«Чтобы ходить по врачам, нужно железное здоровье» — есть такой шутливо-саркастичный афоризм. А по-моему, чтобы ездить к пациентам, врачу требуется здоровье настолько прочное — больным не снилось. Для этого репортажа я провёл всего три часа с одной павлодарской бригадой скорой помощи — именно такой срок мне было разрешено побыть частью этого коллектива. Да, мало. Да, всего не увидишь. Но и за этот отрезок времени я многое понял. Итак, в десять утра я пришёл на Павлодарскую станцию скорой и неотложной медицинской помощи: «Здравствуйте!»

/Фото предоставлено автором/

Заместитель главврача Галина Сукончик вызвала в свой кабинет врача скорой помощи Светлану Крылову и представила ей меня, дескать, вот вам «в помощь» журналист — хочет посмотреть нашу работу и по возможности принять участие. Вряд ли врач была обрадована такому помощнику, но отнеслась к моей персоне с уважением. Чтобы я стал настоящим специалистом станции скорой помощи, меня повели переодеть. Оказывается, у формы медиков есть разделение по рангам. Сама она синяя, но в верхней части спины имеет вставку красного или жёлтого цвета. У врачей жёлтая, у фельдшеров и санитаров — красная.

10.26. Первый вызов. Беременной женщине в пятой городской поликлинике стало плохо — её нужно перевезти в роддом. Садимся в машину, по пути знакомимся. За рулём Игорь Рупп, позади, в салоне — симпатичная фельдшер Ирочка и молодой санитар Мади. Все четверо составляют кардиологическую бригаду № 5. Диспетчеры сообщили: больную зовут Асемгуль, 32 года, двадцать седьмая неделя беременности. Обратилась в поликлинику — поднялось артериальное давление, что для беременной и для её будущего ребёнка очень плохо. «Таких пациенток перевозит именно скорая помощь, потому что в процессе перевозки необходимо наблюдение — её нельзя отправлять на такси или на личном транспорте, потому что в дороге могут возникнуть осложнения», — говорит С.Крылова.

За сутки диспетчеры скорой помощи принимают до 600 вызовов.Подъехали к поликлинике — подъезд к ней занят другими машинами и отдельного въезда для кареты скорой помощи нет. Это проблема, которая сопровождает «скорую» по всему Павлодару: в этой поликлинике у въезда сделан бордюр, который мешает въехать на территорию, а во многих дворах города вкопаны турники, пескоблоки и другие препятствия, которые мешают машине подъехать близко ко входу. А больные зачастую — люди очень нелёгкие, и нести их до машины бывает тяжко.

Асемгуль лежала на кушетке. Головной боли уже не было — до нашего («нашего», я ведь тоже иду в медицинской форме, я часть этой бригады) приезда врачи дали таблетку. Выраженные отёки на ногах. Светлана Георгиевна осмотрела пациентку, сделали укол, аккуратно подложили под Асемгуль клеёнчатые носилки, аккуратно взяли её, понесли…

Зачем я забросил тренажёрный зал? Но когда С.Крылова, Мади и я понесли по коридору Асемгуль, думать об этом уже было поздно — тут бы роженицу не уронить.

За сутки диспетчерская служба Павлодарской городской станции скорой и неотложной медицинской помощи принимает до 600 вызовов. Столько жалоб на здоровье раньше поступало только в сезон эпидемии гриппа. Но в этом «цунами» звонков немало и таких, которые медики потом вспоминают долго. Вчера бабуля вызвала медиков своему деду, у которого поднялось артериальное давление. А их сын ушёл в магазин за хлебом и закрыл стариков дома. Приехала бригада медиков и в квартиру попасть не смогла. Взяли с соседей расписку о том, что они видели: «скорая» приезжала. А потом деточка вернулся домой и снова начал звонить по номеру 103, но уже с криками и претензиями.
Звонки от людей принимают шесть диспетчеров на казахском и русском языках. С прошлого года здесь ввели систему GPS — на стене висит экран, где видно, какая машина куда поехала, сколько времени она находится у больного и так далее. Всего на этой станции работают более 40 машин санитарного транспорта, что, по словам главврача, достаточно для нормальной работы.

На врача — с ножом

В последнее время участились нападения на врачей и фельдшеров. Порой больные и «сочувствующие» им лезут драться, когда бригада приезжает на место пьяных разборок. Могут ударить врача, хулигана забирает полиция, его судят, а медик продолжает ездить к «благодарным» пациентам. На днях был случай: бригада ехала с вызова на станцию, и какие-то отморозки бросили в машину скорой помощи бутылку из-под пива. Был случай, пьяная компания вызвала скорую помощь другу, у которого заболел живот. Медики приехали, осмотрели пациента — ничего страшного не произошло. И тогда поддатые друзья больного стали лезть к врачу, мол, мы вас так долго ждали, а вы… Еле успокоили. Разошлись мирно.

Фельдшер Ирина готовит пациентку к транспортировке.Однажды врачу скорой помощи сломали руку. А пару месяцев назад умер больной, и родня так взъелась на бригаду «скорой», что в медиков летели стулья, а оборудование было разбросано по всей квартире… По правилам, если существует угроза жизни медиков, бригада скорой помощи имеет право не заходить без полиции в помещение, где находится больной.

Психоневрологическая бригада почти к каждому своему больному ездит с людьми в погонах.

Слабонервных здесь не держат

Каждая бригада скорой помощи в среднем выезжает за смену (за сутки) на 23 вызова. Один вызов — 40 минут. К слову, слабонервные в «скорой» не работают. Сама С.Крылова тут работает 17 лет, а есть такие, чей стаж перевалил за двадцать – и это закалённый в непростых ситуациях народ. Говорят, сотрудники скорой помощи отличаются от остальных медиков. У них нет времени на причитания, мол, как плохо этому бедняжке, поэтому они просто стараются хладнокровно и быстро помочь человеку. Каждый из этой «четвёрки», включая шофёра, знает, что он должен делать.
Мади Тамабаев, как и все санитары скорой помощи, не имеет медицинского образования, но может читать кардиограмму сердца, разбирается в том, какой больной находится в сложном состоянии, а кто не так тяжёл, может подать и принести любое оборудование, владеет терминологией. Парень не просто носит сумки за врачом и носилки, но работает как и вся бригада так, чтобы для приведения больного в нормальное состояние было затрачено как можно меньше времени. Фельдшер Ирина Присяжная закончила Павлодарский медколледж, на «скорой» работает третий год. Профессионально делает внутривенные инъекции, промывает желудок, знает, что из медикаментов есть в её чемоданчике и в каком количестве, помогает врачу заполнить необходимую документацию… Игорь Рупп, работающий на «скорой» десять лет, изучил все адреса в городе. В такой команде, кажется, тебе ничто не грозит.

Мы вернулись на базу. Я сдал свою сине-красную униформу и принял гражданский облик. Абсолютно посторонний человек, я теперь знаю о них чуточку больше.

Александр Вервекин

Поделиться