На фото: Александр Шефер (справа) и Александр Мерк – с первых дней в общественном движении немцев “Возрождение” 

…Шкет, едва видимый из-за прилавка, выговаривал продавщице: «Тетя Оля, почему вы говорите «рваный ботинок»? Разве вы не знаете, как по-немецки «босоножка»?» Люди в сельпо смеялись. И над продавщицей, и над юным знатоком немецкого языка. Упертый «лингвист» шести лет от роду, Александр Шефер. Недавно ему перевалило за семьдесят… юбилей(!), но тот случай всегда вспоминается с удовольствием и теплотой.

Село Камышенка (сейчас Камышты), где родился и вырос Александр Шефер – одно из россыпи таких же, разбросанных по степям Кустанайской области, населённых ещё переселенцами из Малороссии, при царе-батюшке. Борисовка, Филипповка, Сахаровка, Богдановка – многие из десятков этих поселений сгинуло во времени в результате различных событий. А вот Камышенка уцелела, и даже стала районным центром. Но эти перемены никак не повлияли на уклад жизни в большой семье Якова (или все-таки Якоба?) Шефера.

Отец – Яков Шефер

Хозяйство держали большое – скотина, птица, огород. Так что вилы и лопата стали главными инструментами детства Саши Шефера. И совсем еще ребёнком он подрабатывал копнильщиком, штурвальным на прицепных комбайнах, потом трактористом, получил шоферские права. Ничего особенного в этом нет, все деревенские так жили.

Камышенка находится в 250 километров от Кустаная, понятно, что никаких тебе «маркетов» и «кулинарий». Одна тетя Оля со своим сельпо в центре поселка. А вот то, что с самого раннего детства он очень шустро начал говорить на немецком языке, Шефер и сейчас объяснить не может. Дома говорили в основном на немецком, но в клубе или на улице этот язык не особенно поощрялся.

Мать – Берта Шефер

Александр Яковлевич родился в 1948 году, война только закончилась и все человеческие, душевные боли военной поры люди вольно или невольно связывали с немцами. Но ведь откуда-то нахватался слов и целых словосочетаний? На старом немецком, щедро сдобренными французскими и голландскими диалектами. Так и до сих пор разговаривает, удивляя жителей Баварии и участников конференции в Вене, даже компаньонов по бизнесу, голландцев.

Надо сказать, что такая ситуация – не благодаря, а вопреки – во многих случаях шла впереди Шефера. Не приняли в пионеры. Причина? Учится не хуже других, не отличник, но без «двоек» и «троек». У вас много молятся в семье! Ладно. А старостой школы назначили по какому принципу? А потому что старательный, трудолюбивый, авторитетный. Тогда почему в комсомол последним из школы принимали, вместе с двоечниками? А потом еще и секретарем комитета комсомола избрали? Иди, Шефер, работай! Вот такие или примерно такие ответы на вопросы Александр Яковлевич услышит еще не раз.

После выпускных экзаменов, в конце лета, Саша Шефер упаковал нехитрые свои вещички в чемоданчик и улетел в Москву. А куда еще? На немецком лучше преподавателей говорим, по другим предметам тоже все отлично, хоть и без медалей. И курс был выбран в самый престижный и тогда, и сейчас, вуз страны – Московский Государственный Институт Международных Отношений (МГИМО). Ну и что, что из Камышенки, и в Москве никто не встретит? Сами разберемся. Первые два экзамена сданы на «отлично».

И тут абитуриента вызывают в деканат. Сидит там старый еврей в тюбетейке (была такая мода, еще довоенная), смотрит на юного Шефера своими печальными глазами и вдруг начинает извиняться. Дескать, прозевали мы тебя, надо было раньше об этом сказать. Пятая графа не та, в личном деле и в паспорте, там, где написано, что ты – немец, парень. Так что, прости нас, но бумаги свои забирай. И вещички тоже. И лети поближе к дому. Выбери занятие попроще… время сейчас ещё такое, понимаешь?

Короче, опять уже знакомое – «иди, работай, Шефер». В горячке в Москве были забыты документы, но это выяснилось только по прилёте домой… Пришлось напрямую выполнять совет старого дипломата в тюбетейке.

Время в кабинке трактора полетело быстро и уперлось в повестку из военкомата: призыв! Как раз в то время, когда армию сокращали и сроки службы в ней – тоже. Гвардии старшину Шефера за отличную службу отпустили домой пораньше, чтобы успел на экзамены в вуз. Успел. В инженерно-строительный институт. Хотя всегда мечтал о гуманитарном образовании. Компенсировал промашку огромным объемом общественной работы – в комсомоле, студсовете, в механизированных и строительных студенческих отрядах. А мечту все-таки осуществил – окончил Евразийский гуманитарный институт. Но это, скорее всего, уже для себя лично, в довольно зрелом возрасте. Хотя…

Александр Шефер

Академик Международной Академии духовного единства народов мира, лауреат республиканской общенациональной премии «Общественное признание», председатель наблюдательного совета «Дойче социал фонда», участник и докладчик на международных экономических форумах в России, Казахстане и Австрии. Еще?

Заместитель председателя городской избирательной комиссии Астаны, награжден девятью медалями нашей страны. Дипломант республиканских научных и практических конференций по проблемам воспитания молодежи. Особая строка в жизни… нет уж, целая глава в биографии Александра Ивановича – работа в обществе «Видергебурт».

Он – делегат всех съездов немцев Казахстана, был делегатом исторического «Первого съезда немцев СССР» в Москве, членом межгосударственного совета немцев СНГ. Модератор Общенациональной конференции немцев Казахстана 17 октября 2017 года. Председатель ревизионной комиссии Общественного фонда «Казахстанское объединение немцев «Возрождение».

Структуры общественные, возникали и начинали работать в поворотное время для немцев республики, и Шефер, как обычно, оказывался на самых ответственных (и не всегда только почетных) участках работы. И выбор именно его кандидатуры не случаен. Так было всегда – в горисполкоме отвечал за коммунальные службы, промышленность, строительство, транспорт, энергоснабжение, внешние экономические связи. Прошёл специализацию по переходу на рыночную систему хозяйствования в Австрии и Венгрии. Более двадцати лет избирался депутатом городского и областного Советов народных депутатов. И это все, заметим, один человек.

«Академик!» – раздраженно говорил о нем один из руководителей области. Ну да, неудобный, постоянно задает вопросы на совещаниях, причем такие, на которые не все и не всегда могут найти ответ. Но придраться по существу к нему не за что. Всегда в курсе дел, умеет и людей подобрать надежных и умелых в работе. Да и сам, если надо, не боится в ночь-полночь полезть с работягами из Горводоканала в траншею с пробитой трассой. Резиновые сапоги всегда были под рукой.

В середине 90-х неожиданно получил приглашение уйти в банковский сектор. И также неожиданно для себя согласился. Возглавлял филиалы Казкоммерцбанка и Альфа-банка в Астане, а также различные ответственные должности в головных структурах этих финансовых организаций. Но первый день работы в банке начал не в кабинете, а на свободном месте оператора в зале обслуживания физических лиц. Свита была в шоке: «Александр Яковлевич, ваш кабинет на втором этаже!» «Да, знаю, знаю… Подучиться надо бы. Иначе как вами руководить? С ваших же слов?»

Конечно, семьдесят лет – это не только повод для юбилейного банкета. Это ещеё и время для серьезного самопознания – более мудрого, неторопливого, где-то самокритичного. Ждет своей очереди монография об истории меннонитов – пожалуй, самой интересной отколовшейся части католицизма. Вопросы христианства и мусульманства давно интересуют Шефера, хотя все семейство давно и прочно привержено лютеранству. И если раньше изучением религий мира удавалось заниматься наскоками, на бегу, то сейчас есть время более основательно, не торопясь, посвящать себя этому делу.

А работа в обществе «Возрождение»? Зачем это ему сейчас? Может просто взять и уехать в Германию, решив таким образом все личные проблемы? Ведь сын живет там уже более двадцати лет, и у него все отлично.

Все правильно. Но кто-то должен позаботиться о бабушке – не о своей, просто старой немке, застрявшей на малой родине, скорее всего уже навсегда, в забытом всеми богами ауле. Нас осталось-то всего ничего. Горстка. При этом все разбросаны по обширной территории огромной страны. А надо бы держаться друг за друга, а не дробиться на молекулы.

В этом смысле Александр Яковлевич видит неплохие перспективы в Программе развития немецкого этноса в Казахстане. Главное – не перевести хорошее дело в деловой трёп и пустые задумки. Так что Шеферу деваться некуда… Иди, работай, Александр Яковлевич!

Валерий Шевалье

Добавить комментарий