Свой 90-летний юбилей отметил в Риддере Владимир Иванович Вебер, человек удивительной судьбы, твердого характера и большого сердца. Считается, что жизнь – это не те дни, что прошли, а те, что запомнились. За плечами у Владимира Вебера 90 лет. Какие из них чаще всего вспоминает он?

– Расскажу, – вдохновляясь на длинный разговор, начинает Владимир Иванович, – как я попал в Казахстан. В 1941 году мы жили в городе Камышине на Волге. Мне тогда было десять лет. В августе объявили о срочной эвакуации.

В город согнали солдат: от центра до пристани выстроился плотный военный коридор, мы все проходили по нему и садились на речной пароход, на нем нас довезли до Астрахани, где пересадили на морской пароход и отправили по Каспийскому морю в Гурьев (Атырау). Там подогнали грузовой состав, полностью его загрузили. Со мной были родители, братья и сестры, всего нас было пятеро детей, я средний. Туалетов в вагонах не было, поэтому время от времени состав останавливался, пассажиры выпрыгивали из поезда в чистое поле.

В какой-то день я забегался – и поезд ушел. Остался я один. И покойники, которых выгрузили из вагонов и оставили возле железной дороги. Я пошел за поездом. К ночи добрел до какого-то глинобитного строения, переночевал. Вскоре меня поймали и сдали в приют, я сбежал. Добрался до станции Жангиз-Тобе, где меня снова поймали, но я спрятался в сопках и оказался на золотоносном руднике Баладжал. Там и пристроился.

Ну как пристроился? Лошадей кормили овсом, и я вместе с ними пробирался к корыту. Ночевал там же. Вскоре познакомился с сыном начальника рудника, подружились, и меня взяли на работу в шахту. Носил бур. Перфораторов тогда еще не было. Бурили вручную. Один человек держит бур, другой бьет по нему. Потом меняются.

Мне было 13 лет, за работу получал 14 кг муки. Потом познакомился с Николаем Михайловичем Калашниковым, у которого тоже был сын, и мы стали старателями, мыли золото, сдавали в скупку, получали за это американские боны, на которые могли купить в местном магазине все, что угодно. Снабжение, видимо, тоже было американским.

– И так Вы продержались там до окончания войны?

– Да, День Победы я встречал в Баладжале. Помню, спустился в шахту, чтобы обрадовать рабочих радостной новостью! А они не поверили, чуть не избили, дескать, такими вещами не шутят. А после я сидел возле входа в опустевшую шахту и сторожил, чтобы никто не пролез и не украл золотоносную руду, пока весь рудник отмечал Победу.

В ноябре 1945 года в Баладжал приехала старшая сестра Альвина, которая все эти годы искала меня. Вместе вернулись в село Дмитриевку Семипалатинской области, где в землянке жила наша мать. Узнал, что отца и старшего брата забрали в трудармию, из которой отец так и не вернулся. В 16 лет я выучился на тракториста и стал работать в совхозе, а в декабре 1949 года уехал в Риддер. Прошел фабрично-заводское обучение, устроился на Сокольный рудник, работал буровым в шахте вместе с немцами-военнопленными.

Они работали в Риддере, кажется, до 1949 года, потом их отправили домой. Пленные не знали, что такое шахтерский труд, никогда не были бурильщиками, мне пришлось обучать их этому ремеслу. Они, кстати, очень много сделали для нашего Риддера. В то время на главных улицах города грязи было по колено. Немцы выложили центральные улицы булыжником. Я тоже многому научился у немецких военнопленных.

Помню, обурят они забой, после этого помоют все шланги, наведут порядок, разложат инструменты по местам. На первом месте у них была культура производства. Если попросишь закурить, то вытаскивали аккуратно нарезанные бумажечки, табак был в коробках. В шахте заработал силикоз, пришлось уйти, но еще долгие годы трудился грузчиком, рафинировщиком, мастером, начальником по быту на руднике. На пенсию ушел в 1993 году.

– После Перестройки немцы стали возвращаться в Германию.

– Да, и многие мои родственники уехали. А я остался. У меня уже было трое детей, супруга не захотела уезжать, и я остался. Пять лет назад жена умерла. И я теперь живу один в трехкомнатной квартире на третьем этаже.

– В чем секрет долголетия?

– Моя мама Анна Адамовна когда-то учила меня не экономить на питании. И я следовал этому наказу. Кроме того, с юности привык вести здоровый образ жизни. Закалялся, занимался спортом, любил играть в футбол. На Сокольном руднике у нас была своя футбольная команда, мы ездили играть в Усть-Каменогорск, Семипалатинск. Часто выезжали на отдых за город. Пьянкой никогда не увлекался.

Кто не ценит жизнь, тот, наверное, и не заслуживает того, чтобы она была долгой. Так что весь секрет долголетия состоит в том, чтобы сознательно не укорачивать ее. Я всегда старался быть примером для моих детей, внуков и правнуков. Никто из них не стал плохим человеком, чтобы я мог краснеть за них. Многие связали свои жизни с горняцким ремеслом. Я полвека водил свой «Москвич», и мне ни разу не пришлось платить штраф за нарушение правил вождения.

С 90-летним юбилеем Владимира Вебера поздравили родные, друзья и знакомые, а также жители города Риддер, с которыми он рос и менялся.

Тепло поздравила Владимира Ивановича председатель Восточно-Казахстанского общественного объединения «Возрождение» Риддерского региона Любовь Игнатьева. Она вручила ветерану подарок и сказала, что немцы Риддера знают и уважают его как честного труженика, прекрасного семьянина и человека, который с честью прожил свою длинную жизнь. Любовь Васильевна от всей души пожелала юбиляру здоровья и отличного настроения.

Андрей Кратенко

Поделиться
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  • 1
  •  
  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
    2
    Поделились