— Альберт Павлович, как восприняли лидеры казахстанского «Возрождения» смену правящей партии в ФРГ, канцлера Олафа Шольца и ключевых лиц в новой коалиции?

— В 2017 году Ангела Меркель, став канцлером Германии в четвертый раз, пригласила СДПГ в состав коалиции и получила отказ. Я в это время находился в Штутгарте в качестве международного наблюдателя от ОБСЕ. Позиция социал-демократов показалась мне тогда политической игрой, торгом, что случается довольно часто, когда кто-то проигрывает, а кто-то ищет союзников. И действительно, после неудачных переговоров Меркель с «зелеными» и либералами, социал-демократы вернулись в коалицию и в принципе эти четыре года они вместе неплохо отработали.

В этот раз надежда на то, что консерваторы войдут в коалицию с СДПГ, была слабой. Правящий блок устал еще до избирательной гонки, до выборов. Я со многими разговаривал в самых разных кругах, в том числе, в правительстве и в Бундестаге. Поэтому знаю, о чем говорю. То, что кресло канцлера и кабинет пришлось уступить, я расцениваю, как серьезный сигнал для ХДС. В то же время результат был ожидаемым, потому что Меркель однозначно заявила о своем уходе, и на этом другие партии не могли не бороться за власть. Электорат на это тоже отреагировал.

Мои родственники, друзья и просто знакомые, граждане в ФРГ, независимо от возраста и мест проживания, раньше голосовавшие исключительно за правящий блок, в этот раз разбрелись, кто куда. На севере голосовали за СДПГ, потому что Шольц долго работал в Гамбурге, на юге из-за отсутствия в списке кандидатов Меркель, отдали голоса другим партиям. Так жила вся Германия перед сентябрем 2021 года. Все это понятно. Но, конечно, не окончательно проиграно, потому что консервативный блок остается главной партийной силой в Германии, и хватает прогнозов, что через четыре года он вернется на свое место. Если сделает правильные выводы из своего поражения.

— Приход к власти СДПГ и светофорной коалиции – и кризис только для консерваторов? Или зарубежным диаспорам тоже надо срочно менять политические предпочтение?

— Суетиться, разумеется, не будем. Напомню, что похожая коалиция в Германии уже была. Канцлер, социал-демократ Герхард Шредер и «зеленый» вице-канцлер, министр иностранных дел Йошка Фишер были для Казахстана хорошими партнерами. Шредер приезжал, и мы получили «плюсовые» настроения.

Мы сегодня, 9 декабря, разговариваем, а завтра Шредер дистанционно будет выступать на мероприятии, посвященном 30-летию казахстанской Независимости. То есть, со Шредером все эти годы Казахстан связи не терял. Шольц его последователь. То, что Шредер привнес в отношения с казахстанской стороной, Меркель нигде не купировала, мы хорошо сработались. Не думаю, что станет хуже.

Есть надежда, что и в сложившийся период будет продолжение. Но есть важный сигнал и нам. В прошлом коалиционном соглашении, от 2017 года, поддержка диаспор за рубежом была прописана более четко, чем сейчас. Нынешнюю формулировку по диаспорам я бы назвал расплывчатой. Для нас это критично, особенно с учетом положения немецкого языка в школах и в молодежной немецкой среде. Не знаю, что ждать от зеленых в этой части. Посмотрим.

Материал подготовила Людмила Фефелова