Ирина Линдт – не только прекрасная женщина и талантливая актриса с яркой творческой жизнью.

Это еще и глубокая личность, общение с которой вызывает самые теплые эмоции.

– Ирина, вы родились и провели детство в Алматы, но школу окончили в Германии. Затем вернулись в Казахстан, а после поступили в ВТУ им.Б.Щукина в Москве. Обычно большинство людей стремится получить образование за рубежом, а у вас всё вышло наоборот. Почему?

– За рубежом получают образование, как правило, те, кто планирует там жить, у кого много денег и особенные амбиции в этом смысле. Как раз-таки большинство получает образование на родине, в России или в Казахстане. Передо мной тогда этот вопрос не стоял, потому что я не собиралась никуда эмигрировать. Понимала, что буду жить и работать здесь. К тому же, выбор актерской профессии подразумевает под собой обучение на родном языке, чтобы говорить без акцента.

– Расскажите немного о своей семье. Как ваши предки попали в Казахстан?

– Папа у меня – немец, родился в Казахстане. Его родственников в 1941 году депортировали в Казахстан с Поволжья. А мама – русская, родилась в Эстонии. Это было послевоенное время, когда люди, наголодавшись, искали для себя лучшего места. Как рассказывала бабушка, они с Урала сначала уехали в Прибалтику, потому что считалось, что там условия жизни получше. А затем переехали в Казахстан.

– Вы выступили сценаристом кинематографического проекта “Eins, Zwei, Drei”, действие которого проходит и в Германии, и в России. Какова цель этого учебно-игрового кинопроекта?

– Изначально с предложением снять мотивирующий короткометражный фильм, выступил Международный союз немецкой культуры, с которым мне доводилось сотрудничать и раньше. Его идея – показать насколько важно и перспективно изучать немецкий язык. Ролик про языковой лагерь, который проводится ежегодно, и где собираются дети с разных уголков мира и учат немецкий. Инициатива принадлежала Ольге Мартенс, зампредседателя МСНК. Она увидела короткометражный проект Анны Багмет, с которой позже мы и снимали фильм “Eins, Zwei, Drei”. Нам было предложено создать подобный ролик, но поскольку мы – люди творческие, то нас, что называется, «занесло» и в результате получился 45-минутный фильм. После того, как на кинофестивалях он начал получать призы и дипломы, возникла идея снять продолжение.

– Когда ожидать премьеры заключительной части трилогии?

– К большому счастью мы не стали снимать этим летом, потому что, в связи с ситуацией, всё бы рухнуло. Смысл в том, что в третьей части главные герои, Иван и Ариана, должны вырасти, и мы считаем: всё, что ни делается, всё к лучшему. Чем старше они станут, тем продолжение будет интереснее. В третьей части фильма у главных героев должны произойти первая любовь и первый поцелуй, им уже будет по 16 лет. К следующему лету, думаем, успеем подготовиться, и нам уже не помешают ни пандемии, ни прочие обстоятельства. Хотелось бы завершить этот проект, тем более, что сценарий готов, и приступить к съемкам в 2021 году.

– Желаю вам в этом удачи! Ирина, на вашем счету – немало ярких и сложных театральных работ. Например, Грушенька Светлова из “Братьев Карамазовых”, которую в своё время мечтала сыграть знаменитая Мэрилин Монро; Маргарита из известного булгаковского романа “Мастер и Маргарита”; а за роль Шарлотты Корде в “Марате и маркизе де Сад” вы удостоились звания лауреата премии “Триумф”. Примечательно, что между этими персонажами немало общего. Не находите?

– Может быть. Но в то же время это и разные персонажи.

– Все они – героини с душевным надломом…

– Найти в драматургии, основа которой – конфликт, нестрадающего героя очень сложно. У многих персонажей там всегда есть повод помучиться.

– Очень впечатляет судьба и характер главной героини в фильме «Варварины свадьбы», которую вы сыграли просто превосходно. Изменила ли вас эта роль?

– Это была, действительно, увлекательная и сложная работа: провести свою героиню с самых юных лет и практически до старости. В таком возрасте сыграть пожилую женщину очень непросто и порой даже невозможно. Мне кажется, несмотря на все старания гримёров, пластический грим, который мне делали, пытаясь состарить лицо, всё равно выдавал, что под ним далеко не шестидесятилетняя женщина. В Голливуде быть может грим сделали более достоверно, но тех средств, к которым прибегали в этом фильме, было недостаточно, чтобы внешне меня состарить… На каждый период жизни героини у меня находились определенные прототипы. Я вспоминала где-то свою бабушку, где-то своих знакомых, родственников с интересной судьбой и какими-то чертами характера. То, что я могла прочувствовать, вкладывала в персонаж. Что касается каких-то существенных изменений, то этого не произошло.

– В одном из интервью Валерий Золотухин сравнил вас с Моцартом, а себя с Сальери: «И вот однажды… ко мне пришла мысль – мы должны играть Моцарта и Сальери!.. Ирина и есть Моцарт, и его музыка, и его страсть». Вы настолько с ним были противоположны?

– Валерий Сергеевич не сравнивал, а мечтал сыграть Сальери. Эта идея ему показалась любопытной, и на тот момент мы давно хотели сделать какой-нибудь спектакль вместе, вдвоём. В этом не было какого-то противопоставления или сравнения нас с ним в жизни. Это была его творческая мысль.

– «Жить – это значит жить для других», – утверждал Э.М.Ремарк устами одного из своих персонажей в «Триумфальной арке». В спектакле по этому произведению, поставленному на немецком языке в театре «Гистрион», вы сыграли одну из главных ролей. Согласны ли вы с изречением?

– Трудно не согласиться с Ремарком. На эту философскую тему можно рассуждать и размышлять очень долго, но я чётко понимаю сейчас, в своём возрасте, что жить только для себя, как минимум, неинтересно. Человек не создан для того, чтобы жить в одиночку, ему всегда нужен кто-то рядом. Когда человек способен чувствовать радость от того, что делает добро для других, мне кажется, в этом и есть смысл жизни. Такой взгляд на жизнь мне гораздо ближе, чем просто жить эгоистично для себя.

– Творческих успехов вам и спасибо за интервью!

Марина Ангальдт

Поделиться
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  • 19
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
    19
    Поделились