Реклама

В истории Семиречья 1876 год отмечен важным событием — приездом в край немецкого ученого А.-Э.Брема. Сибирским почтовым трактом через земли кочевых владетелей и казачьи поселения, преодолев за несколько дней сотни невероятно долгих и тряских верст, высокие гости вступили в пределы благодатной страны Семи рек.

Каждый из участников и сопровождающих экспедиции сам по себе был интересной личностью, каждый из них оставит воспоминания об этой незабываемой встрече.
Семипалатинский губернатор, генерал-лейтенант Владимир Александрович Полторацкий прославил науку гляциологию, впервые посетив Музартские ледники, занимался картографированием высокогорного Туркестана, основал совместно с А.А.Ильиным Петербургскую литографию, где печатались «Карты Азиатской России». Его супруга Лидия Константиновна сопровождала в экспедициях мужа, совершила немало восхождений на горные вершины Алтая, в Джунгарии, на Тянь-Шане, первой среди ученых использовала фотоаппарат в изучении природы и народов, издала прекрасные этнографические альбомы. Приняла участие в составлении «Живописной России», под общей редакцией П.П.Семенова-Тяньшанского, и отмечена серебряной медалью Русского географического общества. Опубликовала в журнале «Природа и охота» статью «Бременская экспедиция в Семипалатинскую область».

Карандашный рисунок. Альфред Брем в горах Семиречья. Барон Владимир Евстафьевич Фридерикс, начальник Верненского и Сергиопольского уездов, c семьей сопровождали гостей в пределах области. Вместе с братьями Николаем и Аркадием, опытными администраторами Семиречья, занимался статистикой народонаселения Семиречья, написал научно-популярные очерки по истории Верного, зарождения Семиреченского казачьего войска, о памятниках истории и культуры края.

В памяти жителей Семиречья немецкий охотник Альфред Брем остался в прозвищах Улкен-немiс (в переводе Большой немец) или Зор-мурын (Огромный нос).

Путешественник обнаружил интерес к памятникам архитектуры Семиречья, среди которых мавзолей Козы-Корпеша и Баян-Сулу близ аула Аягуз и башня Денгек у станицы Абакумовской над могилой знатной калмычки. Доктор Альфред Брем удивил население Аркатских гор не только успехами на охоте, но и великолепным знанием ислама.

Тем временем местные жители прозвали его друга орнитолога Отто Финша Боваром, то есть поваром (он постоянно препаривал пернатых для коллекции, а потому тщательно ощипывал пташек, будто готовил куриный суп). Финш много рисовал, его карандашные эскизы с натуры немецкий гравер М.Гофман использовал при подготовке книги-отчета Бременской экспедиции (в данном очерке помещен рисунок Брема с аркатскими охотниками – В.П.).

Казахская легенда повествует, будто для Отто Финша, большого любителя фортепьянных пьес, с оказией из Омска доставили на аркатский бивак клавир. Местные композиторы-акыны, заглянув вовнутрь, с удивлением обнаружили не две конские струны, как на национальном кобызе, а все сорок медных струн. Сорок — число для казахов магическое, а потому и доставленное пианино было объявлено изобретением Всевышнего.

Жизнь замечательных животных

Во время путешествия учеными была собрана коллекция из 550 экземпляров птиц, 150 земноводных, 400 рыб. В ту пору в Семиреченском крае обитало 470 видов и подвидов птиц, 120 форм млекопитающих, описанных впервые европейскими экспедициями. В собрание попало до тысячи насекомых, образцы горных пород, орудия земледелия и лесоводства. В Германии на основе собранного материала прошли этнографические выставки в Бремене, Гамбурге, Ганновере, Касселе. Западно-Сибирская коллекция пополнила фонды Берлинского зоосада, музеев Мюнхена, Штутгарта, Берлина, Лондона.

Книги А.-Э. БремаВ наши дни велика память о биологе Бреме, прежде всего как об основателе Гамбургского зоопарка и Берлинского аквариума. Широкий вход с изящно оформленной лестницей ведет нас из Берлинского зоосада в аквариум. Массы различных горных пород образуют внутри здания постепенно возвышающиеся ходы с темными гротами, светлыми площадками, ручейками и водопадами. В стены этих ходов вставлены огромные зеркальные стекла, за которыми почти в естественной обстановке двигаются пресноводные животные и причудливые морские анемоны, крабы, морские звезды, всевозможные рыбы, даже небольшие акулы.

В большом помещении, освещенном через стеклянный потолок солнечными лучами, расположены просторные клетки с различными птицами, которые чувствуют себя здесь, как дома, и даже вьют гнезда и выводят птенцов. Еще дальше — хорошо оборудованное помещение для обезьян. Наконец, здесь имеются террариумы для змей, ящериц, черепах и даже отделения для крокодилов и бобров… Словом, бесконечные террариумы, аквариумы, океанариумы.

Во время работы над «Жизнью животных» Брем получил предложение занять место директора Берлинского аквариума, ныне, одного из самых популярных и красивейших в Европе. С большим рвением в 1866-1869 годах он принялся за эту работу. Брем детально проработал проект аквариума, учел последние достижения науки и техники. Нужна была необыкновенная опытность Брема и его обширные знания жизни животных, чтобы успешно довести до конца это сложное предприятие: дать каждому водному и сухопутному животному, каждой птице и каждому зверю соответствующее ему помещение.

Однако Брем не очень экономил деньги, не всегда был точен в отчетах, не любил писать всякие канцелярские бумажки, а на придирки к отчетности отвечал всегда одинаково — скандалом.

В 1874 году пришлось расстаться с Берлинским аквариумом. С тех пор он жил только литературными трудами или чтением лекций. Он был прекрасный популязатор естественной науки, читал перед восторженной публикой просто, но в высшей степени живо и увлекательно…

Брем: «…жаль, у нас нет такой Сибири»

Аквариум, со стороны зоопарка.Для доктора Брема страсть к перемене мест была потребностью жизни. Казахская степь звенела голосами жаворонков, весенние лужи кишели водоплавающей птицей. Сотенные стаи куликов, среди которых выделялись экзотические шилоклювки и ходулочники, стаи журавлей, яркие, цветные утки-огари, пеганки привели в восторг немецкого натуралиста. На одном из биваков в Саркандских горах перо походного художника запечатлело краткий отдых Альфреда Брема. На нас смотрит плотный широкоплечий мужчина, с густой черной бородой, которую он отрастил еще в первых путешествиях по Африке, на большой охоте в Нубийской пустыне.

Брем присел на валун и увлеченно любуется открытым сквозь туман горным ландшафтом. Поодаль стоит собеседник Брема, казахский охотник-беркутчи, в обычном для степняка ярко расшитом чапане и малахае, отороченном лисьим мехом.
Экспедиция немецких путешественников шла при содействии географического общества Deutsche Nordpolarfahrt in Bremen, под патронажем швабского графа Карла фон Вальдбург-Цейль-Траухбурга. В его свите находились, со слов очевидца, омского краеведа И.Я.Словцова, звезды первой величины европейской науки: руководитель экспедиции Отто Финш, «молодой, лет тридцати, человек с рыженькой бородкой и стрижеными гладко волосами, серьезный, умный и хитрый немчин, весьма любезный и деликатный» и Альфред-Эдмунд Брем, «здоровенный, лет сорока семи, немчура с прямыми, зачесанными назад как у молодого дьячка волосами, остриженными в кружок, и с огромным, необыкновенной величины носом; живой энергичный, шутник и балагур, хоть вообще держит себя весьма свободно и с весом».

Одним из инициаторов путеществия был патриот Сибири, иркутский миллионер Александр Сибиряков. На пользу науки меценат выложил более двадцати тысяч марок. Деньги частью пошли на роскошное издание «Путешествие в Западную Сибирь» (Reise nach West-Sibirien im Jahre 1876. Berlin, 1879). Маршрут экспедиции обширен. Непосредственные исследования Сибири начались, когда ученые прибыли в Омск.

Далее маршрут пролегал через Семипалатинск и Джунгарский Алатау, Тарбагатай и Нор-Зайсан. В зоопарке.Бременская экспедиция останавливалась в Алтайской станице, Усть-Каменогорске, Змеиногорске, Колывани и, наконец, достигла Барнаула. Отсюда путь был продолжен по Оби до Томска и дальше до села Самарова, а затем в Березов и Обдорск. Из Обдорска путешественники на оленях, пешком и на лодках дошли до Карской губы. Только по Сибири они преодолели путь не менее 15 тысяч километров. Перед тем шведский географ Нильс Норденшельд открыл морской путь из Европы в устья Оби и Енисея, чем и воспользовались бременцы на обратном пути в Германию.

Казахстанский участок пути начался 16 апреля 1876 года из Семипалатинска. Главная дорога из Сибири в Туркестан разветлялась на восток и юг. Первая из них приводила из Сергиополя к государственной границе через станицы Урджарская, Захаровская и далее на заставу Бахты, к китайскому городу Чугучак. Вторая, так называемый Кузнецовский тракт, вела в сторону областного города Верный (ныне Алматы), с ответвлениями, образующими кольцо вокруг знаменитой Алакольской котловины.
Далее нитка маршрута экспедиции пролегала через Кокпекты, Урджар, Копал и Усть-Каменогорск. Семиреченцы познакомили гостей со степными озерами Алаколь, Уалы и Сасык-Куль, совершили горные переходы по ущельям Чинжилы, Тентека и Урджара, бросили прощальный взгляд на гостеприимный Семиреченский край с высоты Тарбагатая. В пути их окружали сыпучие пески и богатые живописные долины, горы, вершины которых прячутся в облаках, и мрачные глубокие ущелья, на дне которых с ревом бегут потоки Лепса, Баскан, Саркан, Аксу, Каратал, Коксу. Кажется, было несчетным число прозрачных речек и ручьев, звонко спешащих по ущельям из самоцветных камней и орошающих страну живительной влагой. И все это страна Семи рек «не менее привлекательная, чем лучшие долины французских Вогезов и Гардта в Баварском Пфальце», — восторженно отмечали путешественники. Брему приписывают слова сказанные им при расставании: «…жаль, у нас нет такой Сибири».