Недавние аварии в соседней России показали, насколько опрометчиво относиться к энергетике в расчете на «авось» Энергетика как важная часть инфраструктуры экономики должна развиваться с опережением. Но как обстоят дела de facto? С вопросами о развитии электрического хозяйства Алматы наш корреспондент обратился к генеральному директору АПК г-ну Валихану Сериковичу Асамбаеву.

DAZ: Валихан Серикович, правительством объявлен мораторий на повышение тарифов. За счет каких резервов будет развиваться АПК?

Валихан Асамбаев: В ведении АПК три ТЭЦ, гидроэлектростанции: капшагайская и 8 мелких ГЭС на горных речках суммарной мощностью 42 мегаватта. Часть электроэнергии закупается в Киргизии, а также в энергопроизводящей Павлодарской области, где сосредоточено три крупных электростанции. ТЭЦ-1 и ТЭЦ-2 больше работают на тепловой режим. Чтобы все лето была горячая вода, в качестве топлива на ТЭЦ-1 используется импортируемый узбекский газ. ТЭЦ-3 остановили, потому что себестоимость вырабатываемой энергии практически дороже, чем у электроэнергии, которая закупается.

Действительно, АПК присоединился к объявленному меморандуму по сдерживанию тарифов, несмотря на то что запас прочности в городской энергетике уже исчерпал себя. Поэтому для своего развития мы вынуждены искать другие источники.

Сейчас население платит 4,63 тенге за киловатт/час, хотя в целом по АПК средневзвешенный тариф на самом деле составляет 3, 8 тенге без НДС. Это если посчитать все объемы отпускаемой нами электроэнергии: на обеспечение водопользования по 1 тенге, ночной тариф 0,8 тенге, на рекреационные работы 2 тенге киловатт/час, для спорткомплексов дотационный тариф.

Сегодня резерв для компаний введение энергосберегающих технологий. Это дорого, однако если сравнивать показатель расхода электроэнергии на единицу продукции в Казахстане с аналогичными данными западных стран, даже восточноевропейскими, разница получается колоссальная. А предприятия энергетики в Казахстане работают в конкурентной среде и в условиях рынка.

В основном уровень потребления растет в сфере малого бизнеса. Особенно за счет развития общепита, индустрии развлечений. В Алматы множится число кафе, ресторанов, магазинов, казино, игровых залов и т.д. С ростом благосостояния значительно меняются стандарты жилья, ширится предложение новых энергопотребляющих товаров для быта.

Интересный фактор роста потребления систематические рейды. В мае мы начали тотальную проверку и стали выявлять расхитителей, после него был отмечен резкий рост энергопотребления. Чаще всего условный владелец кафе, имеющий электроплиту, получает доход на 100 тысяч тенге, при этом сжигает электроэнергии на 50 тысяч тенге, но заплатить стремится 30 или 20 тысяч тенге, прибегая к различным ухищрениям со счетчиком.

DAZ: Недавно состоялась презентация нового плана развития города на 5-15 лет, и сегодня идет бурное строительство. Остаются ли мощности энергоснабжения прежними или что-то все-таки меняется?

В. А.: Пока крупных инвестиций нет. АПК вынужден жить по средствам, чтобы в условиях отсутствия прибыли содержать энергосистему, ремонтировать, обеспечивать топливом, выдавать вовремя зарплату, платить налоги. Вся структура электроснабжения должна быть бесперебойной. Но все, что позволяет обеспечить надежную работу и тепло, сегодня не дает дополнительного экономического эффекта.

DAZ: Электроэнергетическим советом СНГ обсуждались вопросы инвестирования в ГЭС Киргизии, Таджикистана. А вопрос строительства Мойнакской ГЭС уже не раз рассматривался в правительстве. Как это решит проблемы Алматы?

В. А.: Специфика в том, что на юге нет своих ресурсов. Приходится ввозить за тысячи километров экибастузский уголь, транспортировка которого зачастую равна цене самого товара. Здесь единственный альтернативный источник дешевой энергии вода. Но стоимость сооружения ГЭС очень дорогая: киловатт от ГЭС дороже, чем от тепловых или электрических станций. Правда, ежегодные затраты на содержание и эксплуатацию ГЭС невысокие. Мойнакская ГЭС на Чарыне решит проблемы возможного затопления, но больших объемов электроэнергии там нет — по проекту мощность небольшая.

DAZ: Насколько известно, тарифы по водопользованию одинаковы для промышленного производства и населения?

В. А.: Сегодня у нас три вида тарифов: для населения, бюджетных организаций и коммерческих предприятий. Теоретически можно было бы рассчитывать затраты по транспортировке электроэнергии от источника выработки до потребителя, в зависимости от расстояния, но такой методологии нет в природе. Тариф един для всех.

Я бы хотел сказать вот о чем. В новых домах, как известно, устанавливаются электроплиты, и, соответственно, для потребителей устанавливается льготный тариф. Жилье приобретают менеджеры компаний, банковские служащие, работники нацкомпаний и т.д., имеющие, как правило, доход более тысячи долларов в месяц. Квартплата составляет порядка двадцати тысяч тенге. При этом за электроэнергию они платят по льготному тарифу — меньше, чем обитатели хрущевских пятиэтажек. Так ли необходима для них экономия в 500 тенге за счет льготного тарифа?

DAZ: Вы предлагаете диверсифицировать тарифы?

В. А.: Просто хотел бы призвать всех состоявшихся как средний класс людей отказаться от льготного тарифа. В структуре платежей порядка 60% идет от населения. В городе более 600 тысяч абонентов, то есть установленных приборов учета. Разделить потребителей по социальным признакам мы не можем, для нас отправной точкой являются показатели приборов учета. И все.

К нам приходит масса писем от малоимущих. Вопрос о диверсификации социального тарифа, как известно, уже ставился несколько лет назад, но я не уверен, насколько это будет справедливо. Определенные категории населения, имеющие какие-то заслуги, например, ветераны, пенсионеры имеют какие-то льготы по коммунальным платежам.

DAZ: Какой эффект от реструктуризации ожидается и как это повлияет на тариф?

В. А.: Сейчас все решения принимаются головным офисом, а там каждый менеджер сам будет отвечать. Снижения тарифов тоже не произойдет: механизмов для него не видно. Себестоимость зависит не от роста потребления, а от составляющих. В АПК ведется ежегодно ремонт, но нет возможности вводить крупные мощности. Нужны средства для обновления ежегодно на уровне 15%.

DAZ: Какова доля инвестиций из бюджета в городские коммунальные сети?

В. А.: Из бюджета для новых мощностей выделялось целевое финансирование, но крайне редко. АПК ведет строительство двух новых подстанций, проводится перекладка магистралей теплотрасс. В настоящее время разрабатываются проекты с участием акимата по реконструкции ТЭЦ-2, ТЭЦ-3. Но мы все-таки не бюджетная компания, а частная иностранная, хотя это формально.

DAZ: Благодарю за беседу!

Интервью проводила Динара Сарсенова

16.6.2005 — Экономика
Поделиться