Дискуссия по вопросам эмиграции российских немцев из Казахстана в Германию

Жёлтый просто преследовал ее. И логично, ведь уже сентябрь заканчивается.
Ее друг улетел ночью в Германию на ПМЖ.

А наутро ей ничего не оставалось другого, как съесть все маленькие жёлтые яблочки на кухне, у них был солоноватый привкус горечи, может быть, потому что текли слезы сквозь них она смотрела на жёлтую вареную кукурузу. Enigma разрывалась о простой одержимости Simple Obsession Здесь даже не нужно конкретизировать имена или даты, ибо эта короткая анонимная история может многим напомнить о друзьях, родственниках, соседях, уехавших в Германию. Она стала настолько типичной за последние десять лет.

Итак, еще раз о проблемах интеграции в Немецком доме Алматы.

— Пишите в вашей газете, что лучше оставаться здесь и учить казахский язык, нежели ехать в Германию и столкнуться там с совершенно чужой культурой и массой серьезных проблем, — очень по-доброму и как-то по-матерински сказала мне одна из немецких гостий, приехавших в составе семи  человек  на 10 дней в Казахстан с целью получить представление об этой центрально-азиатской стране, откуда так много эмигрировало немцев и продолжает эмигрировать несмотря ни на что. Отсюда во что бы то ни стало многие российские немцы со своими детьми делают ноги, не нарисовав себе четкого рисунка, а только лишь поддавшись игре воображения с пятнами из ярких расплывчатых красок (держа в руках Aufnahmebescheinigung и при этом полагая, что у них в руках золотой ключик от чудесного сада?)

Беседа не носила морально-дидактический характер, а напротив она оказалась чрезвычайно человечной.

Одна женщина, занимающаяся вопросами переселенческой молодежи в Германии, спросила: Как вы думаете, что я могу и что вообще мы можем сделать для молодежи, которая все-таки переехала, но пока, к сожалению, себя не нашла нигде? Отчаянный вопрос. Действительно, что же можно сделать? Другая женщина спросила: Какие шансы может предоставить Казахстан для молодежи? Отчаянный ответ: единственный и неповторимый шанс деньги, вернее, их наличие О каких шансах идет речь и для кого?

За последний год это десятая делегация в Немецком доме, интересующаяся российскими немцами в Казахстане. На этой беседе также присутствовала известная журналистка Дагмар Шрайбер, она одиннадцать лет уже находится между Германией и Казахстаном, с большой теплотой пишет о казахстанских жителях для немецкого читателя, именно она составила программу для делегации.

Эти люди действительно хотели понять предпосылки такого хода: перейти с одного игрового поля на другое, эмигрировать, не зная языка, не принимая во внимание правила западного мира, играя по своим — или даже вообще без них Решение, иногда, в корне ошибочно, и гораздо больше шансов появится у молодежи, если она вернется сюда и начнет жизнь сначала Было и такое мнение среди гостей. Они — представители разных профессий (область правовых вопросов, а также церковные, социальные, в основной своей массе социальные) и разных мнений, однако в одном точка зрения их сходилась: все дело в гибельной эмиграционной политике ФРГ.

Взаимной веры нет, переселенцы не верят в Германию, Германия не верит в них.

И сколько еще таких как она, которые будут сидеть на кухне, окаменев от жуткого чувства одиночества, и грызть жёлтые яблоки.

Наташа Залипятских

23/09/05

Поделиться