Реклама

Представляем вниманию читателей научное исследование по депортации немецкого народа в Казахстан, подготовленное Патимат Майндуровой, ученицей 10 класса Борасинской средней школы Восточно-Казахстанской области. На изучение этой широко дискутируемой темы Патимат побудила не только памятная дата — 28 августа исполняется 70 лет со дня издания Указа Президиума Верховного Совета СССР «О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья», — но и личный интерес. Бабушка Патимат этническая немка, переселенная ещё ребёнком в далёкий Казахстан в 1941 году. Отрадно, что подрастающее поколение проявляет неподдельный интерес к судьбе своего народа, ведь тема депортации и страдания неповинных народов не должны быть забыты.

/Фото: FadW//Рисунки А.К. Вормсбехера,хранящиеся в фондах ОГИК музея./

У всех нас есть нравственный долг перед жившими ранее поколениями. Судьба миллионов и миллионов жертв политических репрессий никем не выдумана. Это жестокая реальность, она отошла в прошлое, но менее жестокой не стала. Казахская земля стала местом дислокации многочисленных концентрационных лагерей – одного из наиболее страшных изобретений тоталитаризма.
Н.А.Назарбаев

Сегодня всё меньше остаётся живых свидетелей тех трагических событий, а хотелось бы услышать информацию из первых уст. Хотелось бы проследить, хотя бы хронологически, путь советских, а затем казахстанских немцев за истекшие годы, включая их борьбу за восстановление немецкой автономии.

Великое переселение народов

Десять лет назад человечество переступило порог XXI века. Позади остался век величайших научных открытий, его называли и атомным, и космическим, и веком информационной революции. Человек далеко шагнул вперёд. Но минувшее столетие стало порождением двух мировых войн, перемоловших десятки миллионов человеческих жизней. Уродливым порождением века минувшего, безжалостно прошедшего по судьбам и жизням многих народов, населявших шестую часть земной суши, является тоталитаризм.

Сталинский режим, утвердившийся на три с лишним десятка лет в «стране победившего социализма», в 30-е годы развернул массовые политические репрессии против лучших представителей своего народа, а с началом Великой Отечественной войны (1941-1945гг.) затеял насильственное переселение полутора десятка народов, населявших Северный Кавказ, Кубань, Крым, Поволжье и Молдавию.

В 1941 году советские немцы, как и крымские татары, калмыки, балкарцы, чеченцы, ингуши, карачаевцы лишились своей государственности и по надуманному подозрению в измене лишились своих жилищ, имущества, кто в 48-часовой, а некоторые в 3-часовой срок грузились в вагоны и направлялись на чужбину, вглубь страны – в Сибирь, Казахстан.

Основанием для насильственного переселения немцев послужило решение ЦК ВКП(б) от 26 августа 1941года №1135/1 согласно которому «переселению подлежат все без исключения немцы, как жители городов, так и сельских местностей».

28 августа 1941 года был издан Указ Президиума Верховного Совета СССР «О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья». Он и стал отправной точкой развернувшейся трагедии целого народа. Цинично звучит первый абзац названного указа: «По достоверным данным … среди немецкого населения … имеются тысячи и десятки тысяч диверсантов и шпионов, которые по сигналу, данному из Германии, должны произвести взрывы заселённых немцами районов Поволжья». Мера по депортации рассматривалась Сталиными как превентивная в условиях неудачного для страны начала военных действий и как пропагандистская. В предательстве обвинён народ, насчитывающий около полумиллиона советских граждан.

По данным НКВД Казахской ССР, немцы являлись самой крупной национальной группой из прибывших в республику, и их судьба во многом разнится с участью других народов. В Казахстан из запланированных к переселению 472.174 немцев прибыли в 1941 году в 105 эшелонах 243.722 человека (79.017 семей), расселены исключительно в колхозах, сельской местности по всем областям, за исключением Западно-Казахстанской.

В бывшую Семипалатинскую область в конце 1941года прибыло 18951 человек. В Бескарагайский район (он был в те годы в составе Павлодарской области) было препровождено 389 семей, или 1837 человек. Все они были распределены по 17 сельсоветам, наибольшее количество попало в Сосновский, Канонерский, Семёновский, Мало-Владимировский и Больше-Владимировский сельские советы. Под жильё были отданы бригадные станы, животноводческие точки и другие помещения. Часто в одну комнату поселялось по две семьи, но и этого не хватало, оставшиеся семьи подселяли в дома местных жителей. Впереди была долгая зима первого военного года.

Бедственное положение

Свидетельства очевидцев, архивные материалы рассказывают о бедственном положении спецпереселенцев в пути следования эшелонов через всю страну в стужу, в «телячьих вагонах», в тесноте и давке на трёхэтажных нарах. Продукты, припасённые в дорогу, кончались уже к середине пути. Если бы не доброта, широта души местных жителей – казахов, приютивших и обогревших переселенцев, последствия могли быть ещё трагичнее.

Хочу привести выдержки нескольких документов из многих сотен, хранящихся в фондах ЦДСИ города Семея.

Из отчёта «О продовольственном снабжении спецпереселенцев за 1944 год» (20.01.1945 года №19): «Область получила на спецпомощь переселенцев продукты из расчёта 100 гр муки и 50 гр крупы на одного человека. После снятия урожая и отсутствия выдачи на трудодни в ряде колхозов (162 колхоза) положение стало резко ухудшаться. Остро нуждающихся в продовольственной помощи по области 12.401 человек, в том числе Бескарагайский район 956 человек. Дистрофия превысила 200 случаев».

Из отчёта на 01 января 1946 года: «Спецпереселенцев — немцев 9.025 семей, в 6000 семей, где имеется 17.000 человек, нет ни одежды, ни обуви. Немцы, переселённые в область, не имели трудодней и поэтому промтоварами в течение четырёх лет не снабжались».

Акт от 15 марта 1943 года: «В особо тяжёлом положении семья Грифель из пяти человек. Квартира сырая, топлива нет. Обувь порвана, глава семьи болеет третий месяц, в марте из колхоза им не помогли ничем». Подписи: пред. колхоза, парторг.

Трудармия

Почему судьба немцев-переселенцев во многом разнится с участью других народов? Прежде всего потому, что немцы стали основным контингентом так называемой «трудовой армии». Кстати, сам термин «трудармия» ни в одном официальном документе того времени не упоминается. Трудармейцы призывались военкоматами для принудительного выполнения трудовой повинности, содержались в лагерях НКВД, охраняемых зонах на правах заключённых. Немцы оказались в трудармии уже к концу 1941- началу 1942 года, рабочие отряды других национальностей – только к концу 1942 года.

Поэтому некоторые исследователи (В.А.Ауман, А.Р.Визе) вполне обоснованно считают трудармейство другой, не менее значимой депортацией советских немцев.

Размещались военизированные формирования практически на всей территории СССР. Начиная с октября 1942 года началась массовая мобилизация советских немцев в трудармию, к которой привлекались не только мужчины, но и женщины-немки.

Правовой статус переселенцев

Они не имели права без разрешения коменданта отлучаться за пределы района. Для свидания с семьёй требовалось спецразрешение областных властей. Самовольная отлучка рассматривалась как побег и преследовалась в уголовном порядке. Спецпереселенцы еженедельно должны были отмечаться в комендатуре. Вплоть до 1956 года немцы не имели права вступать в брак с лицами других национальностей. Трудармейцев призывали на три месяца, но большинство из них сумели покинуть лагеря и воссоединиться с семьями лишь в мае 1945 года после окончания Великой Отечественной войны.

Реабилитация

Постепенно спецпереселенцы восстанавливались в своих гражданских правах, этому способствовал Указ от 1956 года. Полностью же восстановление в правах немцев, проживающих в Казахстане (юридических, политических, языковых, материальных, морально-этических) стало возможным с выходом в свет закона Республики Казахстан от 14 апреля 1993 года «О реабилитации жертв массовых политических репрессий».
Отдельная страница в жизни немцев Казахстана связана с многолетним движением советских немцев за восстановление автономии. По этому вопросу в советское время было немало делегаций в ЦК, Совмин, Верховный Совет. Состоялся съезд советских немцев. Проблемой занимались генсеки ЦК от Брежнева до Горбачёва.

В мае 1979 года Политбюро всё же решило создать автономию на территории Казахстана, где проживало свыше половины советских немцев. Однако, вопрос не был достаточно изучен, решение не учитывало мнения коренных жителей территории.

Н.Е.Морозов, в ту пору первый секретарь Семипалатинского обкома партии, пишет: «Вопрос автономии назрел, его надо решать, но каким образом? 7 мая 1991 года на встрече с представителями немецкого народа М.Горбачёв заверил, что республика будет восстановлена. Президент обманул народ. Сам ушёл с политической арены и республики нет».

Справедливости ради следует признать, что в то время было принято немало документов по усилению работы среди немецкого населения. Немцы стали выдвигаться на руководящие должности. В Бескарагайском районе А.Р.Визе стал первым секретарём райкома партии, К.Я.Шульдайс директором совхоза «Балапановский», М.А.Май начальником управления, а затем председателем райисполкома. Такие же подвижки происходили и в других регионах. Однако настороженность по-прежнему сохранялась и в парторганах и в органах КГБ.

В.М.Козинский, в тот период заведующий отделом райкома, вспоминает: «В 1972 году по области был получен рекордный урожай. Чемпионом области стал знатный комбайнер орденоносец Филипп Шпейт. Он намолотил 16 тысяч тонн зерна за сезон.

Поступила команда по области двух человек представить на звезду Героя. Филипп Христианович был одобрен единогласно, но на бюро обкома его кандидатуру отклонили. Филипп получил не звезду, но орден Ленина».

Сложную, но интересную жизнь прожили немцы на казахстанской земле.

Патимат Майндурова

Продолжение следует.