К 100-летию легенды музыкального искусства казахстанских немцев Эльвиры Августовны Мут (27.10.1922 – 20.11.2012)

В СССР Эльвира Мут стала первой немкой, пробившейся на профессиональную сцену. Благодаря её участию в гастролях по Казахстану представители многочисленного немецкого этноса вернулись к истокам своей культуры, языка и национальных традиций. Вполголоса подхватывая знакомые с детства мотивы, они слушали родные мелодии, и в памяти их оживала родина немецких предков. Эльвира пела с симфоническим оркестром и общалась с цветом казахской культуры. Она исполняла «Аве Мария» Баха и Шуберта, арию Кармен Бизе. Её голос звучал в оперетте Имре Кальмана «Марица», спектаклях «Пиковая дама» Чайковского, «Фауст» Гуно, арии Эболи из «Дона Карлоса» Верди, испанском болеро на итальянском языке.

Эльвира непревзойдённо исполнила ставшую бессмертной песню нежной любви казахстанского композитора Оскара Гейльфуса на стихи Норы Пфеффер „Der wieße Flieder“ («Белая сирень»). Кстати, первым исполнителем этой песни был народный артист Советского Союза Ермек Серкебаев, который однажды перед зарубежными гастролями записал её на пластинку в столице Казахстана.

На изломе эпох

Эльвира Августовна Мут родилась в селе Гримм Автономной области немцев Поволжья примерно за год до придания ей статуса республики – АССРНП. Колония была заложена 10 мая 1765 г. представителями 89 семей из Вюртемберга, Дармштадта и Саксонии. Название произошло от имени первого старосты Генриха Ульриха Готфильда Гримма, хирурга из г. Гронунген (Нидерланды).

Это была колония с трудовыми и набожными немецкими поселянами: хлебопашцами, торговцами и ремесленниками. В Гримме изготавливали конные повозки, производили курительные трубки. «Маркой» колонии было производство хлопчатобумажной ткани «сарпинка». Здесь же была изобретена и знаменитая «веялка-колонистка».

11 мая 1914 года в Гримме проводился День белого цветка. После обеда празднично одетые дамы с искусно сплетенными корзинками, наполненными белыми цветами, проходили по улицам села. Всем встречавшимся на пути их шествия миловидные фрау и фройляйн прикалывали на одежду по цветку. Сопровождали их празднично одетые мужчины. Звучал музыкальный оркестр, исполнявший мелодии церковных песен… Где-то среди них в безмятежной благодати возвышенной радости шли навстречу своему будущему прапрадедушка и прапрабабушка Эльвиры Мут. Казалось, ничто не предвещало беды. Однако вскоре процветающая колония Гримм была пущена на распыл.

Всё отчётливее из очертаний трудового серпа на гербе СССР стала проглядывать «старуха с косой». Молодые и полные сил, один за другим немецкие колонисты падали как спелые колосья под напором советской репрессивной машины. Наступило время страшной жатвы. 1921 год стал печально известен расправой над участниками бальцеровского восстания в Гримме, когда был расстрелян каждый третий мужчина. На фоне тревожных событий часть семьи Мут переехала в США и Канаду.

Предки Эльвиры остались в России, и им до дна пришлось испить горькую чашу гонений. Осенью 1941 года последовало тотальное выселение «немецкого элемената», а в мае 1942-го немецкие названия в Поволжье как ветром сдуло со всех карт. Словно никаких немцев тут не было и в помине!

Принцесса на нарах. Стоптанные туфельки

Эльвире к тому времени исполнилось всего 19. Четыре года молодой цветущей жизни будущая звезда провела в лагерном аду. В то время она была так похожа на младшую принцессу из сказки братьев Гримм «Стоптанные туфельки», только стоптала она их не на танцах, а на каторжных работах. Списали её в 1946 году, после рождения дочери Людмилы, которой не было суждено взглянуть на своего отца. Он умер.

В стоптанных туфельках и с младенцем на руках Эльвира оказалась на воле. Замуж она так никогда и не вышла. Перебралась в Кизел, поближе к брату, который умер там же от силикоза лёгких, полученного в шахте. Затем комендант разрешил ей выехать в Пермь на учёбу.

Отец Эльвиры Мут был пианистом, и музыка в доме звучала с детства. Дочь пошла по его стопам – окончила музыкальное училище по классу вокала у педагога Татьяны Березинец, которая настаивала на продолжении образования, но комендатура закрыла путь в Горьковскую консерваторию. Эльвира перебивалась в музыкальной школе Кизела, пела в кинотеатре. В СССР в 50-60-е годы было принято, чтобы за полчаса до показа фильма пела певица. Отец Эльвиры, Август Яковлевич, аккомпанировал дочери, «служа тапёром». Зрители уже знали отца и дочь и ходили специально «на них». Позже Эльвиру приняли в хоровой коллектив Челябинского оперного театра. Накопив сбережения для приобретения дома, в 1959 году семья Мут переехала в Алма-Ату.

Дочь Эльвиры Людмила окончила музыкальную школу в Алма-Ате и два курса музучилища в Темиртау. По состоянию здоровья завершить учёбу она не смогла, страдала бронхитом. Тогда решили перебраться в Семипалатинск, надеясь, что реликтовый бор Прииртышья пойдёт ей на пользу.

Эльвира Августовна стала одним из организаторов немецкого общественного движения в Казахстане. Она принимала участие в четырёх конференциях и двух съездах немцев Советского Союза с делегациями от Семипалатинской области. При городском обществе «Возрождение», основанном в 1989 году, Эльвира Августовна создала фольклорный ансамбль „Einheit“, которому присвоено звание Народного. Этот коллектив живет и сегодня.

Эльвира Мут была необыкновенной красавицей, обладавшей прекрасным голосом. Её песни расцветали, как цветы. Когда она исполняла песню юности своей матери «Тихая долина» („Das stille Tal“), то вспоминала цветущую долину родного Поволжья. После перенесённых страданий от одной только мысли о власти душа Эльвиры холодела.
В 1970 году исполнительница приняла участие в правительственном концерте в Алма-Ате. Знаменитую арию Эболи из оперы Верди «Дон Карлос» и «Приют» Шуберта, с блеском исполненные на немецком языке, слушали тогда Брежнев с Кунаевым. Ни одно из сценических платьев певицы не было выполнено в красных тонах. В молодости её наряды чаще всего были белыми, легковесными и отражали душу певицы – незамутнённую, чистую и всегда готовую к полёту. Вдохновляясь исполнением, она увлекала за собой огромные зрительные залы.

Ансамбль «Рука в руке»

Хрущёв подписал постановление ЦК о создании в Целинном крае Всесоюзного немецкого эстрадного ансамбля для подъёма энтузиазма немцев как основных производителей хлеба. Благодаря этому в 1961 г. был основан ансамбль «Рука в руке» („Hand in Hand“), премьера которого состоялась в зале Кустанайского областного драмтеатра. Публика и музыкальная общественность приняли его восторженно – зал был набит битком. Первый концерт открылся своеобразной визитной карточкой ансамбля, песней Андре Азриэля „Freundschaft“.

Эльвира Мут очень любила и прекрасно исполняла русские романсы, но основу её репертуара составляли немецкие фольклорные песни. Она вырoсла на синтезе двух культур – немецкой и русской. Когда Эльвира пела „Wie die Blümen draußen zittern“ и звучал припев: „O bleib bei mir und geh nicht fort, mein Herz ist ja dein Heimatsort“ в зале рыдали все без исключения. Песня „Im schönsten Wiesengrunde“ («На самом красивом лугу») была у певицы одной из любимых.

Всю себя Эльвира Мут отдала сцене. Каждый раз зрители слушали её, затаив дыхание. Без остатка преданная мировой музыкальной культуре, она не только пела, но и рассказывала о классике в филармонических лекториях. Концертные платья заказывали у мастеров, но иногда их шила дочь Людмила, которая, как и мать, беззаветно любила искусство.

Франкфурт на Одере

Перед выездом в Германию Эльвира Мут пела в ансамбле „Freundschaft“ при Карагандинской филармонии, завершив свою трудовую эпопею в ансамбле народной песни и танца „Einheit“ при немецком культурном центре Семипалатинска.

В 1993 году младшая сестра пригласила Эльвиру обосноваться во Франкфурте на Одере, расположенном недалеко от Берлина. Вызов делал Яков Фишер, работавший в своё время с певицей в театре Темиртау. Он приглашал ее поселиться в Штутгарте. Впоследствии Эльвира сожалела, что не последовала его совету. На протяжении многих лет Якоб проводил встречи поволжских немцев и, конечно, было бы удобнее выезжать на выступления из одного города.

По возвращении на родину Эльвира Мут, как и прежде, стала очень востребованной. Она была желанной на любых сценах – неспроста за ней закрепился статус богини вокального искусства российских немцев.

Прожила Эльвира Мут 90 лет. В этом году, 27 октября, исполнилось сто лет со дня её рождения. А 20 ноября – десять лет, как мы потеряли любимую певицу.

Автор выражает благодарность за помощь в создании очерка и предоставленные редкие снимки дочери певицы Людмиле Кнаус. С самого детства она была рядом с матерью, а повзрослев, аккомпанировала Эльвире Августовне, сопровождая её в могочисленных поездках. Внук Алексей стал баянистом. Музыкальная династия семьи не прерывается, в ней бережно хранится бесценное богатство – воспоминания.

Надежда Рунде

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь