О ходе избирательного цикла – 2023 и амбициях этнических немцев – разговор с председателем парламентского комитета по экономике и развитию регионов, доктором экономических наук Альбертом Рау.

– Альберт Павлович, внутриполитическая повестка Казахстана каждый день приносит новости. Мы разговариваем 13 января – сегодня состоялось совместное заседание обеих парламентских палат. Накануне эксперты прогнозировали, что будет объявлено об ускорении сроков выборов.

– Обсуждали один вопрос – об утрате закона о Первом президенте Республики Казахстан в соответствии с изменениями, внесенными в Конституцию в ходе референдума. В динамике экономические и политические реформы, они находят отражение на законодательном уровне. Завтра, 14 января, выборщики проголосуют за новых сенаторов, когда наша беседа выйдет в печати, эти имена уже обнародуют.

– Выборы в сенат не предполагали какой-то интриги, так обычно и бывает. Но грядущие выборы в Мажилис с точностью до наоборот – обещают, в том числе, «сюрпризы». По ходу кампании они будут вырисовываться более четко, а сейчас в немецкой газете хорошо бы озвучить оценку шансов именно этнических немцев попасть в маслихаты и в Мажилис. Немецкие представители получат депутатские мандаты?

– Реализация предвыборных обещаний партии «Аманат», от которой в нынешний созыв в основном избирались депутаты разных уровней, в разгаре. Партия смотрит, кто и как работал, какую лепту внес. От этого, думаю, и зависит, кого будут продвигать дальше.

Многих районных и областных депутатов, наших земляков, хорошо знаю, так же, как их профессиональную и общественную деятельность. Например, Шереры в Костанайской области, Палина Лампартер в Павлодарской – на слуху. Какие у них планы, какие шансы, прогнозировать не буду. В районах и городах вернулись к одномандатным округам. Но если брать избирательную систему в Германии, там партии поддерживают своих, хотя их нет в партийных списках. То есть, помимо беспартийных кандидатов, мажоритарная система не исключает и партийных. Одномандатник не обязательно значит беспартийный.

По кандидатам от немецкого этноса скажу так: надо понимать, что немцы составляют один процент от всего населения Казахстана и ожидать, что их выдвинут десятками и сотнями, нелогично.

Мой случай: в Мажилисе возглавляю один из ключевых комитетов – это немало. Кто из немцев может прийти в следующий созыв? Произошли изменения в Конституции: Ассамблея народа Казахстана будет рекомендовать Президенту пять кандидатов в Сенат из десяти назначаемых Президентом (раньше их было пятнадцать). Это тоже шанс. У нас в нижней палате два созыва работал Егор Яковлевич Каппель – выдвигался от АНК. Особенность в том, что Ассамблея народа Казахстана выдвигает кандидата не от этноса, а от АНК в целом. Но это не уменьшает значения для этноса.

– В чем заключается значение для этноса? Насколько важно немцам быть в Мажилисе, в маслихатах?

– Когда мы встречаемся в AGDM – Рабочей группы немецких меньшинств, действующей при Федералистском союзе европейских национальностей – не перестаю по-хорошему удивляться, что как о достижении наши коллеги из Польши, Венгрии и других стран докладывают о количестве мест в парламентах этих стран, муниципальных советах, о мэрах городов из числа этнических немцев.

В AGDM входит 21 страна, включая Казахстан. Мы больше рассказываем, как работаем вообще, что у нас меняется, перестраивается. У них – несколько другие приоритеты, но позиции достаточно сильные – такое создается впечатление, я принял это во внимание. Считаю важным и в Казахстане видеть немецких представителей во властных структурах. Во-первых, это показатель развития этноса, его активности и места в общественно-политической сфере. Во-вторых, возможность на этих уровнях решать и те вопросы, которые есть у сообщества.

– Что удалось лично Вам решить в Парламенте для этноса?

– Прежде всего, вопросы должны решаться во взаимодействии с государственными органами. Это нормальный, грамотный подход. Например, удалось в образовательном стандарте добиться важной поправки. Ранее трехъязычие предполагало изучение казахского, русского, английского языков. Замена в формулировке «английского» на «иностранный» позволяет в школах учить и немецкий. Было бы желание родителей. Это принесло свои результаты, и свой успех в решении многолетней нашей дискуссии в Минобразования РК. Если бы мы, немцы, не были представлены в Парламенте, то, возможно, дискуссия все еще продолжалась.

– Хорошо, что в Парламенте оказался такой человек, как Альберт Рау. Это к тому, что этнос долго оставался в хвосте борьбы за мандаты.

– Я об этом уже говорил: наше сообщество долгие годы не занималось выращиванием политических лидеров, не ставило перед собой задачу быть среди тех, кто выдвигается, побеждает и делает политику. Около пяти лет назад пришли в «Возрождение» другие люди, меня попросили взять на себя лидерство, я согласился на один срок на общественных началах – это общеизвестно. Здесь стоит говорить не столько о персонах, сколько о стратегии.

Мы ее пересмотрели. Молодежь определили приоритетом и в рамках этого создали при «Возрождении» школу лидеров. Это активная часть молодежи, с которой мы встречаемся, мотивируем, делимся опытом. У немца, которому в той или иной эпохе удалось выйти на передовые позиции, есть, что рассказать о пройденном пути. Он не усыпан розами, этим и поучителен.

В нашей программе есть важный тезис: чтим свою историю, не замыкаясь на ней, смотрим вперед.

– Ради каких целей надо мотивировать и смотреть вперед?

– Ради тех немцев, которые остались в Казахстане. Легче или труднее им прийти в политику, чем было нам, вопрос индивидуальный, не шаблонный. При этом наш опыт пригодится. Мы были молодыми, часто начинали с нуля, если говорить о политике. Если о последовательности шагов, то играли роль: образование, армейская закалка у мужчин, пример родителей, старших братьев, собственный характер и целеустремленность. Хороший старт – стать депутатом в своем городе, например, в возрасте до 30 лет. Надо работать, чтобы получилось. Любая цель требует усилий.

– Вы стояли во главе государственных структур и общественных, сегодня в Парламенте у Вас высокий пост. Знаете многих людей вообще и этнических немцев в частности. Многие ли немцы озабочены карьерой? Кто придет в Мажилис, допустим, вместо Рау? Не политический конкурент, а лидер-преемник? Есть такие среди казахстанских немцев?

– Потенциал проявляется в результате учебы, работы, опыта. Человек может жить где-то в глубинке, но быть заметным. Когда я возглавил Попечительский совет, то любая немецкая фамилия, упомянутая в прессе, промелькнувшая в интернете, бралась «на карандаш».

Активно DAZ участвует в поиске таких людей. Даже маленький успех, особенно в бизнесе, в спорте, в общественной жизни освещается. Находим этого человека и стараемся вовлечь в тот же бизнес-клуб, созданный не для галочки, но для развития личности, а через нее и нашей диаспоры. Помогаем и практически, и морально. Участвуем в решении вопросов, если они кажутся молодому человеку трудными, не дают ему хода. Интересных и успешных немцев очень много.

Когда образовалась Школа лидеров, их стало больше. Проявлять активность, работать на страну, совершенствовать себя – такую даем установку. Приведу в пример Евгения Вагнера, это Костанайская область. По образованию учитель, работал комбайнером, назначен руководителем хозяйства в крупном агрохолдинге, добивается успехов, учится на агронома. И таких перспективных у нас много, важно их выявить и поддержать.

Альберт Рау с коллективом Куржункульского рудника. Заводская проходная, 2020.
Альберт Рау с коллективом Куржункульского рудника. Заводская проходная, 2020.

– Как-то Вы сказали, что хороша та карьера, которая развивается по горизонтали. Что не стоит все время толкать себя по вертикали. Сейчас Вы тоже так думаете – в свете скорых выборов в Мажилис? Допустим, Вы уходите из Парламента. С какими ощущениями, и что дальше?

– Принципа горизонтальной карьеры я придерживаюсь уже лет тридцать. Просто работаешь и все, без мысли забраться на какую-то высоту. Должность сама приходит – есть такое «золотое правило менеджера». Могу считать себя счастливым человеком, потому что попросился на работу только один раз. Пришел с армии, и на Куржункульском руднике ССГПО встретил одноклассника, он там на экскаваторе работал, сейчас живет в Гамбурге. Он мне и рассказал про новый рудник, где меня приняли, согласно заявления, работать мастером. А дальше мне предлагали должности, я или соглашался, или отказывался. Были моменты, когда отказ не принимался. Поэтому абсолютно не переживаю. В прошлые выборы тоже не беспокоился, попаду ли в партийный список. Меня устраивает любой вариант: если партия скажет «надо идти», я пойду, а если нет, дело для меня найдется.

– Работать по специальности с молодых лет до выхода на пенсию – нормально. А в Парламенте есть срок и можно многое не успеть. Это приносит сожаление, разочарование?

– Не согласен. Возьмем спорт, бег или плавание. Ты работаешь на дистанции, рассчитываешь минуты или секунды. Так и в Парламенте. Срок оговорен, держи его в подкорке, старайся успеть сделать то, что обещал и планировал. В исполнительной власти ситуация иная, скажем так. Там, действительно, можно не успеть реализовать программу. В таком режиме я прожил много лет. В представительных органах все более предсказуемо.

– Спасибо за откровенный разговор, Альберт Павлович.

Беседу вела Людмила Фефелова.

Поделиться

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь