Кто спасал экспонаты из дома Гете? В 1944 году бульвар Grosser Hirschgraben подвергся бомбардировке союзников (США и Великобритании). Исторический центр города рухнул, не уцелел и родной дом Гете на упомянутом бульваре. Но музей и сегодня поражает оригинальными экспонатами, как будто войны не было, как будто лишь звезды и осенние листья из века в век падали на Frankfurt am Mein.

Четыре года без малого мечтала я проехать на сверхскоростном поезде, близко, далеко ли, но с той скоростью, которая ошеломляет, если на поезд смотришь со стороны. И вот настал день, когда экскурсия «созрела». С вечера в телефон «забили» билет на двоих до Франкфурта. Как мы его предъявим? Тоже оказалось интересным. Но в «обилеченные» телефоны никто не смотрел ни на входе, ни на выходе. Наверное, есть какой-то способ искать «зайцев», не тревожа добропорядочных пассажиров.
Поезд незаметно для глаза трогается и понемногу набирает скорость. На мониторе мелькают цифры: 230, 241, 270… Чтобы мчаться во всю мощь, ICЕ требуется большое расстояние без остановок.

Когда кончается туман

Наша экскурсия начиналась туманным утром. Конец октября – осень поздняя, в Костанае, например, не раз шел снег, и гололед ложился под колеса транспорта. Здесь же пора было снимать верхнюю одежду. С этой мыслью подходим к Goethe Haus. Фотографировать экспонаты разрешается. Но маски – плотные, белые, непроницаемые не только для вируса, но и отчасти для воздуха – остаются главным требованием. Кроме того, нужно сдать в камеру хранения сумки. До экспонатов, каких бы то ни было, нельзя дотрагиваться руками. Эти меры предосторожности вызывают доверие – значит, сейчас мы увидим драгоценное наследство, связанное с великим именем, путеводной звездой Франкфурта.

Этажи истории

Мы пришли сюда, еще не зная, что дом Гёте в 1944-м разрушили бомбами, а в 1946-м его уже начали восстанавливать. Это далеко не нюанс, а философия памяти. Во-первых, экспонаты укрыли от атак бомбардировщиков в годы войны. Надо ли напоминать, какая власть тогда была в Германии? Какой бы она ни была, Гёте стоял над властью, над войной и катастрофой. Может, потому страна вернулась к жизни, что людям светили звезды, зажженные великими немцами?

Какой бы она ни была, Гёте стоял над властью, над войной и катастрофой. Может, потому страна вернулась к жизни, что людям светили звезды, зажженные великими немцами?

Если бы знать раньше о судьбе дома, то надо было спросить у служителей музея, кто точно поставил задачу спасти утварь исторического особняка и кто ее выполнил. Но не уверена, что прозвучали бы имена распорядителей, исполнителей, охранников, которые защищали память Гёте от войны. Также широкой публике известны имена общественников, в XIX веке выкупивших дом у одного из собственников, которых после смерти истинных хозяев поменялось немало. В архивах, может быть, они и есть, так как в 1859 году именно архивы помогли восстановить историческое убранство дома, в этом же году он был открыт для посещения.

Первый этаж освещён примерно так, как если бы светили канделябры, люстры, свечи в углах большого дома. Над стойкой, где продают билеты и сувениры, бросаются в глаза книжные полки во всю стену. Чтобы быть поточнее, приведу выдержку из описания музея:

«Вход в дом со двора. Над дверями можно увидеть герб Иоганна Каспара Гёте, на котором изображены три лиры. На первом этаже расположена прихожая, кухня, желтая гостиная с портретом молодого Гёте и голубая гостиная. Наверх ведет роскошная лестница с чугунной литой балюстрадой. На втором этаже, на перилах, можно увидеть отлитые инициалы родителей Гёте JCG (Иоганн Каспар Гёте) и СEG (Катарина Элизабет Гёте). Два кабинета, каминная комната и гостиная «Пекин» – в XVIII веке Китай в Германии был модным. Музыкальная комната – тоже на втором этаже.

В семье Гёте очень любили музицировать – отец играл на лютне, Вольфганг –
на виолончели, сестра Корнелия – на фортепиано, а мать пела. На третьем этаже особый интерес представляют астрономические часы, изготовленные в 1746 году. В верхней части они показывают сегодняшнюю дату, немного ниже – время, фазы луны и высоту солнца над горизонтом, а также кольцо зодиака. Здесь же находится библиотека отца Гёте, которая насчитывает около двух тысяч томов, и сравнительно большая коллекция картин немецких художников в голландском стиле».

Языки мира

Если когда-то в Германии была мода на Китай, то сейчас у китайцев мода на Германию. Во всех музеях, где мне посчастливилось побывать, китайцы среди посетителей были обязательно. Когда смотрели записи в книге отзывов, иероглифы встречались почти на каждой странице. Хватало и арабской вязи, и латиницы, и кириллицы. К великой радости, увидели запись на казахском языке, на этой же страничке нашла место, чтобы написать «спасибо, музей» на русском.

Попутные впечатления

Дорога из дома Гёте к парковке приоткрыла жизнь большого европейского города. Витрины магазинов начинали предрождественскую суету: елочки, Санта-Клаусы, олени скоро отодвинут все прочие потребности жителей Франкфурта и его гостей, которые, может быть, вовсе не гости, а новые его жители.

Кто есть кто? Большой вопрос. Разноликий, многорасовый и многоцветный Франкфурт – не исключаю, что истинные немцы на его улицах в будний день в меньшинстве – им надо работать, чтобы прокормить, одеть и обуть многие десятки тысяч людей (на 30 июня 2022 г. здесь проживало более 746 тысяч человек, вряд ли цифра сильно изменилась). Работают, конечно, не только немцы.

Мы зашли в итальянскую пиццерию и будто попали в кино. Очевидно, братья – одного роста, одинаково смуглые, быстрые и шумные, – обслуживали не менее сотни посетителей на улице и внутри заведения. Они носились, перекрикивая шум города, успевали брать заказы, улыбаться, благодарить за чаевые.

Спасибо, Франкфурт, пусть звезды и улыбки освещают твои улицы!

Людмила Фефелова

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь