина подвергся жёсткой критике, а массовые репрессии, которым подверглись миллионы советских людей, были осуждены. После съезда родители Александра были полностью реабилитированы. И он, уже не в качестве сына «врага народа», а в качестве потомка «невинно пострадавшего» был восстановлен студентом. На «отлично» сдал все экзамены, включая историю КПСС, и своевременно защитил диплом.

С 1996 года Александр Борисович с женой Ларисой проживает в городе Галле. По соседству живёт их младший сын Евгений с женой и двумя детьми – продолжателями славных родов.

Александр сохранил в себе любовь к жизни, оптимизм, порядочность, скромность и интеллигентность, пронеся их сквозь все лихолетья, выпавшие на его долю и долю его семьи.

В следующем году Александру Борисовичу исполнится 85 лет. В преддверии юбилея желаем ему прекрасного здоровья и долгих лет жизни!

Виктор Гергенредер