Одной из причин, по которой католическая вера в Советском Союзе не умерла, а напротив, была жива и действенна, стало наличие большого числа набожных, глубоко верующих, любящих Бога смелых женщин, которые хранили веру и передавали её последующим поколениям. Гертруда Детцель была одной из таких мужественных исповедниц. Бог дал ей особое призвание служения гонимой Церкви, она стала настоящим организатором церковной жизни среди многочисленных ссыльных католиков на территории Казахстана.

Гертруда Детцель родилась 8 ноября 1903 года на Северном Кавказе, на Кубани, в колонии Рождественская (Фюрстендорф, Fürstendorf) в католической семье немецких колонистов Вильгельма и Гертруды Детцель. До 1917 года колония относилась к Кубанской области, Баталпашинскому округу, Рождественской волости; с 1937 по 1943 год – к Орджоникидзевскому краю, Либкнехтовскому/Невинномысскому району, в настоящее время это микрорайон города Невинномысск, Ставропольского края, Российской Федерации. Первоначально переселившиеся из Германии предки Гертруды Детцель проживали в Поволжье, в Самарской губернии. В конце 50-х гг. XIX в. из-за малоземелья колонисты из Саратовской и Самарской губерний отправились в Кубанскую область «для заработков и приискания земли к поселению»…

В августе 1863 г. их объединили в колонию под названием Семеновская и поселили в Кавказском отделе Кубанской области, на левом берегу р. Кубань около десяти верст ниже станицы Тифлисской. Новым поселенцам разрешалось строительство римско-католического молитвенного дома. Сохранилось описание колонии Семёновской: «Семёновцы, все без исключения, исповедуют римско-католическую религию. Патеры имеют большое влияние на народ: сказанное ими свято исполняется… По стенам в домах развешаны картины духовного содержания и иконы, в углу на полочке лежит непременно католический молитвенник». Вскоре колонистов в Семёновской стало слишком много. Поток прибывающих не прекращался. Тогда переселенцев, сверх 100 семей уже зачисленных, стали направлять в Баталпашинский отдел на предполагаемый к отводу для них участок ниже устья Большого Зеленчука.

Здесь, в трех верстах к юго-западу от станицы Невинномысской, в 1864 году они образовали вторую католическую колонию – Рождественскую, с наделом земли в количестве 1 447 десятин. По данным на 1867 год, в колонии числилось 222 человека (61 семейство). Согласно данным Переписи населения 1897 года, численность жителей составляла уже 1 296 человек. Из них римско-католиков – 1 086, православных – 180.

Каждая моноконфессиональная католическая немецкая колония представляла собой целый микромир, ядром и фундаментом которого были вера и Церковь. Вся жизнь немцев-католиков: хозяйство, быт, семья, школа, образ мыслей, характер и нравственный облик, культура, традиции, праздники – была связана с верой и Церковью. В первые годы после основания в духовной жизни колонистов было немало трудностей, но они не оставляли радения о вере и Церкви. Практически в каждой колонии был построен храм или молитвенный дом. Обычно сначала это были очень простые строения, затем с годами они перестраивались и становились более основательными. Весь жизненный уклад немцев-колонистов того времени носил религиозный характер: их дела и помыслы были вдохновляемы верой. Именно в такой среде родилась и воспитывалась Гертруда Детцель, здесь истоки её будущего смелого свидетельства о вере и служения для сохранения веры в народе. Католический приход в Рождественском был образован ещё в 1884 году. Он относился к Пятигорскому деканату.

В колонии была собственная деревянная церковь. В 1884-1886 годах настоятелем был священник Конрад Келлер. Йозеф Шнур называет ещё двух настоятелей: Алоиза Шёнфельда (1898-1903) и Иоханнеса Байльманна (1905-1909). Гертруда получила хорошее католическое воспитание, успешно училась в гимназии, знала немецкий, французский и латинский языки. Семья была многодетной (17 детей) и глубоко верующей. Отец Гертруды был органистом и помогал в храме. Девочка с детства пела в церковном хоре. Она уже с ранних лет ощущала в себе духовное призвание и по-детски огорчалась, что «не родилась мальчиком и не может стать священником». Тогда она ещё не могла предположить, что настанут времена, когда не будет священников и ей придётся выполнять их миссию. Уже в юные годы Гертруда приняла решение не вступать в брак и жить посвящённой Богу жизнью.

С верой через испытания и лишения

После революции 1917 году начался натиск на традиционный уклад жизни немцев-колонистов, последовали гонения на веру и Церковь. Уже с первых дней своего существования советская власть стала проводить политику, направленную на борьбу с религией и Церковью, которым, как «пережиткам прошлого», не было места в новом обществе без Бога. Вследствие этой политики всего лишь за несколько лет Церковь, в том числе и Католическая, была отделена от государства, лишена земельных владений, недвижимого имущества и многих церковных ценностей, утратила право юридического лица, была отделена от школы, лишилась своих учебных заведений и всякого влияния в сфере образования, которое отныне носило исключительно светский характер. Церковь была вытеснена из сфер гражданской жизни через придание всем актам гражданского состояния также исключительно светского характера и изъятие у неё принадлежавших ей метрических книг. Против Церкви была развёрнута государственная кампания антирелигиозной агитации и пропаганды.

Началась «новая эпоха церковной истории в России», когда Богу, религии, Церкви не стало места в социалистическом обществе. Храмы были закрыты, священники арестованы. В 1917 – конце 1920-х годов антирелигиозная политика пока ещё набирала темпы, основное наступление шло на саму Церковь, священнослужителей, антирелигиозная пропаганда не была организована в достаточной мере, религиозные устои немцев-католиков оставались достаточно прочными, уклад жизни, прежде всего в колониях, претерпел лишь незначительные изменения. В 1926 году в Рождественском был образован сельсовет.

Конец 1920-1930-х гг. – это новая фаза антирелигиозной политики, апогей репрессий против духовенства и паствы, особый размах антирелигиозной пропаганды в условиях коллективизации, начало разрушения традиционного религиозного уклада жизни в немецких колониях. Людей насильно сгоняли в колхозы и лишали их собственности. Коллективизация сопровождалась раскулачиванием – экспроприацией имущества у зажиточных (по представлениям властей) крестьян. Кампания раскулачивания получила особый размах среди немецкого населения, ведь многие немецкие семьи были многодетными, проживали в больших ухоженных домах, имели крепкое хозяйство. Но всё это было нажито благодаря их собственному трудолюбию, старательности и служило для удовлетворения нужд собственных семей.

К «кулакам» была отнесена и семья родителей Гертруды Детцель, хотя они были обычными многодетными крестьянами. В 1929 году семья Детцель была раскулачена, вынуждена была покинуть родные места и уехать в Ингушетию. Гертруда уезжает в Грузию, в г. Тифлис (Тбилиси), где работает гувернанткой в доме состоятельного инженера. Здесь она могла практиковать свою веру, так как католический храм Святых апостолов Петра и Павла в Тбилиси не был закрыт на протяжении всех лет советской власти. Гертруда посещала Святую Мессу и приступала к таинствам, имела тесный духовный контакт с настоятелем храма.

В 1941 году началась война, вскоре последовала массовая депортация немецкого населения СССР. 19 октября 1941 года на основании Постановления ГКО № 744 с/с от 08.10.1941 Гертруда Детцель, как немка, была выселена из г. Тбилиси в Казахстан. Маршрут проходил через Баку и Красноводск. Конечным пунктом стала станция Сырдарья в Южно-Казахстанской области, совхоз Пахта-Арал. В дороге – в вагоне поезда и на барже, в обстановке царившего страха перед неизвестностью и посреди тягот многодневного пути – она верно молилась сама и призывала молиться других.

В Пахта-Арале женщины работали на уборке хлопка. Вскоре началась мобилизация всех трудоспособных немцев в трудовые лагеря. Вместе с другими женщинами Гертруду на основании Постановления ГКО № 2383 с/с от 07.10.1942 «О дополнительной мобилизации немцев для народного хозяйства СССР» в 1943 году отправили в Гурьевскую область, на нефтяной промысел Байчунас… В сложнейших бытовых условиях женщины рыли траншеи для труб, но несмотря на тяжёлый труд, Гертруда всегда оставалась жизнерадостной и приветливой. Здесь, на промысле, она стала организатором духовной жизни верующих женщин, помогала им черпать силу, надежду и утешение в Боге. Гертруда утешала матерей, у которых дома остались малолетние дети, призывала молиться и уповать на Бога. И вскоре случилось чудо – им разрешили привезти детей на промысел. Гертруда молилась и занималась с детьми.

Гонения за веру

7 сентября 1949 года Гертруду Детцель арестовали по доносу, обвинили в контрреволюционной религиозной пропаганде. Более двух месяцев она находилась в следственном изоляторе. 18 ноября 1949 года была осуждена Гурьевским областным судом по статье 58/10 на 10 лет и направлена в лагерное отделение №9 пос. Чемолган, Алма-Атинской области. (Лишь в 1989 году Гертруда Детцель была реабилитирована посмертно за отсутствием состава преступления). В лагерном отделении пос. Чемолган она продолжала жить верой, каждый вечер молилась, несмотря на запреты и постоянные ночные допросы. Её молитвенная жизнь и смелое свидетельство о вере впечатляли не только заключённых, но и надзирателей.

В 1954 году Гертруду освободили из лагеря «по здоровью» и отправили на спецпоселение в пос. Бородулиха Семипалатинской области.

Служение гонимой Церкви «Священническая миссия»

Исповеднический дух Гертруды не удалось сломить лагерями и тюрьмами. Находясь под строгим надзором спецкомендатуры, она тайно организовывала молитвенные собрания на дому, по воскресеньям проводила богослужения. Невзирая на риск получить 20 лет каторги за самовольное отлучение из места спецпоселения Гертруда вместе с сестрой Валентиной ходила тайно в окрестные сёла (Ивановка, Андроновка, Переменовка), где жили немцы. Они преодолевали десятки километров пешком, крестили детей, взрослых, учили молиться тех, кто не умел, переписывали молитвы, читали Розарий, венчали, переходили из дома в дом. По воспоминаниям очевидцев, Гертруда много работала: «Всё надо было успеть, не пропустить, не опоздать: посетить больного, поговорить, успокоить, помолиться за усопших,… отослать из своей пенсии деньги на «живые» Мессы… Она строго соблюдала посты, никогда не наедалась досыта, могла спать на жестком…».

После отмены режима спецпоселения, в конце 1950-х годов, Гертруда переезжает в Караганду. Здесь она становится настоящим организатором религиозной церковной жизни многочисленных ссыльных. Гертруда вступает в Третий Орден святого Франциска, обеты принимает епископ Александр Хира. В Караганде Гертруда тайно собирает верующих на молитву Розария и воскресные богослужения, разъясняет им Святое Писание, читает людям духовные книги и рассказывает о жизни святых. Господь дал ей чудесный дар проповедничества.

Епископ Верт вспоминает: «В то время в Караганде верующие из каждой немецкой деревни собирались по отдельности. Так, мой отец молился вместе с другими жителями Шенхена. Так вот, однажды мама сказала: «Пойдемте сегодня к Гертруде! Я слышала, что она очень красиво проводит богослужения». А Гертруда в то время жила «за канавой», т.е. за границей, за которой начинался русский поселок, хотя и там тоже жили немцы. Там было не совсем безопасно.

И мы пошли туда. По сегодняшним меркам это было не так уж далеко, но мы привыкли к тому, что церковь была очень близко: в 100-200 метрах. Там нам очень понравилось, и мы стали ходить по воскресеньям к Гертруде, как, впрочем, и почти все остальные верующие. В конце концов в Майкудуке осталась только одна община. Потом Гертруда перебралась к нам, и когда мы собирались по разным домам, она руководила молитвами. Были времена, когда не было священников, то есть, они были, но им приходилось «залечь на дно» на месяц, а то и больше. И в такие периоды всем руководила Гертруда… Нужно сказать, что Гертруда была святым человеком. Таких людей я, наверное, больше не встречал. И то же говорят все, кто ее знал».

Люди видели в ней нечто особенное: она всегда была сосредоточена на Боге, подолгу молилась, стоя на коленях. Гертруда говорила верующим: «Молитесь, и будет у вас священник!». В её доме тайно служили Мессу священники о. Алексий Зарицкий и о. Владислав Буковинский. В 1958 году Гертруда вместе с Кларой Ромме отправляется в миссионерскую поездку отца Владислава Буковинского в Семипалатинск.

Миссионерские поездки всегда были сопряжены с большим риском для свободы и жизни. Священник пишет об этом в своих воспоминаниях: «Выгоняли по-разному, бывало, что без ругательств, а бывало и с ругательствами, и серьёзными. Так, «торжественно» меня выгнали в 1958 году из Семипалатинска, а в 1963 году из Актюбинска.

В Семипалатинске дело осложнилось ещё тем, что со мной на миссиях были две набожные немки из Караганды: Гертруда Детцель и Клара Ромме. Клара умерла год назад, а Гертруда ещё работает. Она уже до этого за свою набожность была арестована и отсидела восемь лет. Кларе, к счастью, не пришлось этого пережить. И вот в одном посёлке около Семипалатинска сразу же на второй день после приезда нас задержали председатель сельсовета и председатель колхоза, потом позвонили прямо в Семипалатинск «чекистам», так называемым представителям госбезопасности.

Прибыли двое, посадили нас в машину и повезли в Семипалатинск. Там два дня было что-то вроде следствия, но ночевать нам разрешили в городе у знакомых. Гертруда уже как «стреляный воробей» держалась очень по-деловому, а бедная, еще непривычная Клара была смертельно испугана. Обе постоянно повторяли: «Alles fur Dich, Heiligstes Herz Jesu» (Все для Тебя, Пресвятое Сердце Иисуса). А я не мог себе простить, зачем взял их с собой в миссионерскую поездку, и решил впредь больше никого не брать, чего потом всегда и придерживался. Я не боялся, что меня посадят, но боялся, что посадят Клару и Гертруду.

К счастью, на третий день с меня взяли письменное обязательство, что мы сразу же выезжаем в Караганду. Потом мы, счастливые, покинули «гостеприимные стены» Семипалатинского управления госбезопасности».

Гертруда много помогала священникам в Караганде в катехизации, приготовлении детей и молодёжи к Первому Святому Причастию. Благодаря Гертруде Детцель целые поколения ссыльных католиков могли жить Таинствами в условиях гонимой Церкви. Она стала первым катехизатором и для будущих священников и сестёр-монахинь, в том числе для епископа Иосифа Верта.

В трудные для Церкви времена Гертруда заменяла людям священника. Она была «евхаристической женщиной» со священнической душой. Этому духовному призванию от Бога Гертруда посвятила всю свою жизнь. Она умерла в Караганде 16 августа 1971 года и была похоронена на местном кладбище. Память о Гертруде и её служении осталась в сердцах многочисленных верующих. Её организаторская деятельность послужила камнем в основании фундамента для будущего возрождения и восстановления Католической церкви в Казахстане. 15 августа 2021 года мощи Гертруды Детцель были перенесены в Малую Базилику св. Иосифа (Караганда), в Карагандинской епархии начат процесс её беатификации.

P.S. Это лишь некоторые вехи жизни и служения Гертруды Детцель. В настоящий момент идёт сбор материалов для её исторической биографии и процесса беатификации. Обращаемся ко всем, кто мог знать Гертруду Детцель, с просьбой поделиться воспоминаниями о ней и дать свидетельства о её жизни.

Людмила Бургарт